• Свободная площадка
  • Конкурсы
  • Стартапы
  • Дом на Руставели
  • Спорт

    Башкирская рапиристка Загидуллина: «Была поражена бразильской нищетой»

    16:37 23 Августа 2016 | 5160
    Автор: Рустам МАКСЮТОВ
    Все материалы автора
    Аделина Загидуллина на прошедшей Олимпиаде в Рио-де-Жанейро предстала бойцом невидимого фронта. Как назло, именно на этих Играх в программе не оказалось женских командных соревнований по рапире, и башкирская фехтовальщица полетела на другой край света лишь в качестве спарринг-партнера. О том, как жилось внутри золотоносной фехтовальной команды, она рассказала в эксклюзивном интервью для ProUfu.ru.
    Башкирская рапиристка Загидуллина: «Была поражена бразильской нищетой»
    Остаться без медали

     Ты не отобралась на личные соревнования на Олимпиаду. Какой была в рейтинге?

    – Четвертой. Поняла, что не попадаю в Рио-де-Жанейро еще в прошлом году. Я стала пятой и не поехала на чемпионат мира. Не хватило буквально нескольких очков.

    – Тяжело было это осознать, что осталась без Игр?

    – Да нет. К тому моменту я на чемпионатах мира и Европы особо даже не участвовала, поэтому мои изначальные цели были более приземленными, и я их даже перевыполнила.

    – Твои результаты в этом году резко полетели вверх, ты стала чемпионкой мира и Европы в команде. Не обидно, что вот именно в такой момент на Олимпиаде не оказалось женских командных соревнований среди рапиристок?

    – Не то слово, обидно очень. Мы в этом году очень хорошо боролись с итальянками, с завидным постоянством их выигрывали. Олимпийская медаль была почти гарантированной.

    – Но в Бразилию ты все равно поехала?

    – Да, меня взяли в качестве спарринг-партнера для наших девочек. Жила вместе со всей командой, проводила тренировки. Федерация заселила сборную в ста километрах от Рио-де-Жанейро. Приехали мы чуть ли не за две недели до начала Олимпиады. Для нас сняли курортный отель прямо на берегу океана. Был в команде свой повар, который готовил русскую еду в сочетании с местными продуктами. Условия были шикарными. 

    – В таких условиях тренироваться вообще желание было?

    – На самом деле не особо. Тем более на самой Олимпиаде не участвую, поэтому ОФП редко занималась. Главную задачу себе поставила – провести в день два спарринг-боя с нашими девочками, которые прошли отбор на Олимпиаду – Инной Дериглазовой и Аидой Шанаевой. Я должна была доставить им как можно больше проблем, провести некую имитацию олимпийских боев. 

    – Почему вас так далеко от Рио заселили?

    – Чтобы не было всей той олимпийской шумихи. Мы у себя в отеле даже не ощущали того, что находимся на Олимпиаде. Как будто просто находимся на сборе, спокойно тренируемся. Это для того, чтобы излишне не волноваться. И журналисты к нам не приезжали, вся команда была отрезана от остального мира. 

    Загидуллина2.jpg

    Олимпийский опыт

    – На саму Олимпиаду даже не ездили?

    – Поехали только тогда, когда началось собственно само фехтование. Там по билетам удавалось попасть на какие-то виды. Лично я была только на мужской и женской рапире. 

    – Каково быть зрителем, смотреть за всем этим?

    – Отлично. Эмоции непередаваемые, самой хотелось выбежать и фехтовать. Видела и ощущала, кто и как справляется с волнением, кто не справляется. Олимпийские игры – это совершенно иной уровень соревнований по сравнению с теми, на которых мне приходилось быть. Другие требования, иное отношение – опыт для меня огромный.

    – По Рио вообще не гуляли?

    – Гуляли немного. Статую Иисусу посмотрели, пробежались по магазинам. Побывала на пляже Копакабана. 

    – Как сам город?

    – Мне на самом деле не особо там нравится. Климат, природа, океан – это все очень хорошо. Но вот этот резкий переход от нормальной жизни к очень бедной поражает. Там это сильно чувствуется. Все эти фавелы – настоящие трущобы. Смотришь и понимаешь, что здесь и есть настоящая нищета. 

    – А местные к вам не приставали? Видят же, что иностранцы идут.

    – Многие рассказывали, что у кого-то что-то воровали, но лично с этим не столкнулись. Хотя излишне и не рисковали. Например, телефон в кафе на стол мы не клали. Держали все при себе. 

    – Олимпийская атмосфера в городе вообще чувствовалась?

    – Заметно, что в городе очень много народа, но на самом деле мое мнение такое, что Бразилия не очень хорошо подготовилась к Играм. Вот даже в тех же залах, где проходили соревнования, банально не хватало кафешек. Казалось, что это для организаторов было бы только плюсом. Люди бы вышли, купили себе чего-нибудь покушать, но нет. 

    – Болельщиков на трибунах было много?

    – Да. Трибуны были забиты. По крайней мере, на фехтовании точно. Наша федерация помимо спортсменов отправила в Рио еще 130 человек болельщиков. Вместе с нами, спарринг-командой, набралось около 150, вот мы все и поддерживали наших спортсменов. Атмосфера была потрясающая. Все в форме, в руках свистки, кто-то рисовал на лице цвета российского флага – кричали, поддерживали наших. 

    – Болельщики из других стран как к нашим относились?

    – Бразильцы, честно говоря, порой освистывали. Особенно, когда соревновались с их спортсменами. А так в целом все нормально, ничего слишком негативного замечено не было.

    Загидуллина3.jpg

    Итальянские волшебники

    – Почему при итальянских тренерах результаты так резко полетели вверх?

    – Мы всегда соперничали именно с итальянцами. Например, будучи юниоркой, я со своими соперницами из Италии вообще не справлялась. С остальными проблем не было, а с ними всегда очень сложно. И вот теперь пришли итальянские тренеры, и они не столько нас фехтованию учат, а сколько раскрывают их секреты.

    – Получается, они выступают в роли перебежчиков?

    – Вроде того (смеется). Они нам рассказывают о том, что хотят от нас итальянки. Мы теперь понимаем, что они могут сделать, и, зная это, мы перестраиваемся. 

    – А что конкретно вы поменяли с приходом итальянских тренеров?

    – Допустим, изменилась дистанция боя. У нас раньше она была более длинная, сейчас мы фехтуем ближе к соперникам. 

    – Переход к такому фехтованию тебе тяжело дался? Все-таки ты только в этом году оказалась в основной сборной. 

    – Мне всегда было близко подобное фехтование. В России этот итальянский стиль никто не мог объяснить, а у меня расположенность к нему была. И вот когда пришли итальянцы в нашу сборную, со мной начал заниматься Чериони. Он сразу заметил, что мне это подходит. Начал давать личные уроки – 40 минут пробуем различные приемы, параллельно общаемся. 

    – А олимпийская чемпионка Дериглазова как на тренировках выглядит?

    – Кто-кто, а вот она работает больше всех. 

    – Тебя всегда побеждает?

    – Не постоянно конечно, но чтобы мне у нее выиграть, нужно приложить максимум усилий. У нее свой личный тренер. Мы вот после тренировки уже разбегаемся по номерам, а она остается на дополнительные уроки. Ее «золото» совершенно точно заслужено. 

    – Здесь в уфимской школе, получается, тренируют совсем по-другому?

    – У меня же муж как раз тренер – Егор Попов. Я всегда приезжаю со сборов, рассказываю ему про то, чему меня итальянцы научили, что узнала нового. Он выслушивает, добавляет что-то свое и учит потом наших детей в Уфе. Вот так итальянский опыт доходит и до них.

    1.jpg

    Молодая поросль

    – У нас в Башкирии, насколько я знаю, фактически нет девушек-рапиристок, которые бы добивались высоких результатов?

    – Собственно, в женской рапире результаты пошли в гору как раз с началом работы моего мужа. А вот на Олимпиадах местных девушек действительно не было. Я вообще первая, кто пробился в основную сборную. 

    – Рожать же пока не собираешься, наверное? Цель – Токио-2020?

    – Да, на следующие Игры должна поехать обязательно. Там и командный турнир будет, и личный. Так что детей рожать пока некогда.  

    – За тобой конкурентки подрастают? 

    – Ой, за мной растет целая куча девочек. Я их пока как конкуренток еще, конечно, не воспринимаю. Наоборот, больше как наставница, помогаю им. 

    – Какого они возраста?

    – 2000 и 2001 года рождения, их тренирует мой муж. По юниорам у нас есть девочка Элина Ибрагимова. Думаю, пройдет еще несколько лет, и конкуренция меня ожидает очень жесткая. 

    – Девочек много занимается фехтованием?

    – Очень много. Муж ходит по школам, приглашает всех на занятия. Иногда я ему в этом помогаю.

    – А сама ты как оказалась в этом виде спорта?

    – Меня подружка привела. Когда был набор, я болела и не знала о нем. Моя подружка, с которой мы вместе ходили на все секции, после моего выздоровления говорит: «Пойдем на фехтование, я записалась». Я ей ответила, что не хочу, после чего она мне тут же пригрозила, что дружить со мной не будет. Так что выбора особого не было. Подругу терять не хотелось (смеется). Пошла и мне понравилось. 

    – Родители что говорили о твоем увлечении фехтованием?

    – Они всегда меня поддерживали. Сначала было небольшое недопонимание, потому что я параллельно занималась английским языком и рисованием. Я пошла на фехтование, и у меня какие-то дни пересекались, а мама в тот момент еще не знала, что у меня появилось новое дело. И вдруг ей как-то звонят и говорят, что вот ваша дочь перестала ходить на занятия, ее уже полтора месяца нет. Я тогда сказала, что не хочу больше посещать эти занятия. Мама немного поругалась, потом успокоилась. 

    – Как в самой школе фехтования условия? Чего не хватает? 

    – Мы всегда мечтали, чтобы в Уфе проходили большие соревнования – чемпионат или кубок России, но у нас, к сожалению, нет зала для турниров такого уровня. Сейчас нам пообещали построить, так что ждем и верим, что оправдают наши ожидания. Вообще, лично моя заветная мечта, чтобы Башкирия превратилась в маленькую Италию. Итальянцы живут и болеют фехтованием, прекрасно разбираются в нем. Я очень хочу, чтобы точно также было и у нас. Все для этого в нашей республике есть. 

    Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

    Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

    Читайте также
    ПОДЕЛИТЬСЯ
    Новости партнеров

    Контент