-22°C
Курс ЦБ РФ

$1 = 73.36

€1 = 89.15

Паралимпийская чемпионка и депутат Оксана Савченко: «Я больше всего на свете не люблю показуху»

14:56, 13 января 2021

| c4474

Депутат Госсобрания Башкирии откровенно рассказала о своих политических амбициях, имеющихся проблемах в региональном спорте и «купленной» инвалидности

Паралимпийская чемпионка и депутат Оксана Савченко: «Я больше всего на свете не люблю показуху»

От автора: Недавно я разместил пост в сети Facebook, где выразил восхищение, уважение и гордость за депутата Государственного Собрания, да еще и от партии «Единая Россия». Зовут ее Оксана Савченко. Она известна нам не только как народный избранник, но и как тренер и паралимпийская чемпионка. Она всегда выражала свои мысли прямо и открыто, поэтому мы особенно рады сегодня видеть ее в эфире совместного проекта UTV и ProUfu «Время свободных». Полный вариант видеоинтервью можно посмотреть по ссылке.

 - Оксана, вы представляете в Госсобрании партию «Единая Россия». Вы – паралимпийская чемпионка, вы доказали всем и себе, что достигли определенных высот. Вы решили стать депутатом исходя из каких-то идеологических соображений или вы все-таки пошли от «Единой России», поскольку ставили перед собой прагматичные цели добиться чего-то, получить ресурсы и возможности для того, чтобы делать какие-то свои малые хорошие дела?

 - Впервые депутатом я стала в 2013 году, в 22 года. Я была самым молодым депутатом. Шла как представитель спорта и не для того, чтобы достичь каких то-своих целей. На тот момент у нас были определенные проблемы в спортивной сфере. И на тот момент 22-летняя девочка с небольшой долей наивности шла в депутаты, думая, что сейчас придет и тогда получится все делать, чтобы и объекты строились, и физкультурой все занимались, и так далее. Но, как оказалось, не все так гладко, не все так просто…

Что касается партии: я в ней состою давно, с 2010 года. Это было еще до депутатства. На тот момент мы еще выступали. Я видела, что делает «Единая Россия», и даже на сегодняшний день, несмотря на все эти негативы, которые выливаются в соцсетях, и несмотря на людей, которые портят ее честь, я знаю людей, которые реально делают, создают и при этом оставляют это все неосвещенным, потому что это прежде всего для себя. Я тоже очень много помогаю и не всегда это освещаю – зачем? Я больше всего на свете не люблю показуху – это вообще не по мне. Я шла с целью – добиться каких-то результатов в поднятии спортивной деятельности в нашей республике. Потихонечку двигается, но не так, как хотелось бы.

- Помимо этого, есть ли какое-то внутреннее разочарование?

- Первое разочарование было еще тогда, когда я только-только стала депутатом: оттого что все процессы не происходят из того, что ты сказал, оттого что ты выразил какие-то свои намерения, намерения народа. Постепенно ты понимаешь, что есть определенные механизмы, и начинаешь действовать по этому механизму. Что-то получается, что-то нет. Приходится несколько раз ударяться головой об стену, чтобы потом эту стену пробить. Существуют определенные моменты, связанные со сменой руководителей нашей партии. И каждый из руководителей (на моем счету их уже четыре) преследует какие-то разные задачи. Вроде партийная цель всегда одна – добиться, чтобы народ у нас жил и процветал, но всегда как-то все меняется, иногда с разворота на 180 градусов.

О диких законах

- Вы видите принимаемые что в республике, что на федеральном уровне дикие законы. Например, что нельзя будет данные силовика раскрывать – а мы понимаем, что это коррупционная составляющая. Или законы, которые СМИ душат просто со всех сторон, – это же ваши однопартийцы предлагают. Или когда пытаются ужесточить и без того наше жесткое республиканское законодательство в сфере проведения массовых мероприятий. Или же спорный земельный закон. Когда вы это видите, разве у вас нет какого-то внутреннего: «Нет, стоп, ребята»?

- Мы не всегда лезем на федеральный уровень, но по республиканским законам у нас, поверьте, очень много споров. Из примера – последнее наше заседание фракции. Мы очень долго обсуждали и недавно выдвинули законодательную инициативу в Госдуму о том, что нужно машины отбирать у пьяных водителей. Безусловно, нужно как-то наказывать тех людей, которые не думают об остальных, но здесь очень много юридических подводных камней, и это все нужно обсуждать. И мы это делаем.

Очень много возникает споров и касательно земельного закона. Но если вникнуть в суть, землю ни у кого не отбирают, как это иногда преподносится в СМИ. Просто участки будут стоять на учете в других органах, и поэтому здесь будет проще это все посмотреть и увидеть. Я полностью ЗА этот закон. У нас не всегда даже депутаты некоторые вчитываются в законы, это, к сожалению, бывает. И когда возникают какие-то подводные камни – иногда нужно правильно вчитаться.

Мы все прекрасно знаем, что у нас в России на каждый закон найдется 15 других нормативных актов, которые мало того что друг другу противоречат, так они еще и в одной сфере существовать не могут. Наше законодательство настолько сложное, надо каждую мелочь предусмотреть. Я не на стороне всех законодательных инициатив касательно СМИ, но опять же, давайте вернемся к тем странам (мы же очень любим сравнивать), которые у нас по соседству – та же Европа. Там все намного жестче.

- Может быть, в США или Европе законы жестче, но у них правовое исполнение этих законов не такое абсурдное, как у нас.

- Вот и я хотела к этому привести. Вспомним мою ситуацию с масками, когда мы принимали штрафы, я же тоже возмутилась. Но когда я начала разговаривать с коллегами, они такие: «Ты против масок!» - Я еще раз им: «Вслушайтесь в мои слова: вы ставите штраф в 3-5 тысяч рублей. Закон еще даже в силу не вступил, а исполнитель уже бежит штрафовать. Почему у нас нет этого контакта с исполнительной властью?» Как у нас исполняется закон – это уже отдельный разговор.

- Вот здесь хотелось бы реплику. Вернемся к теме изъятия автомобиля за алкогольное правонарушение. Нужно понимать, что право собственности – это конституционное право. Поэтому здесь есть противоречие. Я часто видел, что депутаты, когда приходят в Госсобрание (а я на входе стою перед пленарным заседанием, опрашиваю их, в том числе единороссов) имеют одно мнение, а после фракционного совещания выходят и голосуют как общая масса. Неужели настолько жесткая партийная дисциплина, что после заседания у людей мнение убивается?

- Мнение не убивается, мнение потом обсуждается, партийная дисциплина должна быть. Я такая небольшая оппозиция в своей же партии, но при этом ко мне прислушиваются. И когда мы принимаем что-то, у нас идет договоренность, что мы это обязательно дорабатываем.

По поводу темы изъятия автомобилей я сама много задавала вопросов – приведите примеры, приведите статистику, почему мы должны перейти на такие жесткие меры. Уточнила, как это все происходит, к примеру, в Белоруссии. Там мало того, что права бумажные, так еще до сих пор, как в Советском Союзе, дырочки ставят. То есть ты дырочек определенное количество набрал, и у тебя права забирают. Так у них рассмотрение этого вопроса по конфискации автомобиля – это такая процедура, где исполнительная власть должна сработать.

Возвращаясь к тому, что у нас исполнители не так это воспримут. Бывают же случаи, когда люди принимали какие-то спиртосодержащие лекарственные препараты, и у человека 0,01 промилле показывает – все, он уже в алкогольном опьянении. У нас до абсурда потом может дойти: остановили, подул, у него 0,02, машину отбираем. Нет, это не будет так. Если только человек нарушил несколько раз, и это уже будет крайняя мера. На второй раз - если жесткие случаи, когда доходит до аварии. 

Как донести, что мы не пытаемся насолить людям, мы пытаемся все сделать во благо. Не всегда получается. Поэтому сейчас, даже выдвинув эту инициативу, мы ее прорабатываем очень серьезно, потому что у нас вопросов на заседаниях фракции было очень много.

 Два миллиарда против 200 миллионов

- Вы входите в комитет по спорту, образованию, молодежной политике и культуре. Какие проблемы вы видите в этой сфере? Какие планы есть? Что не получается?

- Конкретно моя задача – это разделение нашего министерства молодежной политики и спорта. Это большая проблема, когда у нас в одном министерстве две огромные сферы. При том что мы бесконечно жалуемся на отток молодежи, что ей негде устроиться на работу, молодым семьям не помогают. Информационно все насыщено негативом. Поэтому я этот вопрос по разделению предлагаю уже на протяжении двух лет, но сейчас наступила актуальность этого вопроса, потому что приняли закон о молодежной политике. Наконец-то у нас появился статус молодежной политики в России, до этого у нас его не было, как бы о ней ни говорили и как бы ей ни занимались. Появились расписанные направления: что такое волонтерство, патриотика, молодежное предпринимательство, молодежная культура, поддержка молодых семей, поддержка работодателем молодых специалистов. Это огромная сфера, а возраст – это инструмент.




У нас в республике, к сожалению, не все так гладко, как хотелось бы. Не хочется в очередной раз обвинять руководство нашего министерства, но, к сожалению, оно никак не содействует тому, чтобы продвинуть этот вопрос, потому что там считают, что и так прекрасно живется. Эта отчетная деятельность (не побоюсь этого слова, и не побоюсь выразиться по поводу конкретно Минспорта нашего), которой они занимаются – золотая упаковка, а внутри-то не все так хорошо. Из 16-18 направлений молодежной политики мы закрываем только добровольчество, патриотизм и иногда молодежное предпринимательство… 

Я сейчас очень упорно изучала бюджет на последующие годы. Для меня стало шоком, что нам всегда преподносили, что на молодежную политику у нас выделено в республике бюджета порядка 200 миллионов. Я начала копошиться - оказалось, что во всех министерствах, программах, даже в аппарате главы республики есть бюджет на молодежную политику через департамент молодежной политики. В итоге у нас порядка 2 миллиардов рублей выделяется по республике на молодежную политику. Эти деньги везде размазаны. Так почему мы не можем взять и разделить минспорт и минмолодежи, я не знаю. Назовите это департамент опять же, неважно, как это будет называться. Главная его функция, чтобы эти два миллиарда дошли до молодежи, не до карманов определенных чиновников.

- Хотите, я отвечу за них? Они скажут, что бюджет прописан в связи с тенденциями в Российской Федерации программный, а не отраслевой.

- Нет, они так не смогли ответить. Когда я задала этот вопрос Лире Закуановне Игтисамовой (министр финансов РБ), то попросила впервые вообще выделить молодежную политику в отдельный пункт этого бюджета. Как выяснилось, у нас порядка 400 миллионов на поддержку молодых семей жильем висит. Мы вообще об этих деньгах не знали. Потом мы в спорт залезли и, когда начали уже спорт смотреть, а спорт-то у нас вообще без денег сидит! 

- Спорт в Минмолодежи и спорта пасынок или все-таки родной ребенок?

- Он даже не родной ребенок, а мать или отец, а вот пасынок - молодежка. А тут получается такая история, что сейчас у нас меняются роли. Притом в отчетной деятельности в соцсетях министерства у нас все красиво, но этим не занимается всегда министерство. У нас федерации сами обеспечивают спортсменов, очень много жалоб от них.

Мне звонят и спортсмены, и тренеры, и некоторые неиспуганные школы, которые не боятся пойти против и написать письмо. Очень многие боятся, у нас работает режим запугивания. Если вы пойдете против, я у вас что-то отниму, если вы пойдете против, я вам что-то запрещу – это самое ужасное. 

Когда у нас есть жалобы, их не надо рассматривать в духе «ага, решим, решим», эти жалобы надо рассматривать конкретно в каждом направлении и относиться не с высокой колокольни глядя вниз, как у нас очень часто происходит. Надо помнить о том, что любая должность в нашей республике – это должность, и она не вечная. Все люди у нас назначаемые, и на моем веку министр спорта четвертый опять же, и глава уже на моем веку третий у нас. Поэтому покажите свою эффективность, покажите работу с людьми. Вкратце, за это я борюсь. И в Госсобрании, и в спорте, и в принципе у нас в республике.

 Власти республики: что хотят, то творят?

- Вы сами перешли к другой теме, к которой мне даже не нужно вас подводить. Радий Фаритович в первой своей поездке, когда вернулся в республику, в Зауралье, сказал, что не потерпит там байства и всего прочего на местах. С людьми надо разговаривать, но потом мы увидели Афзалова, как он называл жителей Сибая, мы помним «задницу подними» Сагитова, мы видим мэра Агидели, знаменитого ишимбайского главу, который людей послал по далекому адресу. У меня такое ощущение, что это уже стало таким поведенческим навыком наших чиновников. Или это все-таки какой-то эксцесс исполнителя?

- Вы знаете, на этот вопрос я не могу вам ответить, потому что я ничего не могу плохого сказать конкретно про главу РБ. Но я могу сказать про его команду очень много. Я смотрю, как происходят наши внутренние политические процессы. Команда работает не вся. Есть люди, которые хорошо отрабатывают свои положенные функции. Но что касается определенных функций, где глава должен обратить внимание, - до него то ли не доносят, то ли рекомендуют закрыть на это глаза.

Но я опять же свою точку зрения выражаю. Хабиров активный, ничего не могу сказать. Мы видим, что он пытается бороться, но на самом деле я всегда придерживаюсь мнения, что если ты на работу берешь друга, то на нем двойная ответственность. Он должен не то что тебя не подвести, он должен делать еще лучше.

Мне непонятно, зачем у нас приглашают бесконечно каких-то людей из Москвы и еще откуда-то, которые потом не всегда дорабатывают. У нас специалистов в Башкирии своих много. Я считаю, что здесь конкретная недоработка части его команды, которая его же и подставляет своим поведением, своими действиями, оскорблениями. У нас недавно приняли этот закон прекрасный наконец-то об оскорблении чиновников.

- Это был федеральный. У нас в республике давно такой же закон действует. Председателя сельсовета наказывали года два назад.

- У нас это было, притом, когда у нас с Иреком Сагитовым возник вопрос, я тогда еще предложила его на рассмотрение комиссии по этике. У нас нет при администрации главы РБ такой комиссии, у нас нет при Правительстве РБ такой комиссии, где будут рассматривать именно этику представителей исполнительной власти. Это недоработка конкретно его окружения, которое его подставляет, во многих вопросах прямо подставляет. Я вижу, что либо он с ними так жестко себя не ведет и не может им сказать конкретное «нет», либо они уже совсем расслабились и поняли, что им ничего не будет, поэтому «что хочу, то и творю». К сожалению, у нас вот так. При этом мы все равно видим, что у нас хорошие моменты тоже в республике есть.




- Никто этого не отрицает.

- Если обратить внимание на властные структуры, на их поведение, то он как руководитель должен сказать свое конкретное «я». И опять же не на совещаниях на всю республику говорить: я буду наказывать. Соберите вы их в кабинете. Это нормальная, мне кажется, еще советская практика, когда ты один на один со своим подчиненным можешь переговорить на какую-то тему и рассказать ему, где он «накосячил», и публично, не боясь, наказать его за это, все.

 На нас писали москвичи

- Из другой сферы вопрос. Периодически в СМИ всплывают скандалы и истории о паралимпийских чемпионах. О спортсменах-инвалидах по зрению. Всегда такая подковырка идет – «ребята, а как вы потом права получаете? Как вы потом ездите?». Такие скандалы – это производная от каких-то внутренних конфликтов среди паралимпийцев или все-таки за этим стоит какая-то объективная реальность?

- Это больше внутренняя среда, какие-то внутренние выяснения, потому что у нас эти скандалы с периодичностью до определенного момента всплывали очень часто по всей России. Иногда вообще просто человеческая зависть бывает, кто-то обиженный: кого-то в сборную, например, не взяли, хотя по факту человек показал на самом деле не тот результат.




Очень много москвичи на нас писали, когда Башкортостан был таким большим представителем паралимпийской сборной. Обиженно писали, что у нас у всех куплены инвалидности. Я говорила, что я инвалидность на Камчатке получала. Маме моей это в лицо скажите, когда она с ребенком с четырех месяцев носилась по больницам. Да, по мне не видно, но у меня абсолютно не видит правый глаз. Это врожденная глаукома, это заболевание можно сейчас изучить в любой соцсети. У меня такой пакет документов на всю эту инвалидность для тех, кто говорит, а как вы получаете права и все остальное. Мы обращались к юристам, с юридической и с правовой, и судебной стороны, я, как инвалид второй группы с одним невидящим глазом, имею полное право получить права. У нас даже в законодательстве еще при Медведеве вводилось, что таким людям машина нужна машина с дополнительными функциями – парктроником, камерой и так далее. Инвалиды первой группы есть невидящие - у них жены и мужья ездят обычно. Я тоже обычно не езжу, ездят молодые люди. Этой проблемы нет.

Хайп в республике происходит постоянно

- Хотелось бы еще задать такой вопрос. Оксана Савченко – депутат, человек, спортсмен, со своим прямым честным, может быть, резким взглядом. Таких не очень любят у нас в республике. Видите ли вы себя в дальнейшем депутатом Госсобрания или Госдумы?

- Следующий год у нас выборный. Я уже на определенных ресурсах документы оформила.

Я, безусловно, буду участвовать в выборной кампании в следующем году. Это обязательно, я считаю.

Потому что я участвовала впервые в выборах в Госдуму, в прошлый созыв в 2016 году. Там в открытую мне сказали: «Маленькая, сиди еще». Тогда это было так. Но сейчас я считаю это нужным, потому что для меня абсурдно видеть сейчас в СМИ статьи, где пишется, кто пойдет в Госдуму. Эти люди далеки от политики, а на самом деле политика, как поняла еще в свои 23 года, штука сложная. Но я считаю, что в такие законодательные органы должны специалисты идти.

- Когда мы видим вот эти публикации про кандидатов в СМИ, в соцсетях, в Telegram-каналах, в том числе связанных с республиканской властью, не звучит ли для вас это как приглашение к торгу?

- Вы знаете, нет. Если руководитель адекватный, если ты понимаешь, как варится политика и как нужно с людьми взаимодействовать, ты пойдешь по нормальному пути. Если мы хотим хайпа, если мы хотим черного пиара, то мы видим, как у нас это в республике это происходит. Мне в нашей партии никто пока предложений не делал. Да, может быть, я для партии не всегда угодная фигура, когда выражаю свое мнение и выражаю его жестко. Тем не менее, я выражаю мнение народа по большей степени, партийную дисциплину абсолютно никак не нарушаю. И опять же, это мое мнение и мнение, может быть, моего окружения и тех людей, которые разделяют мое мнение, я вижу себя и кандидатом, и депутатом Госдумы РФ.

Повторюсь, там должны находиться специалисты. Лидеры общественного мнения тоже должны присутствовать или селебрити, но специалисты должны быть. Мы на уровне республики законы по несколько лет принимаем о физической культуре и спорту, хотя мы эти инициативы можем за несколько месяцев проработать. Поэтому я иду на выборы и не скрываю этого. Но пойду, безусловно, от «Единой России». Я же человек преданный, как бы плохо ни говорили, как бы ни порочили имя партии, там есть хорошие люди, и в это надо верить, и они на самом деле есть. Но плохих людей тоже везде хватает.

Я пойду от партии, как бы, извините мои друзья и коллеги, как бы вы ни любили мои высказывания, как бы вы ни закрывали глаза на некоторые мои правдивые комментарии, давайте вспомним, что мы все-таки за народ изначально идем, а не какие-то свои дела продвигать. Мое мнение таким и останется.

- Как человек, который часто «порочит» партию «Единая Россия» я никогда не думал, что пожелаю вам успехов на праймериз и на выборах. Дай бог, если вы пройдете. И спасибо за интересный разговор. Пожелаю вам счастья и успехов в Новом году.

ПОДЕЛИТЬСЯ



Загрузка...

Последние новости