Свободная площадка


Три главные небылицы о разработке Торатау, придуманные содовиками

Загрузка

Представьте, что у нас нет времени разбираться в длинной череде купли-продажи акций, совести и чести чиновников и бизнесменов – теперь и не упомнишь всех сделок, всех имен, тем более истории невероятных взлетов и падений этих имен. Это важно, это изучается экспертами. Так же, как очень важно объективное мнение независимых специалистов: экономистов, политологов, экологов, химиков, биологов и многих других.

Три главные небылицы о разработке Торатау, придуманные содовиками

Но это не важно для большинства людей, скажем пафосно, народа, который начали с ложки изо дня в день кормить небылицами. «Это за процветание экономики республики... », «Это за процветание славного града Стерлитамака... », «Это против националистов, шпионов турецких, чтоб их, опасненьких...» – этими фразами с утра до вечера пичкают совершенно не разбирающихся в этом вопросе людей, вызывая у них агрессивное настроение и отношение к проблеме, которых у них раньше и вовсе не было. На голову большинства, которые слышали что-то когда-то об опасности для шиханов, вдруг высадился целый десант заботливых дядек и тетек из Москвы, которые привезли в подарок искусственные каши: «Хавайте, неразумные, скоро мы вас поднимем на митинги». Со стороны это выглядит до смешного нелепо.

Я расскажу о трех небылицах, которыми нас пичкают. Напишу просто, без цифр – мы уже говорили, что в цифрах не разбираемся. Нам давят на эмоции – эмоциями и ответим.


Небылица № 1: «Гора Торатау – не священная для башкир»

Сейчас эта карта разыгрывается особенно цинично. Учитывая недавние волны негодования со стороны башкир в связи с проблемой изучения национальных языков, оскорбительными шутками комедианта Белого о нашем национальном герое Салавате Юлаеве (государственном символе, если что), возникает ощущение, что святыни башкир периодически подвергаются всеобщему нападению, причем такому ехидному и снисходительному со стороны известных журналистов, общественных деятелей, блогеров и так называемых ломов (лидеры общественного мнения, в основном самоназначенцы от Facebook и других соцсетей).

Не только среди представителей других национальностей, но и среди башкир вдруг появляются те, кто вдруг берет на себя смелость оправдываться за несколько десятков тысяч возмущенных людей, пишущих петиции и выходящих на митинги, и объяснять их поведение: «Конечно, изучение должно быть добровольно, вот мы сами учились в башкирских школах, так все равно мыслим на русском и свой язык почти ни бельмеса...», «Конечно, пошутил Белый, просто пошутил, но у многих ведь с чувством юмора не все в порядке...» и пр.

Обратите внимание, что сейчас вновь на арене уфимского Facebook и других соцсетей эти же люди. Пытаются ли они «словить хайп», то есть выпятить себя на фоне самых громких дел, или искренне хотят защитить шиханы, покажет время. Время очень скоро все покажет – ждать недолго. Но удивительно, что у многих скользит то самое нивелирование основной и древней святыни башкир – горы Торатау. «Я, конечно, за Торатау, но не потому, что эта гора священная для кого-то», «Эта гора не ценна потому, что там встречались какие-то семь племен», «Это прежде всего гора известняка, а что напридумывали башкиры вокруг нее, мне плевать», «Ой, а говорят она сакральная, правда, да, ребята? Скиньте ссылочки» – это чуть измененные выдержки из постов достаточно влиятельных в блого- и журналисткой сфере людей.

Тем самым – нарочно или нет – уже в кругах думающих людей складывается определенное настроение: «Да, мы защитим Торатау, но не потому, что националисты что-то себе напридумывали. Разумные думают объективно и выше всякого там шаманства».

Вот так – под маской агрессии и снисходительного дружелюбия – умными и, может быть, даже проплаченными уфимцами и москвичами, разыгрываются сразу две политические карты. Одна – еще раз подчеркнуть якобы националистические настроения башкир (об этом речь дальше). Вторая – из всех аргументов в пользу сохранения Торатау исключить священность горы. А это значит исключить один из важных аргументов не только для башкир, но и всех, для кого понятия святыни, сакральности, место силы и имеют большое значение. Отсечь часть борьбы за Торатау.

Представим, что в нашем окружении есть армянин, знакомый или друг. Кто посмеет сказать что-то пренебрежительное о горе Арарат? Да никогда. Так же, как при евреях, если вы даже самый убежденный атеист, нельзя подвергать сомнению многие их святыни, даже если этот еврей и сам атеист. Или представьте, что при православных знакомых вы будете шутить о святых мощах, силе монастырей, при мусульманах говорить неприятное о Мекке и Медине. «То религия», – возразите мне. Но я говорю об отношении к святыням других людей. Если даже вы не разделяете эти ценности, то из элементарной вежливости, толерантности, образованности и внутренней культуры вы не будете задевать их чувства и подвергать сомнению их отношение к святыням.

Так почему к Торатау такое отношение даже у людей, родившихся и выросших в Башкортостане, казалось бы, понимающих, что свято для башкир? Это же журналисты, общественные деятели – уж они точно в курсе, какие есть болевые точки. Но нет – сценарий до смешного повторяется, как в случае с проблемой изучения языков, оскорблением Салавата Юлаева неудачливым комедиантом и реакцией на это. Улавливаете тенденцию?

Так вот. Гора Торатау – священная гора для башкир. Как для армян – Арарат. Как для иудеев и христиан – Синай. Как для буддистов – Кайлас. Как для японцев – Фудзияма. Есть еще священные реки у других религий и народов (Ганг, к примеру), другие географические объекты. Это не обсуждается.

Почему и как гора Торатау стала святыней, этого уже никто не узнает, как и про священность гор и рек других народов. Но священной она стала в древности, о чем есть свидетельства русских ученых и писателей прошлых веков. И не потому, что там встречались на советах башкирские рода, а напротив, потому и встречались, что священная. И хоронили здесь святых старцев-аулия по их завещанию именно поэтому. И запрещалось рвать траву и пасти скот. Этот запрет старики из окрестных деревень помнят до сих пор и не нарушают его.

Я с детства знала, что есть у башкир священная гора Торатау. И каждый башкир знает это с детства, и не из информационных источников – это передается из уст в уста. Конечно же, первыми в защиту родной горы выступили башкиры, и случилось это более 10 лет назад (!). Устраивали акции, различные концерты, митинги. Роберт Юлдашев на свои средства проводил огромные флешмобы и концерты, то же самое сделал и Ринат Рамазанов и группа «Аргымак» у подножия Юрактау. Мы с сестрой – кинорежиссером Тансулпан Буракаевой в начальных и финальных кадрах молодежного фильма «Моя звезда» сняли Торатау как священную гору.

На голом энтузиазме ребята снимали документальные фильмы и ролики (к примеру, Рустам Салаватов из Стерлитамака). Когда опасность возросла, очередной праздник «Салауат йыйыны» провели у Торатау, открыли камень «Семь родов», но до стелы дело не дошло – власть сменилась.

Среди защитников всегда были экологи и другие общественные деятели, которые понимали, что однажды может быть поздно. Тогда в соцсетях те же наши новозащитники обсуждали: «Ой, кто там пиарится на фоне башкирской горы? А, все понятно, “зеленые” или кто там...». Сидели, ухмылялись, пока более 10 лет общественники ездили, участвовали в акциях, пытались всех объединить и говорили, писали, кричали об опасности. Могли объединиться еще тогда, но вот никак. А теперь опасность действительно пришла в наш общий дом и раскрыла свою бездонную черную пасть...

Обращаюсь ко всем, кто защищает Торатау! Будьте уважительны к словам «священная гора Торатау». Даже если вы получили иное воспитание или занимались самовоспитанием, будьте толерантными, элементарно воспитанными, образованными и культурными, раз уж теперь мы рядом, плечом к плечу. Я говорю сейчас не о сакральности и мистике, а о простых правилах добрососедства. В противном случае понятно, кто вам платит.


Небылица № 2. «Разработка горы приведет к росту экономики республики»

Ответьте, а вы сами в это верите? Верите, что этот десант с искусственными кашками вдруг резко озаботился благополучием башкортостанцев? Вам самим не смешно? Срыть гору – это обогатиться быстро и без особых затрат. Оставить гору – это работать на привозном сырье, что дорого и невыгодно для определенных лиц, но спасет и заводчан, и город, и оставит в покое Торатау. Ведь теперь каждый понимает: тысячи людей так просто эту гору не отдадут.

И потом – с чего вдруг озаботились благополучием именно Стерлитамака? А сколько обещали сохранить градообразующее предприятие Кумертау – кто-нибудь сохранил? Как теперь живут жители Кумертау, Агидели, Нефтекамска? Других городов, райцентров и сел Башкортостана? Да как все. Я уфимка, но и в нашем миллионнике для многих семей нет работы. Мужья моих племянниц и сестер работают на Севере вахтовым методом, а если не работают на Севере, то работают в трех местах: после кабинетной работы таксуют, а в выходные нанимаются строить или ремонтировать.

И вдруг появляются заботливые папочки и мамочки, которые обещают благополучие нескольких десятков стерлитамакских семей за счет уникальнейшего памятника природы с мировым значением и священного для башкир и многих других. Благополучие не на века, а так – от силы до пенсии старших детей, если работает династия.

И вот представьте такую антиутопическую картину. Содовики сделали свое дело – гора в разработке. Некоторых общественников посадили, чтобы не мешали, обвинив в чем угодно: в экстремизме, перепосте чего-нибудь, записи своей или чужой (мы свидетели таким делам). И вот каждый из нас, опустошенный во всех смыслах после очередной выплаты огромного кредита, или перед тем, как всплакнуть или сжать губы из-за очередной квитанции на квартплату, или от ужаса, который охватывает нас, когда ежегодно повышается оплата учебы в вузах и ссузах, а ребенку еще столько учиться...

Так вот, когда Торатау отдадут на разработку, никто из нас не имеет права огорчаться! Мы должны выдохнуть, улыбнуться и подумать о тех везучих стерлитамакцах, которым в этой республике повезло больше, о которых позаботились милые содовики. Это должно нас утешить, даже ввести в дзен, мы должны купаться в лучах позитива и добра! Каждый из тех, кто выступал за разработку, должен с ноги открывать двери стерлитамакцев и говорить: «Вы тут при бабках в том числе благодаря мне. Чаю хоть налейте!».

Смешная картина? Очень. Представьте себе экономическое состояние нашей республики. Не в цифрах и отчетах, а в заработных платах, кредитах, ипотеках, стоимости бензина и непрерывном росте цен на продукты питания, в виде смертельно больного человека, наконец.

Вдруг появляется чудо-доктор, весь такой современный, терминологией сыплет. И делает этому больному целительный укол для небольшого участка его организма, скажем, в левое предплечье. И вот левое предплечье становится таким здоровеньким. И больной человек, перенесший инфаркты, с отказывающими почками и дряхлой печенью, с хрипом в легких, скачет на костылях радостный и каждому прохожему показывает свое левое предплечье – ослепительное в своем розовом блеске по сравнению с серостью его кожи. На изумленные взгляды прохожих больной говорит: «Вот умру, а предплечье еще и под землей будет жить, розовенькое такое... Ну не чудо ли?!».

Сколько можно верить людям, у которых ежедневные доходы больше, чем месячные доходы обоих родителей? И как вам, вашим семьям поможет благополучие стерлитамакских семей, как?! Тем более, повторяю, при разумной экономической политике можно достичь благополучия завода и на привозном сырье. При желании можно было и спасти Кумертау, а не закрывать «вертолетку», и рассмотреть привозное сырье, и поддержать малый и средний бизнес, фермерство, чтобы отсюда не «валили» лучшие выпускники и специалисты и чтобы не было печальной статистики заработной платы жителей Башкортостана, в недавнем прошлом республики-донора... При чем тут один завод одного города при общей плачевной картине нашей экономики? Не слишком ли высока цена обогащения отдельных лиц?

 

Небылица № 3: «Турецкий гамбит»

Что делать с активными башкирами, которые искренне, будучи хорошими гражданами России, исправными налогоплательщиками, хотят сохранить свою священную гору? (Сейчас я говорю именно об этих защитниках). Надо обвинить их в национализме. В экстремизме. И, конечно же, в турецком шпионаже. Это уже не смешно. Обвинение серьезное, за это сажают надолго.

Но вспомним недавние истории с нурсистами и турецкими лицеями. Подчеркиваю – дело турецких лицеев и определенного турецкого влияния коснулось не только нашей республике, но и еще несколько регионов республики. Но стоп. Тот факт, что после громких разоблачений фигуранты этого дела остались на своих ключевых позициях и до сих пор сидят в различных государственных комиссиях, свидетельствует о том, что обвинение было несерьезным. Значит, так решили власти и определенные органы. Это все несерьезно.

Но каждый раз, когда нужно обвинить башкир в чем-то страшном и несущем угрозу для окружающих, вновь разыгрывается турецкая карта. Крайний раз это произошло после падения военного самолета и временных санкций против Турции. Чуть ли не на второй день после трагедии по центральным каналам начали создавать образ Злого Турка – врага всего российского. Вспомнили все турецкие войны, будто в истории России только они и были. В соцсетях полились обвинения вчерашних туристов и брошенных турками обиженных россиянок: мяса было мало, шуба некачественная и, вообще, плохие мальчики эти турки.

А что до Башкортостана, то тут уж нельзя было упустить случая еще раз «покусать» великого ученого Ахмета-Заки Валиди Тогана, признанного во всем мире. Недоказуемость обвинений (еще никто не смог предъявить документ, доказывающий его сотрудничество с Вермахтом) + красноречивый рассказ о том, как в среде башкирской молодежи зреют протурецкие настроения = очередной «турецкий гамбит».

Как человек из башкирской среды, активный деятель культуры, писатель и сценарист разнообразных мероприятий, что позволяет мне общаться с невероятным количеством людей в городах и районах республики, могу смело утверждать, что обвинения в протурецких настроениях насквозь лживы. Да, они были в 90-х. Как и в других республиках. Но теперь все это в далеком прошлом, а лидеры этих настроений по-прежнему занимают ключевые позиции. Значит, так решили власти.

 А деятельность «ТЮРКСОЙ» и других организаций (турецкие объединения писателей, журналистов, театральных деятелей, композиторов, художников), благодаря которым наши деятели культуры, журналисты РАЗНЫХ национальностей участвуют в симпозиумах, фестивалях, конкурсах, ездят в Турцию набираться опыта и вдохновения, никакого отношения к обвинению содовиков не имеет. Кроме того, наши театралы, музыканты и литераторы очень часто бывают в Казахстане по культурному обмену, так что, теперь обвинять их в проказахских настроениях? Глупости какие.

Турция Эрдогана так же активно борется с нурсистами, как и Россия. Про это знают все, кто в курсе, как и почему было организовано покушение на главу Турецкой Республики в недавнем прошлом.

И еще один показательный факт. Как только Россия возобновила сотрудничество с Турцией, обвинения улетучились, про русско-турецкие войны никто не вспоминает, а миллионы туристов вновь отдыхают в отелях на берегу Средиземного и Мраморного морей. И мальчики хорошие, и мяса много, и шубы дешевле, чем в Уфе.

 

 

 

 

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте нас в


Новости партнеров


Загрузка...


Спецпроекты


Тесты




Газета BONUS


Карточки



Афиша




Газета BONUS



Опрос




Происшествия




Сексуальная пятница