18+
Свободная площадка

С кем вы, господин Пятков?

Выступая на очередном заседании комитета по МСУ, институтам гражданского общества и СМИ Госсобрания РБ, председатель Совета по делам религий Вячеслав Пятков вновь удивил публику широтой познаний в вопросах религии, в частности, ислама. Возможно, игра не стоила бы свеч, а статья - израсходованных на нее чернил, если бы не откровенные фейки, содержавшиеся в его речи. Сначала он покритиковал местных ваххабитов, которые, дескать, не уважают традиционный ислам. Пожурил их лидера – Ишмурата Хайбуллина, который создал параллельную структуру под названием «Шура», не подчиняющуюся муфтиятам. Посетовал на безуспешность душеспасительных бесед с ним и ему подобными, которые толпами и даже целыми семьями вступают в запрещенную в Российской Федерации ИГИЛ  и выезжают в Сирию. Задав сначала перцу, Пятков затем пожалел своего подопечного: оказывается, ему тоже несладко – ваххабиты приговорили его к смерти за то, что он призывал их не ехать на джихад.

Затем Вячеслав Петрович неожиданно перешел к филиппикам в адрес суфизма, превратив предыдущие поучения в прелюдию к основной части, где и заключалась квинтэссенция его феерической речи. Оказывается, у нас в Башкирии появилось некая группа, «подыгрывающая радикальным течениям», которую Пятков именует хакканитами, и которая является «не свойственным историческому процессу Башкирии…» (Далее речь сбивается). Глава последних, по его словам, живет на Кипре. Из этого становится ясным, что здесь имелся в виду шейх Мухаммад-Адиль ан-Накшбанди, сын покойного шейха и аулия Мухаммад-Назима аль-Кубруси аль-Хаккани. В одном предложении Пяткова обнаруживаются сразу три ошибки (или фальсификации?).

Первое. Выведение мюридов шейха Мухаммада-Адиля ан-Накшбанди в отдельное направление хакканитов является нонсенсом, так как в исламоведении тарикат с таким названием неизвестен. Однако силой своей теоретической мысли Вячеслав Петрович его создает, правда, только в своем воображении. Для того, чтобы развеять эти фантомы достаточно взглянуть на силсилу, т.е. цепь духовной преемственности, названного шейха. Из нее следует, что так называемые «хакканиты» являются всего лишь частью единого тариката Накшбандийа – одного из правоверных и широко распространенных суфийских братств. Что определяет принадлежность к нему? Во-первых, силсила, восходящая к шейху Баха ад-Дину Накшбанду (XIV в.). Во-вторых, суфийская практика «хатм-и хваджаган». Все это имеется у шейха Мухаммад-Адиля ан-Накшбанди. Наличие в цепи таких имен, как Ахмад Сирхинди (XVII в.) и Халид аль-Багдади (XIX в.), маркирует его принадлежность к ответвлениям Накшбандийа-Муджадидийа и Накшбандийа-Халидийа, к которым относится большинство накшбандийцев. Никакого отдельного ответвления и, тем более, тариката Хакканийа не существует в природе.

Второе. Исходя из вышесказанного, опровергается и другая сентенция Пяткова о том, что духовная практика шейха Мухаммад-Адиля ан-Накшбанди «не свойственна историческому процессу Башкирии…» Достаточно сказать, что к его силе примыкают цепи духовной преемственности таких известных религиозных деятелей Башкортостана и Татарстана, как шейхи Тадж ад-Дин Ялсыгул, Мухаммад-Али Чукури, Абдулхаким Курбангалеев, Мухаммад-Закир Чистави, Зайнулла Расулев, Саид Ягафар ишан, стерлибашевские шейхи Тукаевы, Габдулла Саиди, Мурад Рамзи и многие другие. Но если этого мало, то мюридом (последователем) шейха Мухаммада-Назима аль-Кубруси аль-Хаккани является сам верховный муфтий России Талгат Таджуддин, о чем он неоднократно заявлял во время визитов сына своего муршида (учителя) в Башкортостан, а также СМИ. В интервью телеканалу БСТ он заявил, что Мухаммад-Назим является Великим Шейхом нашего времени, аулия и потомком пророка Мухаммада, а также является прямым потомком великих шейхов Абдулкадир Джилани и Джалалетдина Руми. В последний раз верховный муфтий посетил своего муршида на Кипре незадолго до его смерти в 2014 году.

Третье. Исходя из вышесказанного, обнаруживается клеветническая подоплека заявления Пяткова о том, что мюриды шейха Мухаммад-Адиля ан-Накшбанди «подыгрывают радикальным течениям». Среди боевиков ИГИЛ в Сирии не замечен ни муфтий Талгат Таджуддин, ни мюриды шейха, и Пятков об этом знает. Напротив, вооруженные банды ваххабитов убивают суфиев везде, где их найдут. Зато, по его же словам, там воюют 120 ваххабитов из Башкирии. Вот бы с кем ему работать, учить уму-разуму, но вместо этого из него, как из рога изобилия, сыплются обвинения в адрес последователей суфизма, которые, собственно, и являются представителями традиционного для нашего региона ислама.

Почему шейх Мухаммад-Адиль ан-Накшбанди и его последователи подверглись столь остервенелым нападкам в Башкортостане? Вспомнить хотя бы провокацию, устроенную ваххабитами в мечети г. Белорецк. Да потому, что он первый (еще до принятия грозненской фетвы) вслух назвал их заблудшими людьми, сошедшими с прямого пути. Специалистам по межконфессиональным отношениям и мнящим себя таковыми впору задуматься над природой ваххабизма, заставляющего людей вступать в ряды ИГИЛ и подписывать смертные приговоры своим учителям, например, И. Хайбуллину. Вместо этого эти горе-специалисты лепят образ врага в лице суфиев. Этиология их обвинений явно ваххабитская. Пятков говорит: «Выдумываются различные ишаны – где захоронения или не захоронения…» Обвинение в поклонении могилам святых является главным ваххабитским кредо. Оставляя в стороне догматику, хочется задать ему вопрос: какое вам дело, господин Пятков, до ишанов и мест их захоронения? Разве ишаны режут людей и взрывают самолеты? И почему вы, государственный чиновник, используете доводы ваххабитского дискурса?

Посещение могил ишанов, т.е. суфийских шейхов, называется зиярат. Это не поклонение мертвым, как пишут ваххабиты, а дань уважения достойным людям. Слово «зиярат» в башкирском и татарском языках обозначает кладбище, что говорит об укорененности суфизма в нашей культуре. Можно привести еще десятки слов из теории и практики суфизма, вошедшие в лексику наших народов. Если Пятков не знал об этом, то грош ему цена как специалисту. Однако, здесь не место для филологических экскурсов, но серьезный повод задуматься о степени компетентности людей, отвечающих за межконфессиональные отношения в Республике Башкортостан, и задаться вопросом: что это – воинствующее невежество или что-то еще?     

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Комментарии

Контент