18+
Свободная площадка

Проект «Идель-Урал» жив?

Рамиль Рахматов

журналист

18:03 21 Марта 2018| 7856
18:03 21 Марта 2018 | 7856
Автор: Рамиль РАХМАТОВ
Все материалы автора
На 24 марта запланирована конференция «Наследие Галимджана Ибрагимова», посвященная 100-летию образования Республики Башкортостан и приуроченная к 80-летию его трагической гибели. Правда, не совсем понятно, как взаимосвязаны эти события.
Проект «Идель-Урал» жив?
Фото: realnoevremya.ru

Разве только тем, что названный персонаж был противником башкирской автономии. В составе участников заявлен изгнанный из научных учреждений Татарстана историк-этнолог Дамир Исхаков, бывший идеолог татарстанской этнократии, а также осужденные по экстремистской статье за башкирофобские материалы и комментарии на сайте «Уфагуб» Ильдар Габдрафиков и Игорь Кучумов.

Но самое интересное, что конференция будет проходить с благословения муфтия Талгата Таджуддина, ректора Булгарской академии Рафика Мухаметшина и председателя Совета по государственно-конфессиональным отношениям Вячеслава Пяткова.

Идеологические десанты из соседнего региона в нашу республику при нынешнем главе региона стали обычным явлением – достаточно вспомнить аналогичные мероприятия, проходившие ранее. Но чтобы «крышей» подобных конференций становились высшие иерархи мусульманского духовенства, это что-то новое. Возможно, муфтий просто не знает, кто такой Ильдар Габдрафиков. Но ведь Администрация Главы РБ просто не может не знать его. Это он в качестве «эксперта» постоянно рассказывает порталу «Регнум» о том, как прекрасна сегодня жизнь в Башкортостане. 

Дамир Исхаков менее известен широкой аудитории, но его влияние недооценивать не стоит.


Как корабль назовете, так он и поплывет…

Главный идеологический орган «Корпорации Татарстан» (так окрестили свою «элитоцентричную» республику татарстанские журналисты) – Институт истории имени Ш. Марджани. И сегодня он переживает тяжелые времена. И дело не только в изменившейся федеральной повестке, но и в изменившихся настроениях внутри самой татарской этнократии и гуманитарной интеллигенции. Она внезапно обнаружила, что исторический дискурс, долгие годы диктовавшийся казанскому кремлю «марджанистами», – это путь в никуда.

В 1885 году казанский богослов Шихабутдин Марджани (1818–1889) в своей книге, посвященной истории тюркских народов, выступил перед земляками с неожиданной инициативой: отныне именоваться татарами. Ранее для самоназвания они использовали конфессионим «мусульманин», а до XVIII века в ходу был этноним «чуваш» (не путать с современными чувашами).

У затеи Марджани были как сторонники, так и противники. Последние апеллировали к забытому чувашско-булгарскому прошлому, а новое название считали лишь экзонимом (внешним наименованием), приклеившимся со стороны русского населения.

Особенно резко выступал против этого просветитель Ризаитдин Фахретдинов (муфтий ДУМЕС в 1922–1936 годы), язвительно восклицавший по этому поводу: «Хорошо, что русские назвали нас татарами, а если бы нас назвали словом "чёрт"?»

К началу XX века этноним все же закрепился за тюрко-мусульманским населением Среднего Поволжья, и Марджани был признан «отцом татарской нации». Академик В. В. Бартольд писал: «…на Волге местная интеллигенция, после некоторых споров, приняла слово "татары" как название своего народа, вследствие чего возникла Татарская республика». По сути дела, Марджани положил начало национальному фантому, то есть идеальному образу будущей татарской нации, хотя, наверное, не предполагал, что задает ему такие параметры, которые со временем приведут к искажениям истории, а его имя превратится в нарицательное «марджанизм».


Изображая жертву

В советское время исторической наукой доказывалось, что предками казанских татар являются булгаро-чуваши, а не татаро-монголы, как это закрепилось в массовом сознании. В Татарской АССР активно изучалась история Волжской Булгарии, уничтоженной пресловутыми монголо-татарами Батыя, и разрабатывалась научно обоснованная концепция этногенеза поволжских «татар».

С началом перестройки ситуация изменилась, поскольку с точки зрения политической конъюнктуры вновь стал выгоден «марджанизм». Вот как описывал мотивацию смены исторического дискурса академик М. Закиев: «Исхаков в свое время предложил не упоминать о булгарском происхождении татар: "Давайте, – сказал он, – эту булгарскую теорию не будем пропагандировать. Ведь татаро-монголы – великий народ, они покорили даже русских, русские их всегда боялись. Пусть теперь нас тоже боятся и уважают"».

В итоге в 1996 году был учрежден Институт истории имени Ш. Марджани, который находился в ведении Академии наук Татарстана, то есть не подчинялся академическим структурам РФ и, следовательно, получил полный карт-бланш для конструирования альтернативной истории. Ведущим специалистом новой структуры стал упомянутый Д. Исхаков. Опираясь на идеи историков и философов-евразийцев о том, что Россия обязана своим становлением в первую очередь Золотой Орде, марджанисты «обосновали» особый статус Казани как наследницы империи Чингиз-хана.

Это реализовалось в попытках казанского кремля претендовать чуть ли не на равный статус с Кремлем Московским, позиционировать себя в качестве соучредителя современной России, заявлять о Казани, как о третьей столице России и т. д. Но самое главное, новый дискурс стал эффективным инструментом этнической мобилизации для того, чтобы с выгодой для себя торговаться с Москвой. У татар целенаправленно формировали комплекс народа-жертвы, подвергшегося агрессии со стороны «оккупантов». Стали проводиться «Дни памяти», посвященные «скорбной дате» завоевания Иваном Грозным Казани. Тем самым в татарском обществе подогревались антироссийские настроения. 

Д. Исхаков в одном из интервью гордо заявил, что, дескать, его народ добровольно взял на себя ответственность за все дела и грехи Золотой Орды. Очень странная разновидность самопожертвования – отрабатывать чужую карму. Исходя из этого, становятся понятными слова академика М. Закиева, однажды заявившего, что «название "татары" препятствует развитию татарского народа».

Историк И. А. Гилязов, работавший в КФУ, осторожно вторил, что «термин "татары" изначально не был нашим самоназванием», подчеркивая «негативное в целом отношение к этнониму "татары" в татарской среде в XIX – начале XX в.».


«Нам весь Волго-Уральский регион нужен…»

В 90-е и начале нулевых годов, когда у боссов «Корпорации Татарстан» еще не была поколеблена вера в собственное могущество, марджанисты лелеяли идею создания гомогенного татарского пространства от Казани до Тюмени с выходом к границам Казахстана. С этой целью активно разрабатывалась концепция «единой и неделимой татарской нации», включающей в себя все тюркские народы Урало-Поволжья и Сибири. В 2001 году Д. Исхаков прямо заявил в интервью газете «Восточный экспресс»:

«Вот сейчас мы опять говорим, что республика для татар тесна, что нам весь Волго-Уральский регион нужен».

Но как реализовать этот план? Ответ: нужно сформировать, например, у тюрков Западной Сибири лояльность к Казани как к своей метрополии, доказать им, что они являются частью «татарского мира». Бесчисленное количество литературы, конференции по этногенезу сибирских татар, сабантуи, бесплатные турпоездки в Казань и другие мероприятия делали свое дело.

Однако между Сибирью и Татарстаном находится неудобная во всех отношениях Башкирия, коренной народ которой мешает реализации этого плана. Как быть с ними? Ответ был найден до гениальности простой – заявить, что башкиры являются теми же татарами, только они сами об этом забыли.

Д. Исхаков, И. Измайлов, М. Ахметзянов, Р. Хакимов, Р. Амирханов и другие марджанисты бросились доказывать, что башкиры – это не этнос, а татарское сословие.

Академик М. Закиев свидетельствует: «…благодаря идеям, которые навязывали руководству Татарстана Рафаэль Хакимов и Дамир Исхаков, мы испортили отношения со многими народами, прежде всего с башкирами, поскольку им в трудах этих ученых было отказано в самоназвании. Рафаэль Хакимов записывал в татары всех [подряд]. Кроме того, Дамир Исхаков стал еще ездить в Башкирию, где заявлял о том, что башкир там живет на самом деле меньше, чем татар, поэтому в будущем республика утратит свой статус».

Кстати, отношения были испорчены не только с башкирами, но и с чувашами, ногайцами, сибирскими и крымскими татарами.


«Пипирочная структура»

Главное достижение института – 7-томную «Историю татар» – многие историки Башкортостана иначе, как результатом научного мошенничества, не называют. Каждый том состоит из статей именитых российских и зарубежных ученых по самым различным вопросам: сарматской археологии, истории хазар, булгар, тюрков, монголов и других народов. Но где же собственно история татар Поволжья, если отбросить камуфляж их этнонима и не ассоциировать с племенами Золотой Орды? Внятного ответа нет. 

Зато у неискушенного читателя складывается впечатление, что все перечисленные в многотомнике народы (сарматы, гунны, кыпчаки и др.) и есть татары. По такому же принципу был создан один из последних опусов марджанистов – «История татар Западного Приуралья».

Жаль, что в эту откровенную халтуру оказались втянуты уважаемые российские ученые, которых, по всей видимости, использовали «втемную». Их попросили написать статьи по своим тематикам, собрали материал воедино, а затем разбавили контент сборника собственными «шедеврами» марджанистов. Квинтэссенция данного творения изложена во введении, принадлежащем перу И. Миргалеева, который заявил, что башкир как таковых нет, а сами они всего лишь сословие, составленное из ногайских и сибирских «татар», а также зауральских угров (иштяков).

Однако степень научной деградации марджанистов наиболее рельефно демонстрирует М. Ахметзянов, единомышленник Д. Исхакова, который после выхода в свет в 2002 году сборника «Башкирские родословные» обозвал его составителей М. Надыргулова и Р. Булгакова «мародерами» на том основании, что те позволили себе (какая наглость!) атрибутировать шежере племен Юрматы, Иректы, Айле, Тамъян, Кыпчак, Табын, Минг как башкирские, а не татарские, как следовало бы по его мнению. Другие публикации М. Ахметзянова просто нельзя цитировать из цензурных соображений – настолько они пропитаны пещерной башкирофобией. Не случайно ректор КФУ И. Гафуров назвал Институт имени Марджани «пипирочной структурой», вероятно, именно так оценивая его научную состоятельность.


Прозрение, раскаяние или вынужденный шаг?

В конце 2017 года произошло событие, представлявшее собой нечто экстраординарное: Д. Исхаков был уволен из Института институт имени Марджани, и марджинисты лишились своего вождя. В интервью «Бизнес-онлайн» свой вынужденный уход он отнес на счет личной неприязни к нему со стороны директора Р. Хакимова.

А потом Остапа понесло … Случился, по выражению журналиста EurAsia Daily, настоящий каминг-аут. Он, наконец, во всеуслышание назвал свой бывший институт идеологическим учреждением, чем признал, что все написанное марджанистами за более чем 20 лет имеет не научный, а идеологический характер. Затем он обрушился с уничтожающей критикой на своих бывших коллег, в том числе на Р. Хакимова и Р. Салихова (зам. директора по научной работе), заявив, что первый защитил свою докторскую диссертацию «по блату», да и то с помощью «одного саратовского бизнесмена» (вероятно, Г. Аблязова), а второй в основу своего диссертационного исследования положил историю какой-то деревни.

«Как он академиком стал, я поражаюсь!» – восклицает разоблачитель.

Как было едко замечено в комментариях к интервью, раньше он почему-то не поражался, а тут вдруг поразился. Затем из уст Д. Исхакова посыпались обвинения в финансовых нарушениях и прочих грехах, ставших якобы обычной практикой в институте. Еще недавно Д. Исхаков грозил, что «наша книга (то есть «История татар Западного Приуралья») заставит прийти в себя заблудших башкирских историков», а теперь скатился до банального ябедничества, чем вызвал некоторый шок не только в Татарстане, но и в Башкортостане – среди местных адептов «марджанизма».

По всей видимости, увольнение Д. Исхакова свидетельствует о том, что дирекция хочет придать своему учреждению более благообразный и менее компрометирующий вид, избавившись от самого одиозного персонажа. Однако не ясно, насколько это поможет спасти институт, дурная слава о котором разнеслась далеко за пределами Татарстана. По крайней мере, Радик Салихов, заместитель директора по научной работе, явно растерян и считает, что на институт «идет массированная атака», а «весь коллектив чувствует себя оклеветанным», понятное дело, бывшим коллегой Д. Исхаковым. Как говорится, от великого до смешного один шаг.  

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Новости партнеров

Уважаемые читатели ProUfu.ru! Комментарии проходят модерацию. Просьба уважать других участников форума и cоблюдать законы РФ. Комментарии, оскорбляющие других людей, содержащие нецензурную брань (даже в завуалированной форме),
имеющие признаки экстремизма, нарушающие многочисленные требования законодательства, публиковаться не будут.



Контент