18+
Свободная площадка

«Не пеняйте на СМИ, если сами некомпетентны»

17:26 13 Сентября 2017
Автор: Рамиль Рахматов
редактор газеты Bonus, журналист
«Не пеняйте на СМИ, если сами некомпетентны»

В работе каждого журналиста и редактора зарегистрированного СМИ имеется множество скучных официальных нюансов, которых от нас требует закон. Один из главных государственных органов, который никогда не забывает о том, что МЫ являемся СМИ, – это Роскомнадзор.

Прокуратура и республиканские ведомства регулярно «забывают» реагировать на наши запросы, жалобы, обращения и публикации, например, когда мы запрашиваем у министра экономического развития Сергея Новикова, куда ушли республиканские деньги на завод «Альтстом РусГидро», или министра здравоохранения Анвара Бакирова, как организована паллиативная помощь в республике. А вот Роскомнадзор – наш самый верный читатель, который не забудет внимательно просмотреть и прослушать каждый видеоролик с ДТП или прочесть каждый комментарий под публикациями.

Впрочем, все это я без претензий. Никто не исключает ошибок коллег и редкого проскальзывания ненормативной лексики в контенте, за что приходится отвечать перед законом. Сам я уже не раз оплачивал штраф как должностное лицо. Неприятно, но нормально. Как мне показалось, в управлении нашего ведомства работают совсем не кровожадные люди, которые, напротив, могут проконсультировать и помочь.

Но суд, который случился недавно между нашим изданием и Роскомнадзором, выходит из ряда в целом нормальных отношений. Но и здесь, думается, вины этого контролирующего ведомства нет. В этом случае я вынужден считать, что некоторые институты гражданского общества нашей республики, которым мы посмели указать на недостатки в их работе и высказать критику, решили вдруг отыграться руками надзорных ведомств и наказать журналистов.

А теперь по порядку. Очень болезненными для меня как автора оказались две публикации об истории в Белокатайском районе, откуда поступила информация о якобы насилии над приемным ребенком. Еще до выезда в район, успел переругаться со многими своими родственниками и близкими, это была моя родная деревня и мои земляки. Две публикации были далеко не однозначными: в первой говорилось о версии с насилием, во второй излагалась позиция приемной семьи.

Я постарался не принимать ничьей стороны, полагая, что следствие в этом должно разобраться. Но главной мыслью обеих публикаций было то, что наша система патроната, усыновления, а точнее, отношения государства, должностных лиц и самих людей представляют собой грустную картину. Мне лично врезались в память слова старшей дочери этой семьи, которая сказала, что если исключить вину ее отца, то все в нашей статье сказано верно. Детей отдают в приемные семьи без особых проблем и контроля, те получают за них единовременные и регулярные выплаты. Одновременно сокращается число детских домов и приютов, об этом радостно рапортуют чиновники, показывая как признак своей глубокой социальной работы. В итоге это для всех превращается в заработок, но реальная судьба многих детей никого не волнует. Проблема спорная и глубокая. Но десятки писем и звонков из различных уголков республики и страны после нашей публикации убедили меня в том, что мы задели очень болезненную точку.

В статье также был один очень важный нюанс. Перед тем, как выехать на место событий, я лично позвонил детскому омбудсмену Республики Башкортостан Милане Скоробогатовой и предложил ей поехать и разобраться в ситуации вместе. Или хотя бы направить с нами сотрудника своего аппарата. Это бы нам позволило проверить жизненные условия хотя бы десятка приемных семей и ребятишек, иметь объективную картину. Да чего уж греха таить, в зачете у самого детского омбудсмена перед отчетом был бы кейс с историей, отработанной ею от начала до конца. Но Милана Скоробогатова отказалась в силу ряда причин и отметила, что, возможно, находясь в Уфе, ей будет легче разобраться в ситуации. В общем, через пару дней вышло две статьи (судить о них вам, дорогой читатель). Сама Милана Скоробогатова была в них упомянута лишь в контексте нашего ей предложения, то есть ни плохо, ни хорошо. Это было в интервале с 15 до 20 мая.

Где-то через неделю состоялась пресс-конференция детского омбудсмена, на которой она вдруг недвусмысленно пригрозила внимательно следить за нашими публикациями на предмет детального соблюдения всех нюансов закона. Но в начале июня к нам в редакцию пришло письмо из Роскомнадзора с требованием представить письменное разрешение законных представителей приемной девочки на опубликование ее персональных данных. Мы удивились данному письму, поскольку в статье были изменены имена и фамилии, не назывался домашний адрес и школа ребенка. Пожав плечами, мы об этом сообщили в надзорное ведомство, а также отметили, что на момент написания статей не было возбуждено никакого дела, а статус приемной девочки не был определен как пострадавшей от насилия. В Роскомнадзоре нам сообщили, что объяснение наше принято и больше по этому вопросу они к нам претензий не имеют. Но прошло еще полторы недели, и нас пригласили уже на составление протокола о нарушении нашим СМИ законодательства в связи с этими публикациями. Неофициально сотрудник ведомства пояснил, что их первый ответ «завернула» Прокуратура РБ, которая потребовала оштрафовать (от 3 до 30 тыс. рублей) нас в любом случае, дескать, на прокуратуру в свою очередь давит уже детский омбудсмен. Все это подтверждалось бумагами из Прокуратуры РБ и аппарата детского омбудсмена. В итоге все материалы дошли до мирового суда. Зачитывая дело, судья сразу сообщил, что оно находится на контроле у прокуратуры и омбудсмена, как бы намекая, что проще согласиться и оплатить штраф. Но мы, вооруженные уверенностью в своей правоте и судебной практикой, опровергли все претензии и отбились от привлечения к ответственности.

Только большой радости нам это не принесло. Не принесло, потому что в этой сложной и противоречивой ситуации вся мощь государственной машины, начиная от детского омбудсмена, прокуратуры, Роскомнадзора и заканчивая судом, была направлена не на решение системных проблем или даже конкретно проблем этой приемной семьи и ребенка, а на желание наказать СМИ, которое вынесло проблемы на общественное обсуждение. Повторимся, что в этих публикациях мы писали об омбудсмене нейтрально, по факту, но ей показалось, что ее ткнули носом в собственную несостоятельность. Видимо, отсюда такая нервная реакция и прессинг на нас через надзорные ведомства.

Кстати, сейчас вокруг самой девочки и приемной семьи ситуация развивается ни шатко ни валко. Из всех обвинений в отношении приемного отца пока остается лишь жестокое обращение. Это довольно пространная статья, под которую легко подтянуть что угодно. А в остальном ситуация системно никак не поменялась, бизнес на детях продолжает работать. Поэтому тоже не могу удержаться и не вспомнить актуальнейшего гоголевского «Ревизора». Перефразирую:

«Неча, Милана Маратовна, на СМИ пенять, если работа ваша крива».     


Мнение авторов публикаций в рубрике «Свободная площадка» может не совпадать с позицией редакции.       

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Комментарии

Контент