18+
Свободная площадка

Из Петербурга назад в Уфу: «И зарплаты здесь не блистательные, и недоумеваешь, откуда вдруг взялся хронический гайморит»

16:09 20 Сентября 2017
Автор: Елена Чиркова
журналист
Из Петербурга назад в Уфу: «И зарплаты здесь не блистательные, и недоумеваешь, откуда вдруг взялся хронический гайморит»
Фото: steelservis.ru

Вот говорят: «Хорошо там, где нас нет». Я верю в другой подход: нам должно быть хорошо там, где мы есть. А если перестало быть хорошо, надо менять место.

Мне 20 лет. Я только что получила предмет своей гордости – красный диплом, в котором сказано, что я теперь журналист. Подумав что-то вроде «Не в Башкирии же мне оставаться!», собрала огромный чемодан и уехала в Петербург.

С этой, в общем-то, внезапной мысли в 2013 году и началась моя жизнь в Северной столице. Времена были докризисные, я была наивна и неопытна, а небольшая редакция с видом на Неву казалась мне прекрасным стартом будущей ослепительной карьеры. Встретив на берегу Финского залива 21-й день рождения, я радостно ухнулась в бесконечную гонку под названием «жизнь в мегаполисе».

Гонка предстояла серьезная. Десятки новых лиц и улиц, тонны информации, надо бежать, нельзя останавливаться. А вокруг столько интересного. Первое, что начала делать на регулярной основе, – ездить в Финляндию или Эстонию на любые долгие праздники (о, эта близость госграницы и маршрутки за 800 рублей!) и залпом скупать билеты на концерты, в музеи и в оперу. Культурный Питер – это, конечно, особенная тема. Только в этом городе две утонченные седые дамы в шляпках, жемчугах и мягких туфлях могут возмущенно отчитывать парня, продающего билеты у входа в Мариинку за то, что он слишком задрал цену. Коренные петербуржцы на самом деле невероятные люди. Есть в них что-то такое, что отличает их от остальных жителей страны. Помните шутку про «спросил, как найти музей, меня довели туда за руку»? Чистая правда: доведут, еще и что-нибудь интересное расскажут по пути. А истории про питерских бомжей, наизусть читающих стихи Бродского, знаете? И это правда. Вообще, все, что вы слышали про петербуржцев, – правда. И про поребрики. И про шаверму с курой и гречей. Лучшую шаверму, кстати, делают в небольшой закусочной рядом с Дворцовой площадью. А лучшие пышки – на Большой Конюшенной улице.

По официальным данным, население Петербурга сегодня превышает 5 миллионов человек. Реальную картину можно получить, накинув еще 1,5-2 миллиона. Город, созданный для любви, созерцания и раздумий, потихоньку превращается в улей, по которому ударили палкой: гудит, звенит, шевелится. Какие уж тут раздумья. Раздумывать будешь в отпуске, когда к маме приедешь, а сейчас – беги, шевелись, выживай.

В Питере много наших. Мальчик-официант в столовой на Петербургском экономическом форуме вдруг оказывается стерлитамаковцем. Подруга подруги внезапно родом из Уфы, а подруга коллеги и вовсе из Белорецка.

Как-то на открытии нового детского сада в Новом Девяткино, куда мне пришлось поехать по работе, я познакомилась с девушкой Леной, работавшей тогда в pr-службе строительной компании. Мы говорили про садики, школы, девелопмент и прочее рабочее, а потом вдруг заговорили про дом и родителей, и оказалось, что Лена тоже из Стерлитамака. В Петербург 10 лет назад приехала учиться, потом вышла тут замуж. Говорит, что очень любит город, но чувствует, что пора уезжать. А еще говорит, что много чего видела, но мест красивее Нугуша пока не встречала.

Таких, как Лена, немало. Тебе сначала кажется, что ты нашел свой Эльдорадо. Потом перестаешь замечать красоту Невского проспекта и набережных, зато начинаешь замечать облупившиеся фасады и ледяной ветер и недоумеваешь, откуда у тебя вдруг взялся хронический гайморит.

Еще через пару лет вдруг понимаешь, что и зарплаты здесь не так блистательны, как в Москве. Особенно если ты счастливый представитель какой-нибудь сильно популярной профессии. Журналист, например. Журналистов здесь не просто много, их слишком много. А какое тут разнообразие всяческих узкоспециальных СМИ! И тебе медицинские издания, и тысяча строительных, и даже хлебобулочные. Газету про еду читали? Очень занимательно.

При этом средняя зарплата среднего питерского журналиста чуть-чуть превышает 35 тысяч рублей. Коллеги из «Планерки» даже специальное исследование проводили, в ходе которого выяснили, что вторая столица в рейтинге пяти самых крупных российских городов по уровню зарплаты журналистов занимает почетное четвертое место. Возможно, у телевизионщиков дела обстоят лучше, но пишущему журналисту в Питере за зарплату хотя бы в 50 тысяч нужно порвать себя на британский флаг и забыть про любую жизнь вне редакции. Такой график могут выдержать единицы, поэтому ротация кадров в ряде СМИ чудовищна. Кто-то, забыв про амбиции, уходит в редакцию поменьше, кто-то понимает, что тут нечего «ловить» и уезжает покорять Москву, а кто-то плюет на все, берет рюкзак и едет жить в Грузию. И первые, и вторые, и третьи с избытком встречаются в числе моих знакомых. Сюда они приезжают на пару недель и исключительно для любви: гуляют по проспектам, разводят мосты, идут в музей, смотрят на сфинксов на закате и слушают уличных музыкантов под аркой Главного штаба. Делают все то, на что у них сначала (когда они еще были молодыми и наивными) были время и силы, а потом резко кончились.

Однажды, встречая в очередной съемной квартире очередной день рождения, вдруг понимаешь, как не хочется больше быть частью гонки под названием «жизнь в мегаполисе» и как хочется тишины и упорядоченности. Мне 26 лет. Я только что забрала трудовую книжку. Подумав что-то вроде «Почему бы и не остаться Башкирии?», я купила билет домой. А в Петербург буду приезжать для любви. Он ведь для этого и создан.

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Комментарии

Контент