Экономист Рустем Шайахметов: «Инновационная Россия: горе от ума?»

18:29, 24 Июня 2020

| c198451

18:29, 24 Июня 2020

| c198451

Независимый эксперт – о причинах низкой эффективности инновационной деятельности в стране.

Экономист Рустем Шайахметов: «Инновационная Россия: горе от ума?»

За последние тридцать лет доля промышленности, агропромышленного комплекса, строительства в мировой экономике значительно снизилась. В развитых странах рынок традиционных товаров и услуг (автомобили, жилье, общественный транспорт, продукты питания, коммунальные услуги…) прошел точку насыщения, исходя не из платежеспособного спроса, а из физиологических и социальных потребностей человека. К этому постепенно приходят и среднеразвитые страны.

Основной прирост потребления традиционных товаров и услуг сейчас происходит за счет развивающихся стран, но надо понимать, что эти рынки в обозримой перспективе тоже пройдут точку насыщения. В то же время во всем мире возникают новые потребности, связанные с возможностями современных технологий. 

Значение новых секторов экономики выросло, так как темпы их развития в 2-3 раза выше, чем традиционных отраслей. Поэтому темпы роста промышленности, строительства, агропромышленного комплекса за последние 15–20 лет составляют всего 2/3 от темпов роста мировой экономики.

Успешность страны, региона формируется эффективностью инновационной деятельности, создающей новые окна возможностей. Занять достойное место на быстроразвивающемся рынке всегда легче, чем на стагнирующем. Но Россия не ищет легких путей, поэтому за последние 10 лет ежегодный темп роста российской экономики – 1,3%, тогда как рост мировой – 3,3%. Рост экономики России по сравнению с общемировым ниже в 2,5 раза! Нас начинают обгонять развивающиеся страны, что является стратегической угрозой для успешного развития.

Отсутствие надлежащей инфраструктуры, формирующей эффективную систему коммуникаций бизнеса с авторами перспективных идей, является главным барьером в развитии инноваций в России.

У нас есть Сколково, большое количество технопарков…

Сколково – это очень дорогая недвижимость в прямом и переносном смысле. Проект не стал инновационной территорией – генератором новых идей. Это связано в первую очередь с формальными принципами деятельности Сколково.

Инновационный потенциал во многом определяется эффективностью инфраструктуры, обеспечивающей взаимодействие науки и бизнеса, а также результативностью системы стимулирования научной сферы в реализации коммерческих проектов. Нужны не только мотивированные ученые, желающие перевернуть мир, создать что-то уникальное, но и система, коммерциализирующая их научные разработки.

Главная цель инновационных территорий – это преобразование идей, изобретений в коммерчески выгодные продукты, приносящие прибыль. Интересных перспективных идей рождается в России не меньше, чем в развитых странах, только у нас они чаще умирают. Как правило, автор идеи не в состоянии самостоятельно осуществить её коммерциализацию. Поэтому в развитых странах сформирована система обеспечения поддержки новаторов на различных стадиях развития проекта. При этом учитывают три основополагающих фактора:

  • вера в результат, готовность пожертвования, сила воли у команды стартапа – это сильно ограниченные ресурсы;

  • коммерциализация не может быть вменена в обязанности автора идеи;

  • коммерческий успех будет сопутствовать лишь 5–10% стартапов.

В нашей стране отсутствует система отбора перспективных идей на самом раннем этапе. В России выдвигают массу условий прежде, чем выделить материальную поддержку. В большинстве случаев начинают разговаривать после того, как составлен бизнес-план, сформирована бизнес-модель стартапа, то есть на поздних этапах реализации проекта. В большинстве случаев автор идеи не может это правильно подготовить, вследствие чего прекрасные идеи, способные принести прибыль, умирают в самом начале своего пути.

Люди – основной ресурс инноваций, они формируют будущее, принимают решения и двигают проект в ту или иную сторону. Хорошей идеи недостаточно для завоевания мира. Однако, новаторы – это как капризные дети, им нужны свои «песочницы», нестандартная система коммуникаций. 

А у нас пытаются сразу говорить по-взрослому, зачастую забывая, что большинство идей, которые завоевали свой мир за последние 20 лет, в самом начале считались не стоящими серьезного внимания.

Что сейчас происходит в российской науке?

Современная российская наука сохранила худшие советские традиции, а лучшее оставила в прошлом. Мы за последние 30 лет утратили большинство лидерских позиций в мировой науке. Поэтому современная молодежь не видит перспективы самореализации в научной сфере. Это связано с тем, что у нас в научной сфере существует следующая система…

Руководители – уважаемые люди с высокой зарплатой, имеющие достойные научные звания, степени, публикации. Эти люди, как правило, не готовы к жесткой конкуренции, научным конфликтам, они не готовы биться за перспективные идеи, так как у них особо развит инстинкт самосохранения. А это питательная среда для конформистов. Успех имеют те, кто всегда поддерживают руководство, сильно не высовываются и всегда немножко хуже своих руководителей, а особо активные, имеющие позицию, отличную от мнения руководства, выдавливаются из таких научных учреждений. А научная деятельность – это всегда конфликт идей, опровержение авторитетов.

При этом в научных учреждениях трудятся работники с невысокой зарплатой и, как следствие, низкой мотивацией, так как не имеют возможности самореализации, продвижения своих идей. Оценки результативности основаны на формальных признаках, поэтому научные организации не заинтересованы в реальных результатах.

Нельзя сказать, что у нас нет компетентных ученых, готовых биться за свои идеи, но в научной сфере, как правило, не они принимают решения. Поэтому многие из них оказываются на обочине жизни. Зато Россия является одним из крупнейших экспортеров талантливой молодежи, которая реализует себя, принося свой вклад в успешное развитие других стран.

Как дела в инновационной и научной сфере Башкортостана?

Нельзя сказать, что научные школы республики обладают лидерскими позициями в российской науке. В инновационной деятельности Башкирия – аутсайдер. Влияние Уфимского исследовательского центра Российской академии наук, Академии наук РБ, соответствующих институтов и университетов на развитие республики явно незначительно и несоразмерно их потенциалу. 

Есть компетентные специалисты, интересные актуальные исследования, но не они определяют научные направления. Наш научно-образовательный комплекс оказался в ловушке конформизма, так как зачастую предлагает не решение проблем, а выдает положительные заключения на уже принятые решения власти.

 В первую очередь это касается социально-экономической сферы. Наука Башкортостана не заточена на научно-методическое обеспечение социально-экономического развития республики, ориентированного на разработку эффективных инструментов и механизмов государственной политики.

Для примера: сотни миллионов рублей потрачены на разработку стратегий социально-экономического развития, различных концепций. Все о них отчитались, бюджет профинансировал, теперь они лежат на полочках, не стали целеполагающими документами, на основе которых осуществляется реальная деятельность администраций муниципальных образований, республиканских органов власти. О том, что это делалось для отчетности, известно было еще при их разработке.

Или же демография. Регулярно в правительство республики направляются ежегодные демографические доклады, различные исследования. В их подготовке участвуют грамотные компетентные специалисты, но рекомендации и выводы ученых не используются в республиканской демографической политике, поэтому у нас падение рождаемости, миграционный отток.

О какой мотивации ученых может идти речь, когда они знают, что работают впустую, результаты их исследований не используются?! Да, они делают научные публикации, о которых знает узкий круг лиц, обсуждают в научной среде, происходит определенный карьерный рост, но реальных результатов своей работы они не видят. Надо менять систему.

Бюрократии будет больше

В Башкирии громко заявлено о создании Евразийского научно-образовательного центра, объединяющего всю научную инфраструктуру республики. Пока очень много говорят и сильно надувают щеки, а результатов нет. Оттого, что объединят структуры, которые сейчас неэффективны, в одну, ничего не изменится. Люди и принципы деятельности не меняются, зато бюрократии будет больше. Если произойдет реальное объединение, то начнется борьба за место под солнцем, точнее, за то, кто будет рулить этой системой, но эффективность от этого не повысится.

Качество научной деятельности, высшего образования в Башкортостане по сравнению с развитыми странами значительно ниже. Для этого нам необходимо адаптировать их технологии и привлечь иностранных специалистов. Но существующая научно-образовательная система очень инертна и консервативна, построена на формальных принципах. Иностранный ученый не будет работать на нашу зарплату, в условиях нашей научно обоснованной бюрократии.

Необходимы новые проекты, не связанные со старой системой. В Татарстане создали Иннополис, который позволил получить новые технологии подготовки кадров, реализации инновационных проектов.

В Башкортостане есть возможность на принципах Иннополиса создать научно-образовательный комплекс в сфере биотехнологий, что позволит выйти на лидерские позиции в приоритетном направлении инновационного развития. Сейчас это то окно возможностей, которое позволит решить многие проблемы нашей республики.

Хорошее дешевым не бывает. Коронавирус внес свои коррективы в возможности бюджетного финансирования. Но бюджет не разрушен, существуют резервы. Эпоха расцвета нефтегазового комплекса прошла, нам нужно развивать новые направления, поставив в приоритет инновационное развитие. Пока у нас есть выбор – инвестировать в будущее или пытаться сохранять существующую структуру экономики, которая уже сейчас крайне неэффективна. Я надеюсь на правильный выбор, что позволит занять Башкортостану лидерские позиции в приоритетных направлениях развития России.




Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


ПОДЕЛИТЬСЯ



© Права защищены. 2008-2020