18+


Свободная площадка


Гульшат Хамитова готовит к приватизации культуру Башкортостана?

20:16 19 Июня 2018 | 19124
Автор: Рамиля Саитова

правозащитница

Занимаясь правозащитой, я все чаще сталкиваюсь с плачевными последствиями деятельности Гульшат Хамитовой в социальной сфере Башкортостана.


В настоящее время «первая леди», по моему мнению, занялась демонтажем башкирской национальной культуры. И это фактически третья волна «оптимизации» в Башкортостане.

Первая волна обрушилась на образование. Были закрыты около 1000 школ и детских садов, преимущественно в башкирских селах.

Вторая волна прокатилась по здравоохранению. Было закрыто бесчисленное количество фельдшерско-акушерских пунктов и иных медицинских учреждений, и все так же преимущественно в башкирских селах. Точную цифру могу назвать только по Бурзянскому району, где из 30 ФАПов 27 были ликвидированы или сокращены (нам удалось вернуть эти ФАПы к жизни в результате полутора лет противостояния в судах).

Бездумно, а скорее, злонамеренно «сэкономленные» на образовании и здоровье населения финансовые средства перекочевали в наиболее коррумпированные статьи расходов республиканского бюджета, например, в ежегодно раздуваемые расходы на строительство дорог, а оттуда, согласно нехитрым расчетам журналистов, в карманы чиновников. Кроме того, огромные бюджетные средства были вложены в инфраструктуру экологически неблагополучного завода «Кроношпан Башкортостан», возведение которого последовало тотчас за варварской «оптимизацией». Часть «сэкономленных» на «оптимизации» средств из года в год вылезает в виде позорного «профицита» (неизрасходованного излишка) бюджета. При этом я наблюдаю, что те регионы России, которые хотели сохранить социальную инфраструктуру, избежали сокращения бюджетных учреждений. Но не наш «закрывашкин» Рустэм Хамитов, которого, без сомнения, навязали народу республики в целях хищнического разграбления.

При этом все откровеннее в процессы «оптимизации» вмешивается супруга главы Гульшат Хамитова. Представляется, что она фактически перехватила полномочия вице-премьера Салавата Сагитова, заняв половину этажа в Белом доме, и влияет на кадровые перестановки, усиливая «кадровую чехарду» супруга. Не поэтому ли среди руководителей государственных учреждений почти не осталось башкир?

Масштаб угроз, исходящих от капризов «первой леди», демонстрирует противоправная активность ее скандально известного протеже, бывшего вице-мэра Уфы Александра Филиппова.

Два месяца назад в суде было прекращено уголовное дело по обвинению его в неуплате налогов. Примечательно, что суд развел руками через две недели после скоропостижной смерти ключевого свидетеля, мужчины в расцвете сил Александра Мустафина. Вдова покойного предполагает, что ее мужа отравили.

По некоторым данным, по завершении судебного разбирательства Филиппову предъявлено новое обвинение – в причинении ущерба бюджету в размере 1 млрд рублей.

Беды культуры Башкортостана начались с появления на ее орбите Гульшат Хамитовой и ее подруги Илюзи Капкаевой, члена Попечительского совета Благотворительного фонда «Мархамат», учрежденного Хамитовой. Вернее, чуть раньше, когда Хамитов пригласил известного маэстро Спивакова провести в Уфе знаменитый фестиваль «Владимир Спиваков приглашает...». Маэстро ответил сакраментальной фразой: «Вот когда сделаете акустический зал, приеду».

Эта фраза с подозрительным энтузиазмом была растиражирована подконтрольными администрации главы информационными изданиями… и чуть не оказалась роковой для Башкирской государственной филармонии, поскольку вскоре пронесся слух о ее ликвидации. Похоже, кое-кого заинтересовали концертные залы и само красивое старинное здание филармонии в историческом центре Уфы. Однако общественность заявила решительное «нет».

Тогда взялись за вполне приличный на тот момент Дворец культуры «Нефтяник», объявив о его реконструкции стоимостью 800 млн рублей.

После необъяснимой реконструкции Дворец был переименован в Государственный концертный зал «Башкортостан». На эффектную презентацию с лазерной ЗD-проекцией на обновленном здании был выделен 15-миллионный грант главы Хамитова. По имеющейся информации, правоохранительные органы так и не нашли дорогостоящее оборудование, якобы приобретенное на средства гранта.

В ГКЗ «Башкортостан» переехал Национальный симфонический оркестр, после чего руководителем и главным дирижером – в обход установленных законом конкурсных процедур – был назначен Раушан Якупов.

ГКЗ «Башкортостан» является подведомственным Министерству культуры республики учреждением. На днях скончалась бывшая заместитель министра по финансовым вопросам 43-летняя Лилия Каширина, курировавшая реконструкцию ГКЗ «Башкортостан» и осуществлявшая финансовый контроль над использованием тех самых миллионных грантов главы республики. Как объявили, от инфаркта.

Реконструкция Башкирского государственного театра оперы и балета происходила одновременно с Дворцом культуры «Нефтяник». После ее завершения в 2015 году директором Башкирского государственного театра оперы и балета, опять же в обход конкурсных процедур, был назначен Ильмар Альмухаметов, что совпало с назначением Якупова.

Как мне стало известно, в настоящее время старинное здание театра, принадлежащее государству, меняет балансодержателя. Сопровождает сделку, по ее же словам, юрист Зилия Латыпова, которая, курирует одновременно оба государственных учреждения – Национальный симфонический оркестр и Театр оперы и балета.

Я защищала население от «оптимизации» образования и здравоохранения. Имея наметанный глаз, не могу не заметить, что при участии Гульшат Хамитовой Национальный симфонический оркестр формируется в единый актив с ГКЗ «Башкортостан»; на оркестр (вместе с ГКЗ) и на Башкирский театр оперы и балета ищут покупателя среди «сетевиков», которые начали появляться в сфере культуры.

По моим наблюдениям, творческие коллективы передаются «сетям» вместе с объектами недвижимости, в которых размещены. Как правило, это коммерчески привлекательные, а в культурном смысле бесценные здания в центре города, которые реставрируются перед передачей.

Для примера, в 2016–2017 годах Мариинский театр под руководством дирижера Валерия Гергиева поглотил Северо-Осетинскую государственную филармонию (г. Владикавказ), Северо-Осетинский и Приморский театры оперы и балета (г. Владивосток).

Примечательно, как «заходила» Мариинка в учреждения культуры, которые впоследствии приобретали статус филиалов театра.

В 2011 году главным дирижером Северо-Осетинской государственной филармонии был назначен дирижер из Мариинского театра Заурбек Гугкаев. В конце 2016 года завершилась реконструкция филармонии. В 2017 году филармония передана Мариинке.

В 2005 году на базе Северо-Осетинского театра оперы и балета был организован Всероссийский фестиваль музыкального искусства «В гостях у Ларисы Гергиевой». В 2017 году театр передан Мариинке.

В 2015 году погиб директор оперной труппы Приморского театра Виталий Ишутин. Он был сбит автомобилем прямо на пешеходном переходе возле своего театра. На его место была назначена солистка Мариинского театра Лариса Дядькова. В 2016 году Приморский театр передан Мариинке.

Вся информация воспроизведена из открытых источников. Складывается впечатление, что кого-то заинтересовало воспроизведение опыта Мариинки в Уфе.

С 2015 года в Уфе проводятся фестивали «Владимир Спиваков приглашает...» на базе ГКЗ «Башкортостан». На их проведение из года в год выделялись миллионные гранты главы Башкортостана, причем с нарушениями конкурсных процедур, которые подтверждены надзорными органами по моим жалобам.

Интерес самой Мариинки к Уфе просматривается в нелогичном приглашении в Уфу соплеменницы Гергиева, народной артистки Республики Северная Осетия-Алания Вероники Джиоевой. На летней симфоночи «Сердца Евразии – 2018» она солировала половину программы в сопровождении Национального симфонического оркестра (дирижер – Раушан Якупов). Вторую половину программы (очевидно, по выбору Якупова) звучал новогодний «Щелкунчик» Петра Чайковского. Куда более оправданным было бы выступление местных оперных певцов на этом знаковом республиканском мероприятии, проводимом на средства республиканского бюджета. Однако не было ни местных артистов, ни музыки башкирских композиторов в исполнении оркестра.

Казалось бы, чего ничего страшного не происходит. Простому обывателю может показаться, что имя филиала знаменитой на весь мир Мариинки притягательнее, чем статус пусть и самостоятельного, но провинциального театра. Но это глубокое заблуждение по многим причинам.

Во всем мире монополизация признана злом, ведущим к росту цен без соответствующего повышения качества продукции и услуг, к экономическому и политическому диктату монополий. Для борьбы с этим явлением принимаются законы о защите конкуренции, учреждаются антимонопольные органы.

В любом случае, такой подход приведет к неизбежной деградации местной культурной среды.

В России сети имеют еще одну неприятную специфику – местный квалифицированный персонал в регионах, как правило, замещается специалистами из Москвы или Санкт-Петербурга, прибывающими и убывающими по вахтовому методу, а обслуживающий – мигрантами. Прибыль от деятельности сетей уходит: в лучшем случае – в одну из названных столиц, а в худшем – в оффшоры.

В нашем случае предварительная «зачистка» местного персонала уже объявлена. Перевод артистов с бессрочных на срочные трудовые контракты приводит к беспрекословному, лучше сказать, рабскому послушанию под угрозой непродления контракта, потери рабочего места. Кроме того, от таких работников можно избавиться в одночасье, без объяснения причин. Ильмар Альмухаметов уже перевел артистов Театра оперы и балета на срочные контракты. То же самое в сопровождении того же юриста Латыповой попытался сделать Раушан Якупов, однако получил отпор от части артистического персонала. В суде, куда обратились артисты, открылись признаки грубейших нарушений трудового и антикоррупционного законодательств при оплате труда работников. Однако Якупов и не думает отступать. Он угрожает расформированием оркестра в случае, если работники продолжат защиту трудовых прав. Уверенность в безнаказанности такая же, какая была в свое время у Филиппова.

У учреждений культуры сейчас хорошие бюджеты. Так, в 2017 году средства, выделяемые на оплату труда, увеличены более чем в два раза. Кассовая выручка, по моему опыту, фактически не контролируется. Так, миллионные выручки с ряда организованных фондом Гульшат Хамитовой благотворительных концертов с участием Национального симфонического оркестра и других творческих коллективов не были отражены в опубликованных финансовых отчетах фонда, что в настоящее время является предметом разбирательства в правоохранительных органах.

Я наблюдаю, что из-за наличия одновременно и государственного обеспечения, и поступлений от концертной деятельности некоторые учреждения культуры Башкортостана рассматриваются некоторыми недобросовестными чиновниками и членами их семей как объект коррупционного дохода, с возможностью перепродажи. Однако продажа учреждений культуры федеральным сетям чревата потерей рабочих мест местными исполнителями и выдавливанием произведений местных композиторов из их репертуаров. Снижение спроса на квалифицированный художественный персонал, в свою очередь, может привести к невостребованности, ненужности институтов искусств и иных музыкальных образовательных учреждений.

Я обращаюсь к главе Республики Башкортостан Рустэму Хамитову с просьбой пресечь «богемную» активность его супруги Гульшат Хамитовой, которая угрожает разрушением всей культурной инфраструктуры Башкортостана и является основанием для объявления импичмента главе республики по статье «Неурегулированный конфликт интересов» – использование служебного положения государственного служащего членом его семьи с целью извлечения коррупционного дохода.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте нас в


Новости партнеров


Загрузка...


Спецпроекты


Тесты




Газета BONUS


Карточки



Афиша




Газета BONUS




Опрос



Происшествия




Сексуальная пятница