cпецпроект


Счастье есть


Олег Ханов: «Женщина в хиджабе вызывает у мужчины больший интерес, чем раздетая»

9:57 29 Мая 2019 | 14703
Автор: Лиана ЦЫГАНОВА
Все материалы автора

Откровенный разговор с известным актером и режиссером о жизни и творчестве.

Олег Ханов: «Женщина в хиджабе вызывает у мужчины больший интерес, чем раздетая»
Фото: Кирилл Пенкин

Недавно легенда башкирской сцены, народный артист Башкортостана, лауреат Государственной премии Российской Федерации, обладатель многочисленных наград Олег Ханов объявил, что уходит с поста художественного руководителя Башакадемтеатра.  Мы поговорили с мэтром отечественной сцены о том, что подтолкнуло его на этот решительный шаг, чем он собирается заниматься в дальнейшем и почему долгие годы кочевал по разным театрам.

— Олег Закирович, вы любимец публики. Однако у каждого зрителя свой Ханов. У меня, например, он ассоциируется с мальчиком Кэндэком (Пупком) из спектакля по пьесе Мустая Карима «Долгое-долгое детство». Трогательный, нежный, добрый и искренний ребенок. А какой Ханов на самом деле? Сумел ли он сохранить в себе эту трогательность?

—Мне сложно давать оценку самому себе, тем более, что я хорошо знаю свои недостатки. Уж такова природа человека: он постоянно ищет своим оплошностям и проступкам оправдания, а затем искренне начинает в них верить. Быть честным перед Аллахом и с самим собой – редкое качество, говорящее о зрелости человеческой натуры.

Многие зрители ошибочно ассоциируют актера с его героем. Кэндэк запомнился публике, но это не только моя заслуга. Он был создан автором Мустаем Каримом, срежиссирован Рифкатом Исрафиловым, дополнен великолепной игрой актеров Гюлли Мубаряковой, Нурией Ирсаевой, Фиданом Гафаровым, Зайтуной Бикбулатовой. Это большая и серьезная коллективная работа, поэтому приписывать ее успех только мне было бы нечестно.

хановСцена.jpg

          Сцена из спектакля "Белый пароход". Фото с сайта Башакадемтеатра 

У каждого в душе живет чувство детства, ведь это самая яркая, счастливая и беззаботная пора. Даже детские печали с высоты прожитых лет кажутся милыми и трогательными. Каждого из нас жизнь по-своему бьет и учит, но что-то светлое, доброе и детское обязательно хранится в потаенных уголках людской души. Оно придает силы и заставляет двигаться дальше. Что меня роднит с моим героем? Я по-прежнему сентиментален и мелодраматичен. Когда смотрю старые добрые фильмы, из глаз текут слезы. Когда слышу «Враги сожгли родную хату», комок подступает к горлу. С высоты прожитых лет понимаешь, что нельзя предаваться унынию, несмотря на все тяготы. Это написано и в священном Коране. Энергетические пробои, увы, наносят непоправимый урон здоровью...

–  Есть актеры, которые всю жизнь служат в одном театре. Например, Фидан Гафаров или Нурия Ирсаева. Вы работали в разных, включая и московский «Сатирикон». Что заставляло вас кочевать? Желание на других посмотреть, себя проверить?

– Никакого кайфа от своей кочевой жизни я не испытываю. Просто так сложились обстоятельства. Когда мне предложили стать художественным руководителем едва открывшегося Театра юного зрителя, у меня уже был опыт руководящей работы, я возглавлял Башкирское отделение ВТО.  Спустя годы Азат Надыргулов предложил переименовать театр в «Молодежный». Насколько это соответствует его специфике, сказать сложно, но, полагаю, не очень хорошо, когда Молодежный театр равняется на взрослый репертуар.

Учитывая, что в тот момент я был мало задействован в репертуарной сетке Башакадемтеатра, я решил попробовать себя в новой роли играющего тренера. За четыре года мне удалось поставить в ТЮЗе немало интересных и знаковых спектаклей. Директор «Сатирикона» Анатолий Полянкин (в прошлом он возглавлял Стерлитамакское театральное объединение) предложил мне поработать у самого Константина Райкина. Я, конечно же, согласился. Опыт работы в московском театре такого уровня бесценен.

райкик.jpg

           Константин Райкин.      Фото: msk.kassir.ru

3,5 года, которые я отдал «Сатирикону», вспоминаю с удовольствием. Там меня задействовали в ведущих постановках театра, моими партнерами в спектаклях были такие звезды российской сцены, как Александр Феклистов, Александр Филиппенко, Владимир Стеклов. Работать с ними — одно удовольствие. Однако, когда Рифкат Исрафилов пригласил меня в Оренбургский драматический театр, я согласился, не раздумывая.

– Ваш поступок не совсем логичен. Люди ведь, наоборот, стремятся зацепиться в Москве.

– Константин Райкин мне так и говорил: «Из Москвы люди не уезжают, сюда приезжают. Подумай, что ты делаешь».  В плане творчества, конечно, в Москве все было прекрасно, а вот в плане быта… У меня было служебное жилье, а семья осталась в Уфе. Понимаете, Исрафилов – мой учитель, он сделал из меня актера. Я его безмерно уважаю. Когда он приехал с ордером на двухкомнатную квартиру, все сомнения автоматически отпали. В Оренбургском русском драматическом театре я проработал долгие девять лет и продолжаю с ним сотрудничать. Но на родину, в Башкирию, конечно же, тянуло. Поэтому, когда представилась возможность возглавить Салаватский башкирский театр, я ею воспользовался. Семь лет назад меня назначили худруком Башакадемтеатра.

ханов2.jpg

                Фото: resbash.ru

– Сейчас вы решили вновь с ним расстаться?

– Нет, я ушел с поста худрука, но не со сцены. Не буду скрывать, что возникли определенные проблемы со здоровьем. К тому же театр ждет мощная реконструкция в связи с приближающимся 100-летием республики.  Я человек творческий и далекий от строительно-монтажных работ. Делать вид, что я что-то в этом понимаю, не хочу. Пусть этим занимаются специалисты. Буду просто актером, это мне по душе.

– Олег Закирович, в ваш театр я хожу с удовольствием. Бывая же в Москве, не всегда получаю положительные эмоции, особенно после посещения так называемых авангардных спектаклей. Извините, когда на сцене актеры мочатся, совокупляются, ничего кроме отвращения не испытываешь. Зачем опускаться до скотства, разве театр – не храм искусства?

– Перфоманс – это жесткое и откровенное движение, распространенное за рубежом. Он чужд нашей психологии и воспитанию. Его представители, использующие топорные методы, считают, что таким способом они лучше воздействуют на зрителя. Чем тоньше искусство, тем оно ценнее. Нельзя все выносить на всеобщее обозрение. К примеру, женщина в хиджабе вызывает у мужчины гораздо больший интерес, чем раздетая. В ней есть тайна, загадка. В мужчине сразу просыпается охотник, он начинает фантазировать. Запретный плод сладок, а когда все можно и все нараспашку, интерес пропадает.

– Актеры Татарского академтеатра имени Г. Камала отказались сниматься в сериале «Зулейха открывает глаза». Они считают, что роман оскорбляет чувства татарского народа. Фидан Гафаров в интервью нашему порталу сказал, что поддержал бы татарских коллег. А как бы поступили вы, если б поступило предложение сниматься с Чулпан Хаматовой?

– Если бы я жил в Татарстане, то из чувства солидарности поступил бы аналогично.  Но я работаю в Башкортостане, и мне интересен опыт сотрудничества с российскими артистами.

хаматова.jpg

          Чулпан Хаматова на съемках фильма "Зулейха открывает глаза"  

– Обычно актеры делятся на две категории: на тех, кто категорически против, чтобы их дети шли в артисты, понимая, насколько это зависимая профессия, и на тех, кто хочет, чтобы чадо продолжило семейную династию, обрекая его на постоянные сравнения с родителями и зрительские высказывания «На детях гениев природа отдыхает». К какой категории относитесь вы?

– Похоже, я принадлежу к третьей категории, потому что считаю, что человек должен сам выбрать свой путь, давить на него ни в коем случае нельзя. Мы с супругой — актеры, а наш сын стал врачом. Хотя опыт выступления на драматической сцене у него был. Еще ребенком Владик играл в спектакле «Помилование» по пьесе Мустая Карима. За три года он вытянулся, и Исрафилов сказал, что вынужден его заменить. Когда я зашел в гримерку, чтобы предупредить сына о последнем его выходе на сцену, предвкушая обиды и слезы, вдруг услышал из его уст: «Ну, наконец-то это закончилось». Я удивился, но одновременно словно груз с души упал. Оказывается, сын мечтал стать хирургом. И мы с женой Анфисой поддержали его решение.

ханов.jpg

                    Фото: tatar.inform.ru

Еще школьником он устроился медбратом в больницу и 2,5 года мыл полы, чтобы заработать необходимый стаж для поступления в мединститут. Сегодня Владислав – успешный хирург, доктор медицинских наук, подарил нам с женой внука и внучку. Разве это не счастье, когда гордишься своим ребенком?

– А что еще делает вас счастливым?

В разные годы счастье воспринимается по-разному. В молодости оно ассоциировалось с большими ролями, интересной работой. Незабываемое ощущение эйфории и огромного счастья принесло рождение сына, а позднее и рождение внуков. Теперь же у меня счастье ассоциируется со здоровьем. Я прошу его у Аллаха для себя и своих близких…  






ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---

Опрос

Нужно ли вернуть смертную казнь? Новость об убийстве 9-летней Лизы Киселевой в Саратове прокатилась по всей стране, вызвав волну негодования и призывы вернуть в России смертную казнь. Как вы считаете, нужно ли снять мораторий на смертную казнь?

Пройти опрос

Происшествия



Загрузка...

Сексуальная пятница