«Ложь и воровство меня достали»: как и за что боролись жители Башкирии в столкновении на Куштау

12:40, 22 августа 2020

| c23451

Калейдоскоп воспоминаний о битве за Куштау глазами одного из старейшин протеста – 62-летнего жителя села Ишеево Ишимбайского района Равиля Харисова. Он всю жизнь проработал электриком, получает пенсию в 8 тысяч 900 рублей. Корреспонденту ProUfu он рассказал, что подвигло его защищать лагерь на Куштау, как он был задержан на горе и какое наказание понес.

«Ложь и воровство меня достали»: как и за что боролись жители Башкирии в столкновении на Куштау
Фото: Рияз Исхаков

Жители местных сел возле шиханов – особый костяк его защитников. Среди них есть известный многим защитник горы Торатау «Торатау-бабай». Торатау отстояли, но пришла очередь Куштау. В прошлом году в селе Урняк, что у подножия этого шихана, был создан Совет по сохранению Куштау. Туда вошли все жители села, а это около 200 человек, плюс защитники Торатау, в том числе дедушка Харисов – а он, к слову, живёт в селе Ишеево между двумя шиханами. 

– Урняковцы говорят, что защищают свою силу, – рассказывает дед Харисов. – «Урняк» переводится как «бери с него пример». Старейшина там – Федор Федорович. Раньше он работал на «Соде», он химик-профессионал. Сейчас на пенсии, но выступает против завода. Еще есть среди активистов-урняковцев Рузина, Любовь Михайловна, их все знают, уважают и любят. Все они защищают гору.

PU5A0589.jpg

Баррикады на подходе к лагерю Куштау / Фото: Рияз Исхаков

«Дело не только в горе»

В конце прошлого года, когда Куштау был отдан в разработку содовой компании, начались флешмобы, где всегда присутствовало несколько сот человек. Пошитый еще для Торатау башкирский флаг почти обхватывал гору, но не полностью. Пригодился флаг и на Куштау – при флешмобах люди выстраивались с ним в цепочку, насколько хватало.

В начале августе 2020 года появились сообщения, что на гору Куштау заехала техника БСК, на священной горе начали рубить деревья. Чтобы это остановить, люди экстренно создали лагерь защитников – он даже отмечен геометкой в GoogleMaps. Защитники Куштау готовы были жить на шихане в палатках. Они приезжали со всей Башкирии, в том числе из отдаленных его городов и районов - Учалов, Баймака, Аскарово. Состав лагеря постоянно менялся, были женщины, дети.

content_018.jpg

Равиль Харисов. Фото: Иван Жилин / «Новая газета» 

– Я так скажу, – продолжает Харисов. – Дело не только в горе. Многие молодые люди после того страшного противостояния, когда было нападение на лагерь, получили штрафы, аресты, вынуждены были пропустить работу. Вот, например, я познакомился с парнем, 30 лет, работает на севере, на Ямале. У него зарплата 80 тысяч, а он приехал, ничего не побоялся. Он говорил: «У меня все хорошо, но я беспокоюсь за своих детей – ложь и воровство меня достали».

Большую часть протестующих составили совершенно разные по социальному составу жители Башкирии. Основная масса экозащитников – молодежь от 20 до 35 лет.

PU5A0576.jpg

Фото: Рияз Исхаков

«По пути мы пели «Шаймуратов – генерал»

Утром 15 августа, в 10 часов, Харисов приехал в лагерь. На подъезде к горе увидел на дороге шлагбаум, вокруг – колючую проволоку. Стояла охрана, на машине не проехать. Поэтому он пошел к горе пешком – а это километра 4. С горы издалека был слышен людской гул: «Куштау, живи!». Творилось что-то невообразимое.

Возле горы и на дороге стояло много машин. Рядом люди, которые не знали, что им делать – они были растеряны. Харисов предложил им просачиваться через лес – группой в 7 человек они прошли и стали подниматься в гору. «По пути мы пели «Шаймуратов – генерал». Дух у нас поднялся еще сильнее», – вспоминает он.

Однако как раз на полпути они увидели митинг сотрудников БСК. «Работу!», «БСК, живи» - эти лозунги кричали в громкоговоритель, и их повторяли механически, без эмоций. Сотрудников на склоне было много, вспоминает Харисов.

– Я рядом с ними прошел, а они прятали лицо. Я им кричал, что наших детей там бьют, а вы стоите. Но они стыдливо прятали лица.

Когда мы подошли к месту столкновения, увидели ОМОН – здоровых ребят, которые шли на наших. Многие наши уставали, сидели, лежали возле деревьев без сил. Противостояние там было страшное.

PU5A0240.jpg

Фото: Фотограф: Рияз Исхаков

Братания

Митинг сотрудников БСК тем временем продолжался. Все происходило рядом.

– Метров в 6 от меня стояла женщина, – говорит Харисов. – Мне показалось, что она пьяна, крыла всех матом. Это было так некрасиво, что наши даже посмеялись над ней.

Еще один сотрудник БСК, с которым пересекся Харисов, оказался электриком с зарплатой в 20 тысяч. С ним у него произошла перепалка, перешедшая в разговор, и фактически братанию (доброжелательное отношение между противоборствующими сторонами).

– Кем работаешь?

– Я электрик.

– И я тоже электрик.

– Приходи к нам работать.

– А сколько ты получаешь?

– 20 тысяч получаю.

– Смотри, тут люди стоят, чтобы ты 80 получал.

– Батя, мы все хотим хорошую зарплату, но они не поднимают же.

– Они и не поднимут никогда.

PU5A0569.jpg

Тем временем защитники сдавали позиции шаг за шагом.

– Они побеждали, ряды наши уменьшались, – продолжает рассказ Харисов. – Следом за охраной шел трактор. ОМОН уходил, подходила охрана БСК – разбирали наши баррикады. Миллиметр за миллиметром мы сдавали позиции и отступали наверх, на гору.

Когда оказались у лагеря, там стояла последняя баррикада. Как только ее стали разбирать, из леса появились какие-то спортсмены, мы их назвали «бандюги».

 

«Хватайте деда»

В этот момент и началось самое что ни есть избиение защитников. К тому времени лагерь уже был разбит – Харисов слышал от людей, что крушил палатки лично глава Ишимбайского района – Азамат Абдрахманов. Сам он не видел этого, так как пришел позже.

– Когда из леса вышли спортсмены, началось избиение, – вспоминает он. – Эти люди просто выхватывали нас из толпы, избивали их и передавали полиции. Слева от меня стоял татарин, ему было лет 30 – его схватили, и очень сильно испинали, полиция стояла, – затем повернулись к стражам порядка и сказали: «Забирайте». Потом ткнули на меня и сказали: «Хватайте деда». Меня выхватили из толпы, я почувствовал несколько ударов, на мне порвали куртку и меня отдали Росгвардии, те заломили руки и повели в автозак.

PU5A0433.jpg

Было 12 часов дня. В тот день арестовали больше 80 человек. Харисов говорит, что в автозаке парни сидели побитые, в разорванной одежде, у кого-то шла кровь. А один из них, с порезанной рукой, сбежал.

– Он убежал через маленькую форточку, – удивляется Харисов, – как пролез вообще? Я только ноги увидал, он прыгнул на ходу – нет его, исчез и все. Полиция даже абтырак (удивилась). В форточку увидели только, что парень пробрался через колючую проволоку, оставив на ней свою куртку, – ушел обратно.

Всех остальных благополучно довезли до Стерлитамака и завели на площадку. Не обошлось без эксцессов – один из парней стал снимать все на камеру – его ударили.

PU5A0638.jpg

«Гора – символ нашего объединения»

– Следом я видел, что приехал второй автозак, там тоже было еще 15-20 парней. Меня долго держали – допрашивали. Составили протокол по статьям: 19.1 «Неповиновение законным требованиям полиции» и 19.3 «Самоуправство». Когда запротоколировали, вывели на улицу, там уже толпа стояла, которых задержали, но я видел Фаиля Алчинова там, мы успели обмолвиться парой слов – он сказал мне: «Равиль-агай, победа будет за нами. Мы все равно победим», – и его увели. В час ночи меня отпустили, потому что мне стало плохо. Подошел я к майору, говорю, мол, лечь хочу. Он подвел меня к охране и говорит: «Дед, ты больше на Куштау не лазь, а то я тебя закрою, если еще раз увижу». А я ему в ответ: «Я завтра же туда пойду». С меня взяли подписку, чтобы я явился в суд 16 августа, в воскресенье, и отпустили.

Говорите, почему я на гору хожу? Мне надоели ложь, обман, воровство – все это надоело. Это не только «Сода». Россию разворовывают и говорят, что это законно. А еще нам говорят, что нами руководят экстремисты, которые, мол, кричали «Башкирия для башкир». Не было такого! Там никто никогда такого не кричал. Воздух там был так наэлектризован на объединение наций – башкир, татар, русских. Там такое доверительное отношение было между людьми… Меня оскорбляют слова, что «мы – ваххабиты на горе». Я думаю, что это умно придуманный политический ход, чтобы внести раскол… Но мы знали, что на самом деле это не так, поэтому мы шли. И хочу сказать, что сегодня, если не будут услышаны политические требования народа – завтра могут быть услышаны другие слова. Народ обозлен – экономически, социально, политически. Гора – символ нашего объединения.

PU5A0532.jpg

PU5A0541.jpg

Продолжение следует...

ПОДЕЛИТЬСЯ




Загрузка...

Последние новости

«Башкиравтодор» возглавил вице-мэр Уфы
9:42 01 декабря 2020 | e 0
В Башкирии лося загнали на машине, застрелили и бросили умирать
9:37 01 декабря 2020 | e 0
Получили по очку: ХК «Салават Юлаев» обыграл ХК «Автомобилист» в овертайме
9:03 01 декабря 2020 | e 0
СМИ: суицид охранника Путина в Кремле не связан со службой
8:50 01 декабря 2020 | e 0
В уфимской школе №105 проведут прокурорскую проверку после сообщений о поборах
8:25 01 декабря 2020 | e 0
В Совфеде объяснили выплату россиянам двух пенсий в декабре
8:01 01 декабря 2020 | e 0

Новости Уфы и республики Башкортостан
© Права защищены. 2008-2020