Куштау


Ученый Марс Сафаров: «Для БСК важно не качество сырья, а расстояние от завода до карьера. Это уже вопрос денег»

16:40 26 Ноября 2019 | Загрузка
Автор: Нурия ФАТХУЛЛИНА
Все материалы автора

Вопрос, как защитить Куштау волнует жителей республики уже несколько месяцев. Обстановка накаляется – всплывают все новые факты, связанные с разработкой шихана, которые так тщательно пытаются скрыть интересанты. Доктор химических наук, профессор, писатель-публицист, автор книги «Шиханы должны жить» Марс Сафаров попробовал разобраться в ситуации.

Ученый Марс Сафаров: «Для БСК важно не качество сырья, а расстояние от завода до карьера. Это уже вопрос денег»

АО «Сырьевая компания» получила лицензию на разведку и добычу полезных ископаемых месторождения Куштау сроком на 20 лет. Но жители Башкортостана любыми способами пытаются уберечь шихан от разработки. Акции, флешмобы, выступления, обращения, исследования – это минимальный набор выражения гражданской позиции. Чрезмерно активных, можно сказать, неугодных, пресекают. Например, БОО «Башкорт» получила отказ от мэрии Уфы и правительства РБ на проведение митинга. По сообщению активистов, администрация города вернула запрос, так как «уведомление подано с нарушением, хотя, точно такое же уведомление подано в правительство и там его приняли без нарушений». А в документе от правительства РБ говорится, что все предназначенные для проведения пикетов и митингов площадки города уже заняты.

Тем не менее, люди не теряют надежды и даже, живя за пределами России хотят, внести свою лепту в этот вопрос – в Барселоне уроженка Сибая Мадина Хасанова устроила одиночный пикет в защиту шихана Куштау с плакатом «Save our shikhans!» (Спасем наши шиханы).

Как видим, только простых смертных заботит жизнь шиханов. Поскольку Министерство лесного хозяйства Башкортостана само направило обращение в Рослесхоз о согласовании проектной документации по переводу лесопарковой и зеленой зоны Урнякского участкового лесничества (1508,2 га) в земли промышленности для освоения месторождения Куштау.

– Марс Гилязович, Башкирская содовая компания несколько лет убеждала, что им для производства подходит исключительно сырье с Торатау. Почему сейчас они «переобулись»?

БСК проводят системную атаку для защиты своих интересов. Их первый аргумент был такой: никакое в мире сырье, кроме Торатау, не годится для работы. Интересно, правда, что 34 завода в мире работают на доступном им сырье и довольны. В своей книге «Шиханы должны жить» я написал, что обычно производство ориентируется на то сырье, которое у них есть и не фантазирует.

Возьмем нефтяников. Известно, что каждое месторождение имеет свое качество нефти. Например, в Башкирии есть Ишимбайское, Туймазинское, Арланское нефтяные месторождения и, если в первых двух сырье хорошее, то в последнем никогда качеством не хвастались – слишком много серы. А сера в бензине недопустима, поскольку при переработке образует токсичные вещества корродирующие аппаратуру. 

Но я никогда не слышал, чтобы нефтяники отказывались перерабатывать плохое сырье. Тихо, мирно, скрепя зубами, однако работают. Они меняют технологии, режимы, придумывают новые процессы, которые избавили бы от сернистых соединений. Я веду к тому, что поведение БСК в отказе от альтернативных источников добычи соды просто неслыханное. Каждая произнесенная ими аргументация выглядит как нелепость.

_MG_5979.jpg

– Вопрос денег или есть еще причины?

– «Сода», мне кажется, не хочет менять технологию и обучать людей. В технических условиях, по которым они работают, в сырье должно содержаться 92-96% известняка. В то время как известно, что использовать можно любое сырье, любой известняк, содержанием не меньше 80%. В противном случае это становится экономически невыгодно. Технические условия в БСК написали сами и теперь опираются на него как на мировую константу. Если на то пошло, я тоже могу себе такое написать в меню, что ни один шеф-повар не сумеет его выполнить. Короче говоря, они используют этот аргумент для достижения своих целей, капризничают, выставляют требования, потому что им привычен старый метод работы, привычное сырье.  

Сейчас соду производят так: берут природный карбонат кальция (CаCO3) и превращают его в натриевую соль. Для этого нужен источник натрия (в виде поваренной соли) и вода. Известняк берут из остатков Шахтау, транспортируют его 6,5 км вагонетками, измельчают, смешивают с коксом (потому что известняк не горит), загружают в шахтную печь, обжигают при 1000-1200° и тогда CаCO3 разлагается, выделяя углекислый газ и негашеную известь.

_MG_6090.jpg

Если в сырье много примесей, то у БСК возникают проблемы с колосниковыми решетками, где накапливаются твердые продукты – «козлы». На мой взгляд вопрос решить можно легко – заменить вертикальные печи на горизонтальные. Тогда они будут перерабатывать любое сырье. Кстати, так же поступают на их же площадке при производстве цемента.

Лучшее для всех решение – использовать в содовом производстве углекислоту, которая образуется во всех процессах горения. Если бы БСК перешла на это сырье, ей было бы благодарно все человечество. Сегодня же одна из самых больших проблем – чрезмерное накопление углекислоты в атмосфере, которое вызывает глобальное потепление.

– Во сколько обойдется модернизация?

– По моему мнению, у БСК есть большая проблема – нежелание не только печи менять, но и копейки не вкладывать в производство. Я не знаю сколько это будет стоить. Мне кажется, делаем большую ошибку, думая за них. Пусть они ломают голову, ведь это в их интересах.

Они пытаются напугать нас закрытием производства. Говорят, что без работы останутся более 50 тысяч человек. Но это неправда, без работы останутся около двух тысяч человек. Для справки: В Уфе ведь закрывали приборостроительный завод, и работы лишились 30 тысяч человек. Был завод «Бэто», где работали 18 тысяч человек – закрыли. Завод горного оборудования – закрыли. В уфимском моторном заводе в лучшие годы работало около 100 тысяч человек, а сейчас даже 20 тысяч не наберется. Кроме таких злопамятных людей как я, про это, наверно, уже никто не помнит. Почему про этих людей не переживают? Уфа потеряла сотни тысяч рабочих мест, и никто ничего не говорит об этом. На фоне таких событий спекуляция БСК двумя тысячами человек просто кощунство и демагогия чистейшей марки.

_MG_6060.jpg

Что такое БСК? Это ведь не только «Сода», а еще завод «Каустик» и Березниковский содовый завод. В Стерлитамаке соду производят только в одном из цехов. Для общества рисуют такие картины, будто Россия при закрытии БСК погибнет и в мире люди будут бегать с глазами навыкате и кричать «Где сода?» Но ничего страшного не произойдет. Если сегодня закроется «Сода», то завтра все будут покупать просто в другом месте. Помню, в советское время один завод в Уфе выпускал препарат для химпрополки зерновых для всей страны. Он закрылся и думаете кто-то заметил? Нет, потому что заменили другими поставщиками. Это вам не сода. Без него еще можно прожить, а тут дело касается миллионов гектаров посевных земель. 

Я полагаю, что БСК пользуется неосведомленностью людей и лепит что хочет. Иногда я думаю – вот наняли бы меня на работу к себе, и я хотя бы правдоподобнее врал.

– Российский СПЧ предложил БСК перейти на безызвестняковый метод. А также в качестве новых источников сырья рассмотреть такие месторождения, как Пугачевское, Куганакское, Юлдашевское, Альмухаметовское, Худолазовское. Последнее находится рядом с Сибаем, и там уже добывается известняк. Это один из цехов Сибайского филиала УГОК. Как думаете, почему компания открещивается от предложений?

– Для БСК важно не качество сырья, а расстояние от завода до карьера. Это уже вопрос денег. От Худолазовского месторождения транспортировка будет дороже. Я прочитал, что в Сибае добывают в год около 1,5 млн тонн известняка. Примечательно, чтобы перейти на это сырье «Соде» ничего не надо делать, а просто закупить готовый известняк в Сибае. Но зачем возить сырье за 500 км, если Куштау в 6,5 км находится.

В Гумеровском месторождении нет инфраструктуры, поэтому придется вкладываться. А это невыгодно, ведь себестоимость сырья может повыситься, и норма прибыли уменьшиться. В интернете промелькнуло сообщение замминистра промышленности и торговли России Виктора Евтухова о том, что это обойдется в 26 млрд рублей. К вечеру этой новости уже не было, видимо сочли, что могут использовать во вред БСК.

В БСК, наверное, смеются над нами, что мы для них сырье ищем, подбираем технологии.  Они, как мне кажется, если не получат шиханы, будут копать Шахтау вглубь. Это будет дороже. Мы же понимаем, есть разница то ли с горы брать, то ли вниз копать. Есть еще второй момент: известняк, добытый из основания Шахтау будет обводнен и его нужно будет высушивать. Опять расходы. Прочитав мои слова, там подумают, что Сафаров снова лезет в наш карман. 

– У нас есть шансы сохранить шиханы, если да, то что делать?

– 70 лет эксплуатируют Шахтау и у меня возникает вопрос – почему бы «Соде» не копать карьер и дальше – вглубь. Они говорят, что рядом течет река Селеук, которая вдруг прорвется и зальет карьер. Если это произойдет, то погибнет Агидель. У меня уже голова болит от этих нелепых аргументов: никак не могу уловить связь между Агиделью и Селеуком. Да, Селеук является притоком Агидели, и если она затопит карьер, то какое-то время перестанет вносить туда свои воды. Однако, когда карьер заполнится, вода снова начнет поступать в Агидель.

Еще министр промышленности и торговли России Денис Мантуров как-то сказал, что если известняк станут добывать с основания Шахтау, то «есть опасение, что погибнут подземные водохранилища». Вы когда-нибудь слышали, чтобы в Башкирии были подземные водохранилища? Я, вот - нет.

Считаю это несерьезным разговором вообще. Если вы боитесь затопления, так стройте дамбу! Все у нас делается по проекту и никаких «вдруг» не предусмотрено.

_MG_5974.jpg

Сейчас нужно как можно больше массовых выступлений, сбор подписей, флешмобов, которые были бы такими, как при защите Торатау. В общем, гражданская активность в пределах закона. Председатель СПЧ Башкортостана Владимир Барабаш отмечает, что шансы сохранить Куштау есть, так как на горе леса определенной категории, на вырубку которых нет лицензии.

Меня в этом вопросе удивляет, что никого из местной научной среды не привлекают на обсуждение этого вопроса. Понятно, что все хотят удержаться на своем кресле. У всех перед глазами пример Рустэма Хамитова, который говорил: «Пока я глава, шиханы БСК не отдадим». Это заявление стоило ему должности.

В деле защиты шихана Куштау от «варварского уничтожения» БСК общественность не одинока. За это выступает только что созданный СПЧ Башкортостана.

Справка. АО «Башкирская содовая компания» девять месяцев текущего года закрыла с чистой прибылью 9,9 млрд рублей, что на 1,7 млрд рублей больше аналогичного периода 2018 года, сообщает «Коммерсантъ-Уфа» со ссылкой на «Интерфакс».

Совет директоров БСК рекомендовал акционерам утвердить промежуточные дивиденды по итогам девяти месяцев текущего года из расчета 4,83 тысяч рублей на акцию и общий объем выплат составит 8 млрд рублей, что в 1,6 раза больше размера аналогичных выплат за девять месяцев 2018 года, сообщает «Интерфакс». 





Загрузка
ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты




Карточки






---

Опрос

В Уфе к Новому году на городских площадях устанавливают живые новогодние ели, в то время, как в прошлые годы устанавливали ели искусственные. Вы за живую ель или искусственную?

Пройти опрос

Происшествия



Сексуальная пятница