18+
Добро

«Нас не надо жалеть»: люди о смерти и жизни в уфимском паллиативном отделении

23:09 16 Августа 2017 | 10561
Автор: Лида БОГАТЫРЕВА
Все материалы автора
«Нас не надо жалеть»: люди о смерти и жизни в уфимском паллиативном отделении
Фото: Артур Салимов

Любовь Николаева показывает фотографии. Практически после каждой вздыхает и говорит: «Его в живых уже нет». Смерть сюда приходит часто, но к этому никто не привык. Когда мы пришли, этот мир покинул один из пациентов. И было совершенно очевидно, что для врачей это удар.

К смерти не привыкаешь


Восемь утра, вторник. В отделении паллиативной помощи, в зеленой комнате республиканского онкологического центра, в этот день, как обычно, проходит богослужение. Пациенты ждут этого с большим нетерпением. Радостно встречают уже родного отца Сергия. Он очень много делает для своих подопечных. О том, как помогает Сергей Бакланов, его судьбе, мы писали ранее. В комнату приходят не все. Здесь много тяжелобольных, тех, кто просто не сможет дойти даже с посторонней помощью. В этот раз пришли несколько человек. Прямо во время богослужения в коридоре раздались тревожные голоса, появилась каталка. Кто-то тихо сказал: «Она умерла». 


02.jpg

Люди с нетерпением ждут вторника. К сожалению, прийти могут не все


– Говорят, что, когда больные умирают, ты привыкаешь. Не привыкаешь, – позже сказала заведующая отделением паллиативной помощи Любовь Кудряшова. – В некоторых больницах не понимают специфики паллиативной помощи. У нас каждый человек – это особая история. Их нельзя бояться. К ним нужно относиться по-человечески. Для нас каждый пациент как член семьи. Я не знаю, как объяснить. Это нельзя объяснить – нужно почувствовать.

Любовь Кудряшова работает в центре уже давно. На вопрос: «Сколько?» – смеется и отмахивается со словами: «Не помню уже, много лет прошло». Про жизнь отделения рассказывать равнодушно не может, переживает за каждого, но вспоминает, что когда-то решение работать именно здесь ей далось нелегко. А сейчас уже вовсю ворчит, что ей установили в кабинете кондиционер, в котором она все равно никогда не сидит. Некогда.


04.jpg

Отец Сергий приходит в паллиативное отделение каждый вторник. Помимо этого, он круглые сутки на связи со своими подопечными

– Я хирург, работать в онкологии не хотела. Понимала, насколько будет сложно. Но жизнь так повернулась, что меня занесло именно сюда. Когда это случилось, осознала, что просто трудиться онкологом мне неинтересно, решила пойти по пути паллиативной помощи. Так здесь и осталась. К нашим больным нужно относиться как к простым людям. Их надо не жалеть, а уважать. 

У нас подобралась замечательная команда, все полностью отдаются своему делу. Я не принимаю людей до тех пор, пока не увижу, что они работают с душой. Здесь нет равнодушных – такие бы просто не задержались, но и выгорание никто не отменял. Поэтому, чтобы создать семейную атмосферу, мы стараемся что-то постоянно придумывать: устраиваем концерты, проводим дни красоты, наши пациенты занимаются рукоделием, расписывают посуду, часто приходят волонтеры. К нам приезжают москвичи и сразу спрашивают: «Как вы добиваетесь такой заполненности?». Никак, потому что к нам люди сами хотят попасть. Потому что здесь помогают не выживать, а жить, – рассказывает Любовь Николаевна.

14.jpg

Любовь Николаевна душой болеет за каждого пациента. Она заведующая отделением паллиативной помощи в республиканском онкологическом центре

Если еще раз коснуться специфики паллиативного отделения, то тут вообще каждому входящему нужно помнить о том, что главное – не навредить. Такого же мнения и Любовь Кудряшова. Она считает, что только искреннее отношение и желание помочь смогут сделать что-то реальное. А может, и нереальное.

– Понимаете, некоторые люди приходят сюда в качестве волонтеров, и для них это уже считается подвигом. Сам факт того, что ты переступил порог – словно победа над собой, преодоление самого себя. Но так нельзя. Нельзя бояться наших людей. Их и пациентами-то не назовешь. Они здесь как дома. Все, – говорит она.


Достойный уход

О паллиативном лечении в Башкирии Любовь Николаевна отзывается сдержанно, говорит, что подвижки сейчас кое-какие есть, но впереди еще много работы.

– Сейчас в Башкирии создали 1 137 коек паллиативной помощи, но я этого не почувствовала. У нас как было много народу, так оно и есть. Часто в районах паллиативные отделения заполняют просто пожилыми людьми. Тем более что онкобольных просто побаиваются, так как это бомба замедленного действия: могут открыться сильные кровотечения, появиться боли. В некоторых больницах нет лицензии на наркотические вещества, а это значит, что людей с болевыми синдромами туда уже не положат. Сейчас мы ездим по всей республике и разъясняем, как должна работать служба паллиативной помощи. Очень приятно приезжать в некоторые больницы и видеть, что их дела идут лучше, чем у нас. У нас все время урезают бюджет, в таких условиях сложно работать, все время переживаю за своих врачей. Несмотря на это, в нашем отделении нет ни одной платной услуги, и это правильно.

А между тем паллиативное лечение очень важно, хотя бы потому, что число онкологических заболеваний постоянно растет.

circle(2).png– За последние два года особенно заметен резкий рост раковых заболеваний, смертность увеличилась, и у нас количество больных возрастает. И это не закрытая, а общедоступная статистика. На онкологию влияют однозначно питание и вода. Но больше всего – стрессы, – считает заведующая отделением паллиативной помощи. С ее мнением согласна и врач-онколог Ольга Петрова. Мало того что возросло количество онкологических заболеваний, вдобавок к этому наблюдается омоложение рака. Часто тяжелая болезнь забирает совсем юных. И не последнюю роль играют экология и бешеный современный темп жизни. Самой девушке всего 35 лет. Она пошла в паллиативное отделение целенаправленно. Рассказывает, что решение приняла после тяжелого ухода своей мамы.

– Здесь тяжело бывает каждый день. Но знала, куда шла. Мы должны работать не только как врачи, мы тут психологи. Я душой приросла к нашим больным, хочу помогать. Своей маме помочь не смогла, но могу помочь другим, – говорит Ольга.

Пока мы разговариваем, рядом с нами врач приносит соболезнования родственнику умершего пациента. Уверяет, что он ушел безболезненно, не кричал и не мучился, рассказывает, что делать дальше. Я спросила у Ольги, как часто им приходится говорить такое и можно ли к этому как-то привыкнуть. Врач уверена, что нет.


– Паллиативное отделение подразумевает, что здесь тяжелые больные и кто-то в любом случае будет уходить. У пациента есть право выбора, где он будет уходить: дома, в родных стенах, либо в больнице под контролем персонала, чтобы до последней минуты ему могли помочь. Вылечить в этом отделении невозможно, но мы можем помочь улучшить качество жизни. Наши пациенты очень нестабильны: сегодня он в норме, а завтра уже не встает с кровати. Помню первую смерть в отделении, это запоминается навсегда, привыкнуть к этому нельзя. Тем не менее надо работать с душой, без души здесь делать нечего. Это же не детали, не предметы, а живые люди. Если не можешь сочувствовать, лучше сюда вообще не приходить.

Нас не надо жалеть

Паллиативное отделение рассчитано на 30 человек, здесь всегда забито под завязку. Любовь Николаевна долго искала нам кого-то, кто готов поговорить. Не только из-за нежелания общаться с журналистами, а потому что в этот раз было очень много тяжелых.

– Когда выздоравливает пациент, у нас праздник. Считаю, что чудеса случаются. А мы стараемся в этом помочь, скрасить пребывание в отделении. Ведь наши пациенты – это в первую очередь люди, и им нужно себя чувствовать живыми, – комментирует Любовь Кудряшова.


Калина красная 


Наталье Куземиной 59 лет. Она борется с раком с 2014 года. Рассказывает, что в первое время было очень тяжело смириться, а сейчас времени унывать нет. Наталья много улыбается, всем всегда говорит: «Добрый день». Она совсем как ребенок, наверное, поэтому в свое время открыла детский садик для ребят с ДЦП. Заведующая отделением считает, что, возможно, именно такое состояние души и помогает Наталье жить.

06.jpg

Наталья говорит, что она калина красная – цветет и пахнет

– Калина красная – это я. Всю жизнь жила со стариками, водила мужей за шторку. Сейчас у меня все есть. Родила трех прекрасных сыновей. Жалеть нас нельзя. Плакать над нами нельзя. Мне отрезали обе груди в 2015 году, но не унываю. В первый раз поступила сюда в очень тяжелом состоянии, меня буквально занесли на носилках. Нам тут помогают, приносят еду, воду, мы очень благодарны за уход. Сейчас цвету и пахну. У меня везде метастазы, но я жива. Унывать нельзя, ухаживать за мной не надо, плакать надо мной не нужно, я сказала сыновьям, чтобы они ко мне не ездили. Сама не плачу и не хочу, чтобы это делали другие.

Умирать буду смеясь

Риде Адигамовой 63 года. О своей болезни она узнала совершенно случайно прямо перед Новым годом. Сначала очень переживала, не могла прийти в себя, а потом решила, что слезами горю не поможешь, и начала бороться. Сейчас говорит, что будет умирать со смехом, если, конечно, силы позволят.

– Это было перед Новым годом. Вот такое поздравление мне выпало 27 декабря. В первый день была в шоке, все время плакала, а потом подумала: «А чего плачу? Этим же ничего не изменю». Взяла себя в руки и теперь только улыбаюсь. Умирать буду смеясь.

09.jpg

Рида Адигамова решила больше не плакать. Теперь она всегда улыбается 


Вначале сказали, что операция невозможна. Потом врач дал установку: «Будешь жить», вот и живу. Очень тяжело переносила химию, потом перестала ее получать. Не ходила сюда месяца три, мне звонили, просили, чтобы я пришла на лечение. Тут профессионалы, боги, очень добрый персонал. Очень люблю своих соседок, мы много общаемся, но стараемся о болезни не говорить.

Сама я родом из села Кушнаренково, у меня есть муж и двое детей. Муж для меня – настоящая опора, ничего не разрешает делать, бережет. Он и мои дети слово о смерти не дают сказать, как только начинаю, сразу в ответ: «Мама, не надо». Все нормально, еще поживу. Бог сколько даст, столько и проживу. Только тяжело, когда одна остаешься, хочется плакать, но при детях и муже никогда.

Хожу по земле, да и ладно

11.jpg

Айрат часто вспоминает тех, кто ушел


Айрату Серазеву 59 лет. Он родом из Ермекеевского района, дома ждет жена. Об онкологии узнал в 2015 году. О своей болезни говорит просто и без прикрас. По-мужски сдержанно, но признается, что не любит произносить вслух слово из трех букв – рак.  

Самочувствие у меня когда как. Обычно утром еле встаешь. Что поделать – болезнь такая. Все началось с какого-то покалывания в боку. Ходил, думал, что пройдет. Не прошло. Поехал в Белебей, там меня осмотрели и срочно отправили на операцию в Уфу, в онкоцентр. Потом прошел 11 «химий», тяжеловато было, конечно. Теперь хожу с мешком на пузе, кишечник-то не работает. Показать? А так чувствую себя нормально, хожу по земле. С нашими болезнями много людей покидает этот свет, сколько со мной молодых парней было, сколько ушло. Очень люблю своих внуков, переживаю за них. Радость это моя большая.

Надеюсь, что у меня и остальных все будет хорошо. Все же, одна беда на всех.


Не бойтесь менять жизнь

13.jpg

Любовь считает, что люди зря боятся менять свою жизнь


Любови Елисеевой диагноз поставили не сразу: долгое время не могли отыскать болезнь. В результате она оказалась в паллиативном отделении. Говорит, что не нужно бояться менять свою жизнь, а рак дает возможность разложить все по полочкам.

– Мне не могли долго поставить диагноз, протянули, и в результате мое состояние сильно ухудшилось. Я не пришла сюда на своих двоих, ситуация была очень серьезная. Тут обстановка другая, пациентов меньше, прекрасное отношение к людям. Здесь мне нравится, ты уже знаешь практически всех, кто находится рядом. Мы как одна семья. С начала года ушло много людей, которых я знаю. Сегодня ушла наша соседка по палате. К вопросу о смерти отношусь философски, понимаю, что навечно нас тут не оставят. У нас как-то судьба более определена, считаю, есть возможность все разложить по полочкам. Подготовиться. Ты можешь даже поменять восприятие жизни. Жизнь – сложная штука. Гладко никогда ничего не бывает. Люди боятся испытаний, боятся что-то менять. Но всегда надо брать себя в руки. Раскисать нельзя.

В паллиативном отделении находиться нелегко, если постоянно думать о том, что ты пришел к смертельно больным людям. Но так думать нельзя. Для себя вынесла одно: когда приходишь в это место, нужно в первую очередь идти к людям, а не к их болезням. Нужно просто разговаривать, а не жалеть. Врачи онкоцентра говорят, что к смерти привыкнуть нельзя, что если ты не разделяешь чужую боль, то ты не можешь помочь. И да – после смерти каждого пациента им очень тяжело.

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Новости партнеров

Контент