День победы


«С афроамериканцем мы выпили за победу виски»

12:25 13 Марта 2015 | 5306
Автор: Гульназира БИИШЕВА
Все материалы автора

ProUfu.ru продолжает публикацию материалов о Великой Отечественной войне, о людях, которые 70 лет назад подарили мир всему человечеству. В редакционную почту поступают письма не только о ныне живущих ветеранах, но и о тех, кого сегодня нет с нами. О своем отце Исламе Нигаматовиче Ахмедьянове вспоминает его дочь Галия Султанова.

 «С афроамериканцем мы выпили за победу виски»

«Отец нечасто баловал нас рассказами о войне, он не любил вспоминать о жестоком времени. В редкие минуты нам удавалось услышать неторопливый рассказ о себе и некоторых эпизодах войны, - рассказывает Галия. – К счастью, остались его записи-воспоминания о тех годах».

Войну Ислам встретил на Дальнем Востоке. Он тогда служил связистом в составе 76-го корпусного артиллерийского полка. В 1942 году солдата направили в Шкотовское военно-пехотное училище, через 6 месяцев обучения выпустили с воинским званием «лейтенант». В 1943 году с маршевой ротой Ислам прибыл в действующую армию под город Орёл и попал в самое пекло военных действий.

13 февраля батальон, где служил Ислам Ахмедьянов, был направлен в разведку с боем. 14 февраля под городом Витебском солдат был тяжело ранен. После четырёхмесячного лечения вернулся в свою часть. После чего участвовал в освобождении Варшавы. Ислам потом рассказывал детям, как страшно было смотреть на то, что красивый город лежал в руинах. Зато поляки сердечно благодарили своих освободителей.

После освобождения Варшавы дивизия, где служил Ислам, дошла до Восточной Пруссии. Немцы отчаянно сопротивлялись, город Волоковыск 3-4 раза переходил из рук в руки. Когда на подмогу русским подошли танки и артиллерия, то город пал. Враг начал отступать. Советские воины, проявляя героизм, дошли до Восточной Германии. Накануне перехода границы все офицеры перед знаменем прославленной дивизии, целуя его, дали клятву добить врага в их собственном логове.

«Маленькие дети встали перед нами на колени»

Далее походным маршем пошли к реке Одер. «Папа вспоминал, что когда проходили по сёлам и городам, из каждого окна торчали белые флаги и простыни, - рассказывает дочь ветерана. - Однажды они остановились в небольшом городе на дневной отдых, им определили двухэтажный дом. Там было полно маленьких детей от 6 до 8 лет, все они ожидали смерти, с поднятыми руками стояли на коленях и рядом были их воспитатели. Тогда старшие воины и офицеры взяли несколько детей на руки, погладили их по голове, приласкали. Воспитательница, знающая польский язык, объяснила детям, что солдаты их не тронут. Фашисты всем им внушили, что советские солдаты будут их убивать».

2

Вот батальон подошел к реке Одер. Пехота противника окопалась за дамбой, а танки и пушки зарыли в самой дамбе, лишь торчали концы стволов. Перед рассветом батальону было приказано переправиться на западный берег и занять плацдарм. Советские солдаты бесшумно переправились по льду, а когда достигли берега, то немцы открыли по ним шквальный огонь. Фашисты стреляли разрывными пулями, потери были немалые. С противоположного берега поступило сообщение, что весь штаб батальона погиб от разрыва снаряда. Из офицеров с батальоном остался Ахмедьянов и младший лейтенант Мирошниченко. Командование батальоном Ислам взял на себя и повел оставшихся в наступление.

«Лед растапливали человеческим теплом»

Наши воины заняли две траншеи немцев, захватили плацдарм у деревни Цельтендорф. В это время фашисты взорвали плотину верхнего течения реки - пошёл сплошной лёд. У нас кончились продукты, мины, а помощь с другого берега была невозможна. С левого берега командир полка Давыденко всё твердил: «Сынок, держись, примем все меры, чтобы помочь!» Только один раз нам сбросили с самолёта 3 ящика патронов, мешок индивидуальных пакетов, ящик гранат и 5 мешков сухарей. Плацдарм мы удерживали более десяти дней. Немцы ежедневно по несколько раз ходили в атаку, чтобы сбросить остатки батальона в Одер, но их танки сжигала артиллерия с левого берега, а вражескую пехоту встречали бойцы огнём и штыком. Условия были очень тяжелые. Всё время мы находились в мутной ледяной воде, под утро вода покрывалась коркой льда. Но там, где стояли солдаты, лёд растапливался от человеческого тепла. Дремали по 3-4 часа, сидя на кочках травы и веток.

Из воспоминаний Ислама Ахмедьянова

Когда в марте ледоход прошел, первый катер переправился к берегу, где находились советские солдаты. Его сопровождали плотным огнём с левого берега. Так началось настоящее форсирование Одера. Из батальона Ахмедьянова к тому моменту оставалось в живых 78 человек, из них 55 были ранены. Сначала переправили тяжелораненых, затем всех остальных. Все бойцы - участники плацдарма, оставшиеся в живых, были награждены медалями «За отвагу», орденами «Красной звезды». Младший лейтенант Мирошниченко был награжден орденом «Красного знамени», а Ислам Ахмедьянов – полководческим орденом «Богдана Хмельницкого».

Вперед, на Берлин!

После кратковременного отдыха получили новое обмундирование, новое пополнение и двинулись дальше, на Берлин. Пятая ударная армия Белорусского фронта сражалась за Зееловские высоты, сильно укреплённые дзотами. Перед рассветом 140 мощных прожекторов ослепили немцев, и под лучами прожекторов бойцы Красной Армии пошли в наступление. Сразу основные рубежи не смогли взять. Тогда танковая группа пошла в обход с обеих сторон, и знаменитая высота «Ключ Берлина» пала. После этого сражения дивизию Ахмедьянова перебросили на канал Одер-Шпрее. При форсировании канала Ислам был контужен. Его определили в полевой госпиталь. Но солдат не стал отлеживаться, выпросил у врачей документы и на попутных машинах догнал свою часть.

1

Отец рассказывал детям, как ночью за 30-40 км видны были огненные столбы – это наша авиация бомбила Берлин. Когда до Берлина оставалось 10-15 км, Военный совет 1-го Белорусского фронта обратился к солдатам с воззванием: «Дорогие товарищи бойцы, настал решающий час боёв. Перед нами Берлин, а за Берлином встреча с войсками союзников. Товарищи офицеры, сержанты, красноармейцы! Ваши части покрыли себя неувядаемой славой. Не посрамим солдатской чести, чести своего боевого знамени. На штурм Берлина – к полной победе, боевые товарищи! Военный совет верит, что славные воины 1-го Белорусского фронта с честью выполнят эту задачу».

Вкус Победы заставил забыть о страхе

1 мая 1945 дивизия Ислама под прикрытием танков, авиации, артиллерии захватила один квартал, и солдат по приказу командования направили на берег реки Эльбы. Только они окопались, в Берлине постепенно прекратился гул боя. На рассвете 2 мая по телефону передали радостную весть, что враг капитулировал. Началось всеобщее ликование. Союзники с противоположного берега навели понтонные мосты и по ним перебежали к русским, среди них в основном были афроамериканцы.

«Отец вспоминал такой эпизод: подбегает к нему здоровый афроамериканец, поднимает его на вытянутых руках, обнимает и целует. Затем достаёт фляжку, делает несколько глотков виски и протягивает отцу, - рассказывает Галия. - Он тоже выпил из фляжки, при этом у негра глаза округлились и из глаз потекли слезы. Он начал быстро о чём-то говорить, подбежала девушка-переводчица и перевела его слова: «Сколько воюю, ни один белый американец не пил со мной из одной фляжки, а здесь русский герой-офицер выпил со мной».

В Берлине днём стоял полумрак, дышать было трудно, во рту горечь, в зубах скрипел песок с землёй, стоял общий гул. Не было слышно отдельных выстрелов из орудий, голосов невозможно было различить. Команды подавали жестами. Стреляли со всех сторон. Очень трудно было проносить через улицы раненых и погибших, немецкие снайперы стреляли с крыш домов. Но вкус Победы был настолько силен, что бойцы временно забыли о страхе и самосохранении.

Из воспоминаний Ислама Ахмедьянова

После взятия Берлина состоялось награждение бойцов и командиров. Ислам был награжден орденом «Красной звезды». После этого их полк по приказу командующего 5-й ударной армии генерала Бердарина был направлен в город Галле, а генерал Бердарин был назначен комендантом города Берлина. Батальон, где служил наш герой, был направлен в деревню Шмальхальце для охраны моста через реку Эльбу и оттуда в августе 1946 года был демобилизован из состава советских войск.

Память жива

С 1947 года Ислам возвращается к мирной жизни, работает учителем в Саиткуловской школе Кугарчинского района, а затем – директором детского дома. Делу обучения и воспитания подрастающего поколения он посвятит 38 лет. В Саиткуловской школе Ислам Нигаматович создаст исторический музей, где посвятит немало места войне 1941-1945 годов.

Его учащиеся многократно занимали призовые места на районных олимпиадах по истории. За активную и добросовестную работу был награжден многочисленными почётными грамотами. А в 1967 году - знаком «Отличник народного просвещения», в 1985 году ему присвоено почетное звание «Заслуженный учитель БАССР».

Вместе с супругой Нафисой Галимовной, которая тоже работала учителем, Ислам Ахмедьянов вырастил четверых детей. В 2004 году Ислама Нигаматовича не стало. Но жива память о нем – в фотографиях, его записях, в воспоминаниях, которые так бережно хранят сегодня его дети и внуки, его многочисленные ученики.


ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты




Карточки






---

Опрос

В Уфе к Новому году на городских площадях устанавливают живые новогодние ели, в то время, как в прошлые годы устанавливали ели искусственные. Вы за живую ель или искусственную?

Пройти опрос

Происшествия



Сексуальная пятница