«Я расписался на рейхстаге и упал без сознания»

13:52, 25 Мая 2015

| c4238

«Я расписался на рейхстаге и упал без сознания»
Забиха Науширбанова называют живой легендой.

Удивительное дело – у всех ветеранов войны, с которыми доводилось общаться, очень добрая улыбка. И это не потому, что им очень хорошо живется. Хватает и бытовых проблем, и здоровье уже совсем не то. Но улыбка осталась такой, какой была 9 мая 1945 года, в тот счастливый день их жизни, когда закончилась война – самое большое зло на земле.

Живая легенда

90-летний Забих Исламгулович Науширбанов в этом году 9 мая встретил в Республиканском госпитале ветеранов войн. Другие пациенты называли этого скромного и добродушного человека живой легендой.

«Всю войну прошел, во всех европейских столицах побывал, на рейхстаге расписался!» – с огромным уважением и почти мальчишеским восторгом говорили про него соседи по палате.

После фронтовых контузий у Забиха-абыя остались «на память» о войне сильные головные боли, которые, впрочем, не затмили воспоминаний о лихолетье. Этот невысокий пожилой человек не очень хорошо говорит по-русски, поэтому не слишком многословен. Но если он начинал рассказывать о фронте, так все в его палате, даже другие ветераны войны, слушали, затаив дыхание. А ведь он ничего не приукрашивал, просто довелось пережить слишком многое.

Например, он часто видит во сне историю, приключившуюся на подступах к Берлину.

«После взятия Варшавы наш батальон принял участие в форсировании реки Вислы, – вспоминает Забих Науширбанов. – В этой операции удалось освободить 700 советских военнопленных. Когда до Берлина оставалось буквально 60 км, я и еще двое солдат отстали от своей части. Нам подсказали, где искать полк, и мы втроем шли по дороге. Вдруг пронеслась военная машина и сбила одного из нас. Парень умер сразу. Друг мой был фронтовой. Мы похоронили его, а нас взял к себе другой проходящий мимо полк. Им нужен был связист. Так я продолжил воевать».

Как и другие фронтовики, дошедшие до логова врага в Берлине в мае 45-го, рядовой Науширбанов с волнением следил, как советские воины водружали красное знамя на купол рейхстага.

«Первый раз ребята флаг не донесли. Скосил их враг огнем. А вот со второго раза знамя все-таки установили на крышу, все мы так радовались», – взволнованно говорит он.
В день взятия рейхстага Забиха-абыя тяжело ранили прямо возле Бранденбургских ворот. Но солдат попросил однополчан помочь ему добраться до поверженного рейхстага, чтобы своими глазами увидеть это зрелище.

«Я собрал все силы и написал на колонне свою фамилию, а потом упал без сознания. И меня уже отправили в госпиталь», – рассказывает пожилой солдат.

Этому великому дню предшествовал долгий и сложный путь.

От Бреста до Берлина

В начале войны Забиху было 17 лет. Он с родителями жил в Баймакском районе Башкирии. К тому времени окончил семь классов и считался среди односельчан хорошо образованным человеком. Учился бы дальше, но помешала беда – в 37-м году отца Забиха арестовали по обвинению в пособничестве антисоветскому повстанческому соединению Заки Валиди. Вина сельчанина была в том, что кони, которыми воспользовались Валиди и его соратники, были получены с конезавода, где работал старший Науширбанов. Его объявили врагом народа, осудили на 10 лет.

В 1943 году, пройдя курсы военной подготовки и отучившись на связиста, Забих пошел на фронт. Форсировал Днепр, освобождал Киев, Житомир. В этом же году на Украине он из-за тяжелой контузии попал в госпиталь.

После выздоровления принимал участие в освобождении Белоруссии от немецких захватчиков. Вместе с советскими войсками вступил в израненный Брест, видел своими глазами руины Брестской крепости. Отсюда солдаты погнали немецких захватчиков дальше по Европе. Люблин, Краков, Варшава радостно встречали воинов-освободителей.

Рядовой Науширбанов был в составе воинских частей, которые братались с союзниками на Эльбе, чтобы потом вместе идти на Берлин.

На его груди – ордена Великой Отечественной войны II степени, Красной Звезды, медали «За отвагу» и другие награды. Воевал на совесть, как и большинство советских людей, за чужими спинами не прятался.

Про клеймо «сын врага народа» военачальники вспомнили уже после войны, когда во время службы в Люксембурге Забих вместе с другими фронтовиками поступил на офицерские курсы интендантов. Был в числе лучших курсантов. Но когда наступило время получать звание младшего лейтенанта, из секретной части пришло донесение о судимости его отца. Решили, что по этой причине Забих офицерского звания не достоин.

В родные края Забих Исламгулович вернулся лишь в 1949 году. После войны боевой генерал Горский, с которым Забих воевал, звал его к себе служить на Кавказ, но Науширбанов отказался. Решил остаться на родине. Осенью того же года женился. Один за другим родились трое детей – дочь и два сына. В первые годы глава семейства работал в колхозе, затем по совету начальника РОНО поступил на исторический факультет пединститута. Но диплом ему не дали – опять из-за судимости отца. Забих-абый снова вернулся работать в колхоз.

Только во времена Хрущева он смог получить диплом учителя и стал преподавать в школе. Был и учителем младших классов, и преподавал детям историю. Особенно внимательно школьники слушали воспоминания о фронте, ведь память этого человека – поистине живая летопись войны.

Читайте также


ПОДЕЛИТЬСЯ



© Права защищены. 2008-2020