«Один большой ад эта Курская битва!»

12:41, 02 марта 2015

| c5350

92-летний ветеран Великой Отечественной войны Хасан Хуснуризалов рассказал о сражениях, в которых довелось участвовать.

«Один большой ад эта Курская битва!»

«Мне всего 22!»

В августе ему 93, но он до сих пор шутит, что ему 22! Опрятный, подтянутый: в чистой рубашке и брюках на подтяжках встречает у порога с теплой улыбкой вместе со своей женой Саймой. Они так были рады нам, точно родные бабушка с дедушкой. Седые волосы ветерана весело топорщатся в разные стороны, а глаза светятся от безграничной радости… Сложно представить, что повидали они: сколько человеческого страдания и жестокости. 

DSC 0112

«Мне было 19 лет, я учился в железнодорожном техникуме – там, где сейчас авиационный институт,  начал рассказ Хасан Рахимович. После третьего курса меня направили на производственную практику на станцию между Челябинском и Орском. В это время как раз война началась, а я остался после практики на подработку. К 1 октября вернулся на учебу в Уфу, а техникум закрыт, на его месте госпиталь. Моего товарища только забрали на фронт, а осенью на него уже похоронка пришла. А мне повестки из военкомата почему-то все нет. Фамилию мою, наверное, не разобрали и пропустили  подумал тогда я. Меня на учебу обратно не приняли: жить негде, прописки нет. Пошел я в военкомат, но и там мне отказали. Всем явка по алфавиту, а у меня фамилия на предпоследнюю букву  очередь еще не дошла».

«На курсы тракториста пойду, а офицером – нет!»

Не дождавшись призыва, юный Хасан пошел учиться на водителя. В то время обучение велось в спичечном городке №5 в Черниковке.

«Учились по моим материалам. Некоторые я в ГАИ достал, некоторые сам начертил. Я вообще хорошо чертежи делал и писал хорошо. Солдатам домой под диктовку письма писал, многие ведь не умели».

DSC 0126

После получения «корочки» Хасану в военкомате предложили поступить в офицерское училище, но он отказался:

«На курсы тракториста пойду, а офицером нет! Так три раза отказывался. Тогда уже меня в Чесноковку отправили учиться на радиста, там стоял полк 214 стрелковой дивизии. Винтовок тогда не было, мы их сами из деревяшек делали, из телег мастерили пушки, к ней оглоблю приделываешь и как бы ствол. Такой вот был учебный материал. Ночами и днями учились по тревоге одеваться за секунды, по 20-30 километров по зимним дорогам нас гоняли и в буран  на позицию!»

DSC 0114

В апреле 1942 года в полк приехала комиссия, и новобранцев направили в Солнечногорск под Москвой. Там уже каждому выдали настоящее оружие: винтовки, автоматы, пулеметы, пушки, минометы. К тому времени город Солнечногорск был взят немцами, освобождать его пришлось Хасану с товарищами. В награду советским солдатам достались вражеские пушки и танки, теперь уже обучение шло на немецкой технике. И вот, наконец, в июне новобранцев посчитали готовыми к боевым действиям.

В это время немцы взяли Харьков, и дивизию Хасана отправили в сторону Сталинграда. Выгрузились солдаты на станции Калач-Донская. И сразу начались встречные бои. Немцы наступали, а советские солдаты  им навстречу.

«У них пехота была хорошо механизирована, в их арсенале были мотоциклы, машины, танки, а мы частично передвигались на американских машинах Студебеккер, частично на лошадях. Танков у нас мало было тогда. Англичане нам свои давали, но они были легкие – из винтовки можно было их подбить. Советские тоже были легкими. Военачальники ведь как говорили: «Нам нужны легкие и быстроходные танки, на резиновом ходу. Мы на своей территории воевать не будем, будем на чужой территории». А вышло вон как…»

 

 «Голый, но с автоматом»

Когда взвод Хасана стоял под Сталинградом на Дону, немцы окружили их и слева, и справа. Пришел приказ отступить и занять новые рубежи. Вот подошли солдаты к Дону, а там ни переправ, ни мостов. Солдаты начали строить плоты на песчаном берегу рядом с деревней.

– Мне старшина говорит: «Надо плоты строить, на них продукты перевезем, пока остальные плоты для оружий мастерят». Мы с одним солдатом плетни забрали в одном из огородов в деревне, я телефонный кабель взял из машины и начал концы связывать. Немцы нас заметили и давай стрелять. От нашего большого плота ничего не осталось. Наш офицер и старшина разделись и поплыли, я бросился за ними…  Только начал раздеваться, и в это время рядом со мной снаряд упал.

DSC 0128

- И вам удалось выжить?!

- Меня окатило волной. Гимнастерка к телу прилипла. Кое-как снял. До старшины метров десять, а я плавать не умею, но все-таки доплыл, зацепился. И мы втроем добрались до левого берега Дона. Каска с пилоткой, ремень с патронташем, винтовка – все, что осталось. Так и ходил по берегу голый, только маска на лице, каска на голове и винтовка в руках. Но мне повезло, к берегу какую-то телегу прибило. А там одежды, продуктов и вещмешков полно. Нашел кальсоны, рубаху, гимнастерку, ботинки. Три шинели бросил на берег. Обмундировался. Помню, как сейчас: солнечный день был, вода красная от крови в Дону. А нас из 65 человек осталось 27. Через два дня к нам является комиссар полка. Фамилия у него такая: Колющенко. До команды полка дошло, что некий солдат плавать не умел, но переплыл и оружие сохранил. Говорит мне: «Давай пиши заявление, мы будем тебя принимать в партию».

Так Хасан Рахимович стал кандидатом на членство в Коммунистической партии, а спустя время вырос до парторга.

 

«Ни шагу назад!»

«Мы заняли деревню Паньшино возле Сталинграда, из которой выгнали немцев. Это высота, на ней все видать за десятки километров. Обстановка была очень напряженная, даже днем не могли себе еду погреть, сразу немцы стреляли. Ночами мы вражеские позиции «ощупывали», пленных брали. И 19 ноября 42-го года пошли в контрнаступление. Миномет стреляет, пушки стреляют, артиллерия стреляет! Это ужас! Ой, когда в первый раз дали залп из «Катюши», мы сами испугались! Не знали, что делать! Первое, что пришло в голову: это сзади нас что ли немецкие части атакуют?! Искры летят. Белый дым. Не знали, куда деваться! 23 ноября мы немцев окружили под Сталинградом. Думали, что там их около ста тысяч, а на самом деле было раза в три больше» вспоминает Хасан Рахимович.

До 2 февраля шло наступление. Немцы сильно сопротивлялись. У советских солдат был приказ: «Ни шагу назад!» И у немцев Гитлер издал указ: «В плен не сдаваться!» Им пообещали, что если кто сдастся в плен, их семьи будут расстреляны или репрессированы. Поэтому немцы жестоко сражались до последнего патрона. И все же 30 января 43-го года командующий немецкими войсками, автор плана Барбаросса Фон Паулюс, сдался в плен с 24 генералами.

«Ему предлагали написать приказ по войскам, чтобы они сдались, он отказался, говорит: «Я пленный! Не имею права такой приказ писать! Пусть что сами хотят, то и делают!» Немцы поняли, что у них ничего не выйдет, и начали сдаваться! Некоторые сами колоннами сдавались без охраны! Колоннами! На фронте взяли 96 тысяч пленных!», – рассказывает ветеран.

 

«Курская дуга. Прохоровское сражение…»

После обороны Сталинграда судьба занесла Хасана на Орловско-Курскую дугу, поле, где летом 43-го года развернулось самое крупное танковое сражение в истории. Хасан Рахимович был одним из двух миллионов его участников.

«То ли утро, то ли ночь – отчет времени потерял смысл. Кругом грохочут танки, лязг их гусениц бьет по мозгам, точно под ухом стреляют. Может, это вражеская авиабомба упала с небес, а, может, и мина разорвалась за спиной. Сотни танков пылают совсем рядом, поднимая над собой огромные черные тучи дыма. Из люков горящих бронемашин вываливаются наземь танкисты. Совсем рядом бой ведут пехотинцы, молодые солдаты, с оружием и гранатой в руках. Рвутся в атаку и юркие «тридцатьчетверки». Точно один большой ад эта Курская битва!» – вспоминает Хасан Рахимович о том великом сражении.

Потом было Прохоровское сражение. А еще Хасан участвовал в освобождении Белгорода, Харькова, Полтавы, Кременчуга, Александрии, станции Знаменка, Кировограда, Молдавии – всего и не перечислишь.

За освобождение Знаменки Хасан Рахимович был удостоен ордена Красного Знамени, кроме того, в ходе войны наш герой получил две медали «За отвагу», Орден Славы третьей степени, Орден «За заслуги перед Отечеством» 1 степени (подбил больше четырех танков), медаль «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией», за освобождение Украины  орден Суворова, за освобождение Польши  орден Богдана Хмельницкого, 11 благодарственных писем от Сталина, грамоту от командира корпуса, и это только часть его наград. Уже в мирное время получил медаль «За доблестный труд» и звание «Ветеран труда».

DSC 0131

«В честь Победы мы потом салют из автомата давали. О!! Сколько там радости было. Салют, еще салют, еще салют!!! – улыбается ветеран.  Очень красивый и солнечный был день. Молодым желаю уважения к Родине, к родителям. Жить и работать в единстве. Я сейчас у военачальников спрашиваю: если бы тогда в СССР не было коллективизации, мы бы победили?! Все затрудняются ответить!»

После войны Хасан поступил на работу бухгалтером в Бельское речное пароходство. С 1952 по 1989 год работал главным бухгалтером в «Башнефти» и в течение последующих 20 лет – на других предприятиях столицы. Общий трудовой стаж ветерана вместе со службой в армии составляет около 75 лет.

 

Справка

Хуснуризалов Хасан Рахимович, председатель Совета ветеранов 214-й Стрелковой дивизии, член Комитета ветеранов войны, боевых действий и военной службы Республики Башкортостан, член Совета ветеранов Кировского района Уфы.

Дата рождения: 25.08.1922 года

Место рождения: село Мамяково Кушнаренковского района

Жена: Сайма Амирова, с которой в браке прожил 40 лет


Читайте также


ПОДЕЛИТЬСЯ




Загрузка...

Последние новости

Мишустин поручил утвердить даты доставки вакцины от COVID-19
12:43 03 декабря 2020 | e 0
В Башкирии снова умер COVID-больной
12:08 03 декабря 2020 | e 0
Прокуратура Башкирии не согласна с приговором экс-министру Евгению Гурьеву
11:44 03 декабря 2020 | e 0
Башкирия становится больше – в состав республики войдут новые земли
11:26 03 декабря 2020 | e 0
В Башкирии полицейские накрыли бордель в сауне
11:17 03 декабря 2020 | e 0
Следком Башкирии начал проверку по факту обнаружения в лесу трупа мужчины
11:15 03 декабря 2020 | e 0

Новости Уфы и республики Башкортостан
© Права защищены. 2008-2020