Прислать новость

БЕЗ ЦЕНЗУРЫ. Валех Аббасов: «Не сомневайтесь, я буду адвокатом»

14:53, 27 Декабря 2019

| c2129

Азамат САИТОВ

Адвокатская палата республики на недавнем заседании своего Совета исключила из сообщества руководителя филиала Российской коллегии адвокатов Валеха Аббасова. Опальный юрист и стал очередным гостем в авторской программе Азамата Саитова «Глаза в глаза». 


БЕЗ ЦЕНЗУРЫ. Валех Аббасов: «Не сомневайтесь, я буду адвокатом»
Прослушать новость

Начну с банальности из разряда очевидных. Закон, как известно, защищает каждого, кто может нанять хорошего адвоката. А далее вопрос на засыпку: а кто защитит самого адвоката, если по отношению к нему применили беззаконие? Я уже приводил как-то цитату известного американского юриста Илайхью Рута, который как-то подметил, что обязанность адвоката  не доводить дело до суда. Истину, которую уже столько десятилетий любят цитировать его коллеги по цеху, не лишним будет еще раз вспомнить в связи с последними событиями, связанными со скандалом в Адвокатской палате Башкортостана. Как мы все уже знаем, на днях данное сообщество исключило из рядов очередного, уже четвертого по счету, по их мнению, смутьяна. Таковым стал руководитель регионального отделения Гильдии российских адвокатов Валерий Аббасов, кстати, член СПЧ при Главе нашей республики, сегодня он гость авторской программы «Глаза в глаза», выходящей на портале Proufu.ru. Я  Азамат Саитов. Здравствуйте. Приветствую вас, Валерий Османович!

Добрый день, сразу отвечу, что защитить мы в состоянии себя сами,хотя это неблагодарное дело по известным случаям, когда говорят, что есть конечно и другие адвокаты, но себя-то мы защитить можем. Тем более с беззаконием мы умеем бороться и точку поставим над этим вопросом.

Я напомню тем, кто нас слушает и видит в чем суть дела, и сошлюсь при этом на издание «Правда ПФО», вот как оно излагает суть дела: совет палаты рассмотрел 4 дисциплинарных дела в отношении Аббасова, 2 из них касались обращений бывших подзащитных с жалобами на адвоката, обе жалобы были отклонены из-за пропуска срока привлечения и возбуждения интересов к этому делу, третье дисциплинарное дело против Аббасова имеет все шансы войти в сборник юридических анекдотов  адвоката попытались лишить статуса из-за якобы некорректной информации на вывеске его офиса, это случай, конечно, анекдотический, но вот четвертое дисциплинарное дело, которое рассматривали на днях, оказалось для Совета поводом для принятия решения о лишении Аббасова статуса. Никто и не скрывал из собравшихся, что именно поведение адвоката на июньской конференции палаты, которое было посвящено конкретной теме, закончилось потасовкой в президиуме и стало для главы палаты Булата Юмадилова последней каплей. Я правильно изложил последовательность событий?

В общем-то да, но уверяю вас, то, что говорят 2 каких-то бывших подзащитных, это настолько из пальца высосано, и так грубо, по-хамски.

Летом этого года была внеочередная конференция Адвокатской палаты республики, так?

Да.

И посвящена она была конкретной теме, а именно возможным финансовым злоупотреблениям руководителя палаты адвокатов Башкортостана Булата Юмадилова, финансовым нарушениям.

Совершенно верно.

Адвокаты собрались... Продолжайте вы.

Прежде чем эта конференция собралась, я обращался к адвокатской палате и адвокатскому сообществу с просьбой вообще собраться, сделать большую конференцию, где в рамках адвокатского сообщества могли бы разобраться между собой, обсудить что происходит и поставить конец этому, не выводя всё на такой суд общественности.

Что именно происходит, поясните?

А происходит, по моему мнению, и как я полагаю, то, что в Адвокатской палате полное беззаконие выражено тем, что похищаются денежные средства адвокатских взносов, чинится бесправие в отношении адвокатов, возбуждаются незаконные дисциплинарные производства, экзамены, которые называются [неразборчиво] «экзамены», превращены в совокупность госэкзаменов по всем отраслям права, и на этом строятся коррупционные схемы. Вы знаете, один из замов уже отбыл наказание.

Фарукшин, он уже отбыл?

Да, совершенно верно.

Быстро у адвокатов сроки проходят.

Другой посредник осужден, через другого заместителя и, безусловно, та обстановка, которая в адвокатуре в руках недобросовестных людей, а более того, людей, которые используют эту возможность чинить беззаконие, превратилось уже в конкретные преступления.

Давайте поясним: Ромео Фарукшин обвинялся в том, что он продавал статус адвоката за деньги, так?

Ну да, там приговор есть, там все написано.

Вы сами еще напомните нам.

Да, это то, что за адвокатский статус.

Он брал деньги, был в этом уличен, обвинен и …

Этот приговор есть, мы отрицать не можем, но я не об этом, я о том, что нынешнее руководство под руководством Юмадилова дискредитировало полностью адвокатуру в республике Башкортостан, она вышла уже за пределы республики.

Хорошо, Ромео Фарукшин, поговаривают, был связан родственными узами с Юмадиловым, да?

Я не могу этого утверждать, но это был его заместитель.

Понятно. Основной темой обсуждения на июньской внеочередной конференции была история с арендой помещения для Адвокатской палаты, которая, по мнению многих, и по свидетельствам СМИ, была арендована Булатом Юмадиловым, председателем палаты, у собственной тещи, которую вначале она приобрела, и в тот же день зять оформил у нее аренду. Какие деньги при этом фигурировали? Какие суммы?

Там заключен договор с близким родственником, вы уже назвали, в тот же день как она куплена, это общая информация, мы же не можем вмешиваться в действия следствия, то, что пишется, то, что говорится в СМИ, оттуда делаем вывод, на самом деле такое имеет место быть, и арендовано помещение, которое на тот период не было пригодно для  использования и оплачен за это ремонт из кассы Адвокатской палаты 3 млн 700 тыс. рублей.

Поясним сразу: касса Адвокатской палаты формируется из членских взносов адвокатов, это не бюджетные деньги, т. е. адвокаты сами платят взносы и вот эти деньги, 3,5 млн с чем-то, пошли на ремонт квартиры тещи, которая в тот же день, в день приобретения, Юмадилов арендовал у нее как зять.

Совершенно верно и честно говоря, даже не обращал на это внимание, я рукой махнул.

Валерий Османович, дело не в вас, давайте мы в начале расскажем людям, как все это происходило, для вас это все очевидно, для вас все это ясно. Например, я некоторые подробности даже не знаю. Так вот, теща Юмадилова покупает помещение, непригодное ни к жилью, ни к проживанию, ни к размещению Адвокатской палаты. Адвокатская палата за деньги членов ремонтирует его на сумму 3,7 млн. рублей и в тот же день, в день покупки тещей помещения,  Юмадилов заключает договор аренды. После ремонта въезжает туда Адвокатская палата и потом платит теще немалую арендую сумму, какую?

Я договор этот не видел, и какая сумма там стоит тоже не видел, только общая информация.

Но это не 2 тысячи, не 5 тысяч рублей в месяц?

То ли 1100, то ли 1300 рублей [в месяц], но утверждать могу следующее, что помещение готовое уже, с отличным ремонтом, с мебелью,  со всем, компьютерной системой  и т.д., у нас в городе, в центральной части, и в тот момент, и сейчас, имеется и за 600 [рублей за квадратный метр], и за 700 рублей, и это есть в открытом доступе, и это возмутило отдельных адвокатов, которые были даже  (неразборчиво) вы называли, были несправедливо исключены, кстати, в его защите я тоже выступал, я говорил, что нельзя этого делать и они все обнародовали, мы только тогда узнали, что это такое творится у нас под боком, я же тоже там сидел, я был замом.

И вот этот случай возмутил адвокатское сообщество и они потребовали летом внеочередного созыва, внеочередной конференции, в которой хотели поставить вопрос о сложении полномочий Булатом Юмадиловым, правильно я излагаю события?

Да, правильно излагаете.

И на этой внеочередной конференции произошел тот случай, за который теперь вас наказали, т. е. собрались адвокаты, вы вышли и начали требовать и для себя слова, и для коллег слова, но вас со сцены согнали, я правильно излагаю?

Все верно.

И вот теперь мы пришли к событию, которое произошло на днях: вас лишили статуса адвоката вот за этот летний случай, так?

Да.

Теперь расскажите.

Дело в том, я повторюсь еще раз, я просил  создать конференцию на один предмет, для того, чтобы между собой разобраться, не привлекая ни Следственные органы, ни СМИ, ни кого-то, мирно разрешить между собой и найти общий язык, работать дальше. А в результате совет решил по-другому, по своей инициативе они решили, что надо собрать конференцию и выразить доверие к президенту и совету палаты  для того, чтобы себя защитить перед Следственными органами, вот для чего эта конференция делалась. И конференция начинается с чего? С избрания президиума, президиум еще не избран, а на столе уже лежат фамилии членов президиума, кто туда избран. Я считаю, что здесь, как всегда, Юмадилов решил заранее за всех, делегатов для него не существует, он решил, что в президиуме будут вот эти люди, он уже заранее их избрал, заранее уже там поставил, что вот они будут, что вызвало, конечно, возмущение, очередное возмущение, что так не должно быть. При этом инициатором, чтобы большое количество адвокатов-делегатов собрать, была федеральная палата, насколько мы знаем. Почему? Потому что нормы представительства один делегат из 3-х адвокатов — это редчайший случай в Башкирии, потому что когда большое количество адвокатов, Юмадилов там плавает, а когда он из 30-ти адвокатов 1 делегат приводит чисто своих, которые сидят, ему только руки молча поднимают.

Хорошо, из-за чего разгорелся конфликт летом?

Конфликт разгорался из-за того, что во-первых, президиум он изначально, пока конференция не началась, он с этого уже, я полагаю, нарушил права делегатов и процедуру конференции, после этого начали избирать председательствующего, а председательствующий мгновенно, вот мы предлагаем вот это, голосуем этот, никому другому, т. е. альтернативности не было, это просто профанация чистой воды. Предлагали и мою кандидатуру председательствующим и других предлагали, он практически не дал этого сделать. И председательствующий в этой конференции был избран, на мой взгляд, совершенно незаконно, в зале не было микрофонов, микрофон был только на трибуне, естественно, адвокаты вышли туда, чтобы сказать, что это неправильно, давайте на альтернативной основе других кандидатов тоже рассмотрим и т. д. И в это время там произошла потасовка, когда эта потасовка началась, я вышел, всех успокоил, на видео это все видно. Я всех успокоил, сказал: «Успокойтесь, давайте цивилизованно». Подошел к микрофону, призвал всех успокоиться, попросил поставить вопрос о председателе, о выборе председателя на альтернативной основе. В результате – выключили микрофон и начали всех толкать с этой сцены,причем толкали люди, адвокаты Юмадилова, они толкали, они потасовку устраивали, а виноваты, получается, мы. 

Тогда скажите: вот вы  миротворец, пытаетесь всех примирить, зачем вам это было нужно? Ну провели бы, ну обсудили бы, народ ведь знает, что претензии к президенту  палаты за его аренду у собственной тещи помещения, это все равно выплыло бы.

Это же не только аренда, президенты Адвокатской палаты Юмадиловы, его сын и его окружение, но в первую очередь к этим двум людям, огромная масса претензий.  Касалось бы, только этой аренды — да бог с ней. Вопрос в том, что не то, что не дали выступать, т. е. стола, чтобы потом по существу выступить, получалось с боем просто.

Хорошо, был исключен до этого из адвокатского сообщества Буркин, Войцех был следующей жертвой, исключен из состава адвокатов именно за участие в этой внеочередной конференции, так?

Да.

И вот теперь настала ваша очередь, вы теперь на днях были исключены из состава адвокатов за то, что пытались успокоить людей и предотвратить потасовку на внеочередной конференции, так?

Да, я пытался вести конференцию в законном русле, хотел, чтобы демократично люди путем тайного голосования решали все вопросы и ставили конец этому безобразию. Вы задали вопрос: вам-то зачем? А я скажу зачем - потому что стыдно, вот выезжаешь за пределы республики: в Москву, другие города, то что о нас говорят, о нашей палате говорят, о нашей республике, просто стыдно за то, что творится в нашей Адвокатской палате. Нельзя так, просто нельзя, это надо было остановить, и я пытался это донести, что: коллеги, давайте остановимся, в конце концов, доложил Юмадилову, что вы себя полностью дискредитируете, вы просто уходите, уходите, дайте залу избрать любого из делегатов избрать президентом палаты, новый совет.

Тем более, что в те дни, насколько я помню, известный российский адвокат Генри Резник, по-моему, обращался ко всему башкирскому адвокатскому сообществу с просьбой не выносить сор из избы, а решить в своем кругу. Но тем не менее, на сегодняшний день мы имеем факт, что наше республиканское сообщество стало уже посмешищем федерального уровня, так?

Совершенно верно. Но что касается Резника, он ни к кому не обращался, его выступление на федеральном уровне, где он говорит об адвокатском братстве, о том, что надо внутри корпорации решить свои вопросы, кстати, тема моего выступления как раз была в этом, что внутри адвокатского сообщества, а не вот это, это выступление взяли и из отрывков сделали, и начали показывать, и выдали это как будто он поддерживает Юмадилова, не было этого, у него совершенно другое.

Хорошо, вот после этого вы, уволенный Буркин из адвокатов, лишенный статуса Войцех, стали последовательными критиками, пишут газеты, последовательными критиками президента палаты Юмадилова, и именно после этого региональное управление Следственного комитета заинтересовалось этим делом, всеми возможным финансовыми нарушениями и, насколько я знаю, сегодня идет следствие.

Так, да.

Результаты пока вам неизвестны?

Нет конечно, мы же не можем вмешиваться, ход следствия определяет следователь.

Вы ведь сегодня еще пока, насколько я понимаю, не лишены статуса, только принято решение палаты.

Да, оно еще должно вступить в силу.

Т.е. на сегодняшний день вы еще адвокат.

Не сомневайтесь, я и буду адвокатом.

Хорошо, как проходило так называемое «лишение статуса адвоката»?

А давайте я вам перед [неразборчиво] на вопрос отвечу.

Потому что это вопрос закрытый?

Да-да, по поводу критики: чтобы вы понимали, я не то, что критикую, я будучи вице-президентом, в течение 10-15 лет, если говорить о критике, т. е. внутрикорпоративной критике, разрешение тех проблем, которые возникали при мне, когда я был вице-президентом, я их не давал (неразборчиво), и, получается, что я не 2 года назад, не полгода назад начал критиковать, я в течение 10 лет это делаю, но делал это внутри корпорации, не выходя за пределы и мне удавалось, поскольку я сам находился в качестве вице-президента и его останавливал. А после того, как я ушел, внутри адвокатского сообщества не осталось человека и сейчас нет, который бы его тормознул, он туда привел совершенно молчунов, которые только руки поднимают все, что он говорит, это Средневековье, конкретное  Средневековье, если на нашем языке говорят – байство, которому надо поставить конец.

Но ведь сегодня вас теперь обвиняют в нарушении адвокатской этики, за что и палата вынесла такое решение лишить вас статуса.

Знаете, вы слово сказали «обвиняют», недавно Рагулин приезжал как раз в качестве моего представителя участвовал, он всегда [неразборчиво]

Рагулин кто?

Это профессор, доктор наук, член комиссии Гильдии российских адвокатов, председатель по защите права адвокатов, очень толковый человек, он как раз всегда говорил по поводу обвинения, дело в том, что я сейчас обвиняю Булата Юмадилова и часть людей за то, что они совершили в данном случае. Вот это дисциплинарное производство и решение совета я считаю преступным деянием и за это они должны ответить, не только в гражданско-правовом порядке, и в уголовно-правовом порядке. И мы определенные признаки и доказательства обязательно предоставим, и дело в том, что на сегодняшний день, вот вы говорили аренда и т. д, это [неразборчиво] характер носит, на сегодняшний день опять продолжается. Каким образом продолжается? Можно было тогда купить за эти же деньги, у Адвокатской палаты были деньги, купить помещение для адвокатской палаты. Я задаю вопрос: а почему себе купили, а не адвокатской палате? Купили бы Адвокатской палате за эти же деньги и адвокатам уменьшили бы взносы, адвокатам сейчас жить не на что, сейчас зарабатывать, гонорар получить очень сложно, и неприлично так себя вести, воровать, грубо говоря, когда адвокаты так живут.

Погодите, помещение в котором сидит сегодня Адвокатская палата республики, оно куплено не на деньги тещи, а на казну самой палаты? 

Я не знаю, я не могу на этот вопрос ответить, ответит на этот вопрос следователь.

Тогда почему это помещение было оформлено на тещу? 

Я не могу на этот вопрос ответить, я могу ответить на вопрос следующее, что он носит, поскольку сейчас спокойно можно за 700 рублей шикарное помещение арендовать, а не платить теще тысячу с чем-то рублей, если так на самом деле платится, вот о чем идет речь.

Тысячу с чем-то, сколько?

Ну за аренду за квадратный метр, но есть ежемесячно 300, 400, 500 тысяч вот такие суммы фигурируют. 

Теще платит за аренду?

Теще платит за аренду, но это все мои предположения, я не утверждаю этого, пусть следствие ответ дает.

Хорошо быть тещей президента Адвокатской палаты. Вот глядите: Буркина лишили статуса, Казакова лишили статуса, они попытались восстановиться, у них это не получилось пока, Войцех, которого тоже лишили за критику президента палаты, он собирается судиться с ними, насколько я знаю, в январе будущего года, а вот вы пока еще сегодня адвокат, вы как видите свою последующую деятельность, жизнь?

Ну как я вижу, в моей жизни вообще ничего не изменится, я как живу, как работаю, так же и буду продолжать работать, тут кто мне может запретить.

Нет, ну а судиться, отвоевывать?

Только по уголовным делам, если у тебя статуса нет, по уголовным делам не можешь ходить, но это, я вас уверяю, это временный характер, мы это докажем, мы установим в законном порядке, мы адвокаты, мы законники, мы должны только в рамках.

А за свой статус вы намерены бороться, восстанавливать?

Безусловно.

Как это будет происходить? Когда? Потому что по закону вы в течение 4-х лет не имеете права, вроде как, числиться адвокатом или через это время, через 4 года вы можете сдать квалификационный экзамен, не так?

Да, если превратить в жизнь желание и жизнь (неразборчиво) к принятию этого решения, тогда да, но это ему не видать. Знаете почему? Почему так выгодно и почему он так, вот таким безобразным образом такое решение заставил принять отдельных членов совета, кстати там есть очень грамотные, толковые люди, на 100% уверен, что есть люди, которые воздержались, есть люди, которые против выступили этого и так далее.А вот те, которые за выступили, вместе с Юмадиловым, это, я полагаю, преступный сговор и мы это будем доказывать.

Сижу, слушаю вас, никак не могу понять: вы здесь известный адвокат, вы и в Москве известный адвокат, вы входите экспертом в ЦИК России, вы входите экспертом в СПЧ России, здесь член СПЧ при Главе республики. Зачем возглавляете Гильдию российских адвокатов, зачем вам членство в башкирской палате адвокатов, за которое вы сейчас вынуждены будете бороться?

Вы знаете, есть такое понятие, как регистрация по месту жительства, а у меня регистрация по месту жительства в Башкирии, а закон гласит: если ты зарегистрирован на территории субъекта Российской федерации, входишь в реестр той палаты, которая находится на этой территории. 

Вон оно что, т. е. поэтому Юмадилов над вами начальник?

Т. е. не начальник, а имеет определенные полномочия, которые использует, вот в чем вопрос. Что касается того, каким образом мне это нужно? Так все меня спрашивают, говорят:  «Если ты молчишь, а нам что делать?» Пришлось вмешиваться, его останавливать, сотни раз вести переговоры, он: «да-да-да», идет дальше. И вы правильно заметили, что я всегда пытался создать мир, как-то чтобы спокойно было, чтобы конфликтов не было. Я вообще человек не конфликтный. Если они меня затянули в этот конфликт, вы представьте что там творится, с этим людьми иметь дело невозможно,. Мне говорят: вот ты пытаешься успокоить, там помирить, тут примирить, делают зло - отвечаешь добром, каждый должен заниматься своим делом, я умею это делать, делать, чтобы было по закону, делать, чтобы все было демократично, адвокаты все имеют одинаковый статус, в адвокатуре не может быть начальников и подчиненных, мы все коллеги, а функционеры вроде меня, Юмадилова и тд., должны исполнять волю адвокатов, принятую съездом, советом и т. д., а не злоупотреблять этим. Для меня это позорище и это надо остановить.

Создается впечатление, что Юмадилова никто, наверное, не остановит, потому что на тех судилищах, которые устроили над вами, там присутствовали и ваши коллеги по СПЧ при Главе республики и, в частности, в вашу поддержку выступил и руководитель СПЧ Барабаш, и Альмира Жукова, тоже известная правозащитник, тоже член СПЧ, заявила, что: «Я Юмадилову сказала на совете палаты, что если вы лишите статуса Аббасова, то после сказанных вами слов, вы должны сами уйти с данного поста . Понятия совести и семьи для Юмадилова, на мой взгляд, неизвестны, и он просто не знает что это такое». Т. е. вроде как бы многие уже для себя представили, что из себя представляет Булат Юмадилов и его палата, но тем не менее с ним никто справиться не сможет. Да я боюсь, что наверное, он сохранит статус кво.

Я объясню в чем дело, дело в том, что по закону федеральная палата и президент федеральной палаты, другие руководители, они не имеют права тоже  вмешиваться, это дело башкирских адвокатов по закону, по уставу это так. А Башкирская республиканская коллегия, есть много людей, которые просто ходят по назначению, есть много таких людей, есть люди, которые с ним каким-то образом связаны, они приводят делегатов, он приводит их и их руками, потому что по закону и по уставу мы должны разобраться сами: конференция, совет.

Т. е. то, к чему призывал вас всех ваш авторитетный коллега Генри Резник?

Совершенно верно. В том числе в этой же конференции призывал я, и я просил именно так делать, но к сожалению, он сказал «да-да-да, мы исправимся, сейчас давайте между собой разберемся и т. д.», и после этого пошел искать каким образом опять дальше чинить произвол. Что касается, давайте на вторую часть, вопрос чести, достоинства, репутации и т. д., понимаете, и возраст уходит, и сон может уходить, и покой может уходить, и авторитет может уйти, а вот честь, достоинство, когда человек теряется, они никогда не возвращаются. Об этом должен думать каждый. Когда человек теряет честь, ее восстановить невозможно.

Это вы сейчас про кого: про себя или про Юмадилова?

Про всех говорю. Все должны об этом думать, а с теми людьми, которые потеряли честь разговаривать не о чем, потому что для них в этом случае создается определенная среда и в этой среде они добросовестно заблуждаются, что находятся в комфортных условиях.

Хорошо, вы что будете предпринимать в ближайшее время? Ведь палата лишает вас статуса адвоката?

Мы, безусловно, будем в судебном порядке восстанавливать нарушенное право, обязательно это будем делать, каким образом- это прерогатива суда, это сложные процессы, но я вас уверяю, что мы сможем себя защитить, поскольку то, что произошло, это нарушение закона, и попытаемся это доказать.

По странному стечению обстоятельств, сразу после заседания башкирской Адвокатской палаты, внезапно во дворе сгорела машина сына вице-президента Дениса Юмадилова. Утолите мое любопытство: как вы ее подожгли? Плеснули бензина или подбросили промасленную ветошь в районе бензобака? Поговаривают, что это вы так подло отомстили ему.

Смешить вы умеете конечно, вы только в начале передачи сказали о том, что уже Адвокатская палата стала посмешищем не только на территории республики, а на федеральном уровне, здесь я могу повторить то же самое: смешнее думать и сказать нельзя, но вместе с тем, те, которые утверждают, что был поджег, у меня вопрос: откуда они знают, что был поджег? Мне не подсказывает это о том, что [неразборчиво], которые следствие еще ничего не определило, что это такое говорит и утверждает, что это поджег, в чем-то информированы. Может те, кто об этом говорит, они сами это сделали? Это я предположение высказываю. Со своей стороны мы будем настаивать, чтобы тщательно вели следствие и довели это дело до конца, очень было бы интересно, каким образом это произошло: либо случайно, либо поджег, либо что и т. д. Это ответ следствия, если следствие будет — будет, не будет — так не будет, ждем, посмотрим, мы же не можем вмешиваться в этот процесс, только смеяться можем над теми глупостями, которые совершают люди, якобы имеющие высшее юридическое образование.

Ну пока будем удовлетворяться тем, как в случае с подводной лодкой «Курск»: машина сгорела. Мой последний вопрос под занавес будет в какой-то степени привязан и ко вступлению в разговор. Закон, как я сказал, как известно, защищает каждого, кто может нанять хорошего адвоката и далее я задал вопрос: а кто защитит самого адвоката, если по отношению к нему применили беззаконие? Скажите пожалуйста: вы один в борьбе со стилем руководства Юмадилова? Вы один будете биться за свой статус адвоката или у вас есть единомышленники и адвокатское сообщество на вашей стороне?

Огромное количество и коллег, и правозащитников, и на московском уровне, и здесь, единственное, я просто не хотел бы, когда негатив в одном сообществе, он же накладывается на федеральную прессу и т. д., и на всю республику, а я всегда сторонник того, чтобы все вопросы решить за круглым столом, я даже в рамках межпартийного совета, чтобы не бегали люди по улицам, а сели, революционно настроенных людей я всегда умел посадить за стол переговоров и направить их мысли на эволюционный путь развития, вот в адвокатуре с такими люди, как Юмадилов – это, к сожалению, невозможно. Юмадилова надо на строгом языке закона и с привлечением к уголовной ответственности.

Бывает и другое, что миротворцев типа вас тоже отстреливают.

Отстреливают, не отстреливают, бояться в жизни всего, я вас понимаю, я вас понял, я все что угодно могу ожидать. Но в адвокатуре республики Башкортостан такого не будет. Точка, я вас уверяю.

Давайте и мы поставим на этом слове вашем точку и подождем дальнейшего развития событий. Спасибо, что вы нашли время и пришли ко мне, будем смотреть дальше. Спасибо!

Вам спасибо!



ПОДЕЛИТЬСЯ



Рекомендуемое


Последние новости


Лонгриды



Самое читаемое