Без цензуры


БЕЗ ЦЕНЗУРЫ. Шамиль Валеев: «СМИ обществом востребованы…»

14:52 15 Сентября 2019 | 3431
Автор: Азамат САИТОВ
Все материалы автора

Послесловие к Международному дню солидарности журналистов. Как поживает сегодня башкирская медийная сфера? Дружат ли между собой представители официальных и негосударственных СМИ? Власть и журналисты: какими должны быть взаимоотношения? Собеседником у Азамата Саитова в его авторской программе «Глаза в глаза» стал Шамиль Валеев, журналист и руководитель аппарата Общественной палаты РБ.

БЕЗ ЦЕНЗУРЫ. Шамиль Валеев: «СМИ обществом востребованы…»

АС: - В воскресной суматохе дня выборов одно из профессиональных сообществ напрочь, кажется, забыло о «красной» для них дате. Может не до нее попросту было, потому как главное политическое событие года, которое особо отслеживали в добрых полутора десятках российских регионов, где избирались главы, требовало максимальной мобилизации именно от них ­­– тружеников пера и микрофона. Да, восьмого сентября наши коллеги и прогрессивные представители общества отмечали Международный день солидарности журналистов. Отдадим дань дате с небольшим опозданием, и мы в привычной для нас форме - интервью с коллегой.

Это еженедельный проект «Глаза в глаза», выходящий на портале ProUfu.ru. Я - Азамат Саитов, здравствуйте! В гостях у меня Шамиль Валеев, журналист, более известный сегодня как руководитель аппарата Общественной палаты Республики Башкортостан. Приветствую и вас, коллега!

ШВ: - Привет, спасибо за коллегу. Я сейчас немножко в стороне, занимаюсь другими делами –нашим зарождающимся гражданским обществом и смягчением нравов…

- Журналист – это образ жизни…


- Как чекистов - бывших не бывает. Работа наша кастовая. Я несколько раз отскакивал от журнализма и несколько раз возвращался. В целом, я всегда возвращался в журналистику, потому что лучше работы не бывает… Я горжусь причастностью во втором поколении к профессиональному цеху, хотя ему и изменяю. Потому что почувствовал: я - не очень хороший добытчик информации, не очень хороший репортер, хотя хорошо вижу, умею правильно исследовать.

- Выбирая на разговор подходящего собеседника, честно говоря, пребывал в некотором замешательстве. Хотелось пообщаться с коллегой равноудаленным как от официальных СМИ, так и негосударственных. Потому что опасался, что первый может быть не совсем искренним в своих суждениях из-за страха перед начальством. А второй же в чем-то необъективен в своей оппозиционной убежденности. И ведь такое ведь есть в нынешних реалиях? Или я чего-то напридумывал?

- Больше информационных пузырей существует, чем эти два. Это грубое деление – официальные СМИ, которых подозревают в пропаганде и независимые, которых «a priori» относят к правде. Мы - рабы такого стандарта мышления. И это, в первую очередь, касается молодых журналистов с постсоветским воспитанием. Сейчас еще один виток случился поколенченский, после перестройки – родилось поколение, желающее перемен и уставшее от стабильности, которую предоставляет государство. Я себя прекрасно помню в это время. Это было время перестройки, когда мы видели мир глазами Азамата Саитова, Мадриля Гафурова, моего отца. Просто еще один круг провернулся.

- Не кажется ли вам, Шамиль, возвращаясь к сегодняшним реалиям, что предыдущий предвыборный марафон в чем-то все-таки расколол и без того недружное журналистское сообщество республики. Политика - политикой, но, с другой стороны, на светских тусовках, на том же воскресном мероприятии в «Ночь выборов» профессионалы, на мой взгляд, достаточно тепло общались друг с другом. В чем тогда мы разнимся: в политических пристрастиях, в идеологической убежденности или в каких-то других признаках?

- Тонкий вопрос. Я думал о нем может быть 10-15 лет. И пришел к выводу, что наша пресса, к сожалению, партийная. Партии не такие масштабные, как КПСС…

- То есть, вы вкладываете в слово «партийность» изначальный смысл?

вал4.jpg

- Да. В основе партийности не политическая партия, а то, что каждое издание немножко похоже на группу людей, которое себя с ними ассоциирует - демократическая пресса, либеральная пресса…

- Не обязательно держать над головой какой-то партийный флаг?

- Точно не «Справедливой России» или любой другой парламентской партии. Люди разные, и они должны быть разными: если мы начинаем приводить все к одному знаменателю, то, во-первых, становится кисло и пресно. А, во-вторых, - душе как-то тесно. Я своих вижу. Это ощущение человека в поиске информации, основой этого братства является собкорская компания. Она существует – это пять-семь человек самого элитного спецназа. Собственные корреспонденты федеральных СМИ, которые здесь работают. У них особый тип мышления.

- Для вас «свой-чужой» – это принадлежность к определенной журналистской элите? А разделяемся мы еще по каким-нибудь признакам?

- Поколенчески разделяется: ламповые журналисты, цифровые журналисты. Это другой немножко психотип, другие скорости обработки информации. Есть те, кто выросли на «бумаге» – они разбираются поглубже, могут сопоставить и увязать все в один текст. Я как раз попал на это время - и ламповый я, и бумажный. Могу и газету сверстать, и обработать, и репортаж написать…

- Последние два десятка лет весьма существенно повлияли на наше ремесло. Авторитарность, чем славилось башкирское идеологическое пространство при Рахимове, оттепель, которую привнес в республику Хамитов, и вот теперь - пятилетие Хабирова. Что ждет наше ремесло завтра?

- Сам Хабиров – человек, который в Кремле курировал довольно болезненные сферы. Его предыдущая биография особо не предполагала взаимодействия с гражданским обществом и либеральной прессой, но московская школа была у него в этом плане абсолютно цивилизованная. Думаю, что в целом, когда отношение прессы и нового руководителя республики выстраивались, пресса пробовала его «на зубок». Прекрасно знаю, что при прежних властях многие медийные вопросы закрывались финансовым путем. Грубо говоря, администрация Хамитова могла покупать публикации на определенные темы.

- Было такое…

- И на этой волне вырос новый для Башкирии вид: СМИ–шантажисты, которые говорят, что не будут писать гадости какое-то время, пока им платят. Я думаю, все уже убедились, что это остановлено – платить больше не будут!

- Почему вы решили, что степень существования наших СМИ будет, в первую очередь, зависеть от Хабирова?

- Все-таки это время хабировское и для медиа тоже. Во-первых, сам Хабиров и его аккаунты в социальных сетях являются СМИ № 1 по охвату и влиянию, по значению для аудитории в республике.

- Если исходить из фразы «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку»: вдруг то, что он себе позволяет, не будет позволено СМИ?

- Полагаю, что у руководителей регионов гораздо больше ограничений по жанрам, чем у журналиста. Скорее, наоборот.

- Иными словами: нас ждет пятилетие чего?

- Думаю, что у нас ниша массовой газеты, которую в меру своих сил пытается заполнить, к примеру, газета «Бонус», фактически не заполнена. Массовая газета востребована публикой. Так что в смерть «ламповой» бумажной прессы не верю. Естественно, что социальные сети, как медиа-носитель, определенного пика достигли. И все равно, уважающий себя человек из соцсетей может только наводку на информацию получить. Спрос на глубокую проработку материала неизбежен. На это способен только журналист…

- Тут я согласен: результаты прошедших выборов показали, что у интернет-кандидатов весьма невысокое узнавание. Понятно, что соцсети и блогеры не влияют на само общество. И что мы абсолютизируем соцсети. И СМИ, при всей критике в их адрес – главный инструмент воздействия на умы настроения. Это так?

вал3.jpg

- Неправда. Во-первых, чистых форматов уже не осталось. СМИ в чистом виде без хорошей «обвязки» социальными медиа обречены. А голые соцсети, у которых нет интеллектуального наполнения, вынуждены демонстрировать или купальники, чем-то наполненные, или котиков. Вариантов особо и нет…

- Надо, наверное, при этом разделять, кто есть в соцсетях – блогер или журналист, который заходит в соцсети из-за того, что у него нет иной трибуны. Считаю, что блогер далек от журналистики по причине того, что он не придерживается нашей корпоративной журналистской этики. Мы отвечаем за каждое свое слово. А блогер на заборе матерное слово написал и сбежал. Он - хулиганчик. А если выходит в соцсети профессиональный журналист, то он, как говорят в определенных кругах, за «базар привык отвечать»...

- Постоянно нагрузка есть, но, думаю, нормальный медийный человек, планируя свои публикации, видит и продолжение ее жизни в соцсетях. Я не различаю себя, как блогера или как медиа-человека. Я бы не стал разделять понятия.

- Кто он, по мнению Шамиля Валеева, – сегодняшний журналист в Башкортостане? Он должен классифицироваться по уровню мастерства, по степени объективности или по другим качествам? Кто для вас более лично достоверен в ремесле – профессионал, у которого все «в шоколаде» или, например, такой ежик, как Олеся Умерова, которая сидит сегодня без работы, но у которой весьма качественный слог и наличие собственного мнения? Или возьмем Юлию Останину – профессиональная журналистка с тонким чутьем стилистического многообразия языка. Но они обе - без работы!

- Я еще раз про партийность. Если журналист впаривает мне свой невратизм, свой интересный внутренний мир или свои убеждения, то он - не журналист, а публицист, колумнист, резонер или партийный пропагандист. Кто угодно! Мне больше интересны те журналисты, которые, имея свою позицию по какому-то вопросу, находят в себе силы и на второе мнение, предоставляя трибуну и тем, кто нравится, и тем, кто вообще не нравится. Это большая затратная вещь – подавить собственный гнев, убрать свое отношение, дать посмотреть на ситуацию глазами читателя. Это - скользкий момент, аудитория всегда требует пристрастности, эмоциональности…

- Какие темы сегодня обделяют официальные СМИ, и что в приоритете у негосударственных?

- Все боятся писать про своих спонсоров.

- А государственные – про власть. Если уже следовать такой логике… Наш журналист на генетическом уровне страх перед властью испытывает. Он все равно будет, как говорится, ломать шапку, потому что главный редактор кошелек редакции соизмеряет с благосклонностью властей.

- Я работал и в так называемой независимой прессе, и в зависимой… Судить никого не собираюсь.

- Мы судим не людей, судим нашу профессию…

вал1.jpg

- Единственный путь, который мне кажется приемлемым – больше и больше выходить на зависимость от своей аудитории. Но, к сожалению, пока система PayPal, когда аудитория платит, если живешь за подписки, то тебе вообще все «по барабану». Второе, чего у нас нет - общественного медиа, которое видел в Корее. Когда платят абонентскую плату за телевидение.

- До этого нам еще далеко. Мы говорим не о том, что должно быть, а что есть сегодня.

- А мы на перепутье, мы как раз сейчас формируем.

- Вспомним наше недавнее прошлое. В защиту Торатау вместе с общественниками выступали только негосударственные СМИ. Хотя Хамитов взывал ко всем журналистам поддержать сохранение шиханов. Я это помню, сам слышал из его уст. Однако, официальная печать, радио, телевидение отмалчивалось в то время. Сегодня такую же позицию некоторые государственные СМИ занимают по поводу горы Куштау. Почему бы не провести диспуты, публичные обсуждения? Истина ведь рождается в споре. Считаю, что молчание в этом вопросе нам не делает чести. Вы согласны?

- Во-первых, не уверен, что в результате какого-то спора или общественных слушаний можно решить это вопрос.

- Почему? Куштау – общественное достояние, как и Торатау. А не «Соды»...

- Во-первых, это не только вопрос «Соды», это вопрос страны. Сегодня проезжал мимо горы Шахтау, которой уже нет. Знаю, что та кальцинированная сода повлияла на жизнь миллионов людей через оборонку, через стиральный порошок. Мы все пользуемся этими ресурсами.

- Если во имя и во благо страны не спрашивают моего мнения по поводу моей земли, то какой вывод я должен делать?

- Эта земля не только твоя, но и моя.

- А почему в первую очередь не слушают мнение тех, кто живет на этой земле?  

- Еще эта земля принадлежит тому чуваку из Новгородской области и с Кольского полуострова, Камчатки, Москвы и Костромы…

- И хозяевам кипрского офшора…

- В том числе. Как так получилось, что пакет сформировался таким образом - такие вопросы тоже надо задавать. И как распорядились нашими возможностями по нефтепереработке.

- Согласен, что эта тема так же достойна обсуждения. Но означает ли, что о Куштау будем молчать?

- Не знаю, почему журналисты не обсуждают перспективы. Не вижу причин не делать этого.

- Это страх государственных СМИ?

- А у негосударственных СМИ?

- Там обсуждается. И на порталах, сайтах. Люди простые пишут…

- Не думаю, что кто-то специально блокирует темы о Куштау.

- И вопрос под занавес разговора: каким будет, по вашему мнению, следующее поколение журналистов? Если будем брать в расчет, что сегодня в том же Башгосуниверситете смену нам готовят лишь теоретики от журналистики, но нет там практиков, насколько мне это известно…

- Сейчас там появились практики.

- Если брать в расчет, что наши бюджетные СМИ смотрят на верхушку власти, а не на народ. Или учитывать тот факт, что пошла практика перевода газет в электронный формат. Была, к примеру, «Молодежная газета», бывший «Ленинец», а теперь? И какой должна быть наша смена: черствыми, ранимыми?

- Нужна та, которая умеет стрелять из двух рук.

- По-македонски?

- Да, и из камеры, и из диктофона. Нужны люди, которые знают запах типографской краски и с этого начинают свою работу.

- Добавлю, что те, кто начинает читать газету не с последней полосы, а с первой…

- Да. Нужны те, которые одновременно еще умеют снимать и монтировать видео - и все это в одном лице. Люди, которые умеют перепроверять информацию, которые никому не верят и на любой вопль сверху или снизу реагируют через «вдох и выдох». Наверно так.

- Отчасти согласен. Спасибо, что нашли время для разговора.

 - Спасибо и вам. Хотя у нас разные отношения, допустим, с изданием, где мы сейчас находимся - были моменты и приятные, и не очень… Но мы, тем не менее, находимся в одном творческом цехе.

- Мы, как журналисты, в данном случае решили такое позабыть. И правильно сделали. Я ведь также в этом издании человек приходящий. Но это не помешало нам в ее стенах поговорить о нашей профессии. Задним числом поздравляю вас с нашим профессиональным праздникам. Желаю оставаться вам таким же Шамилем Валиевым, которым вы были и год назад, и пять, и десять…

 - Не гарантирую, но постараюсь.



ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---

Опрос

В Башкирии проходит реформа школьного питания – по всей республике введено единое меню для питания школьников, в столице республики три региональных оператора объединились на базе Центра детского и диетического питания. Что вы на сегодня думаете о питании в школе?

Пройти опрос

Происшествия



Загрузка...

Сексуальная пятница