Без цензуры


БЕЗ ЦЕНЗУРЫ. Что не так с кандидатами на пост главы Башкирии

15:46 18 Июля 2019 | Загрузка
Автор: Азамат САИТОВ
Все материалы автора

Об этом «глаза в глаза» поговорили журналист Азамат Саитов и политтехнолог Андрей Потылицын. 

БЕЗ ЦЕНЗУРЫ. Что не так с кандидатами на пост главы Башкирии

Азамат Саитов (АС): Начну с народного фольклора: «Чем дальше в лес, тем больше партизан». Или вот еще: «Чем больше я узнаю людей, тем больше начинаю любить собак». Последнюю цитату, кстати, приписывают и Гете, и Ницше. Но, тем не менее, суть не в этом. Разговор сегодня пойдет о другом. О том, в частности, насколько жизнь наша стала не пресной в последние дни. Особенно у нас в Башкортостане.


А собеседником у меня будет возмутитель общественно-политического спокойствия, политтехнолог Андрей Потылицын, одно упоминание имени которого вызывает нервный тик у пиарщиков башкирского Белого дома и руководителей официально-региональных СМИ.

Мое мнение – чудаки они все! Взяли бы, да сели напротив уважаемого Андрея Сергеевича, как решился сделать это я, да и поспорили бы с ним по душам, глядя друг другу в глаза.

Кстати, так и будет называться мой авторский проект – «Глаза в глаза» – в формате выпусков «Без цензуры», которые здравствуют в интернет-издании ProUfu.ru. Итак, поспорим по душам, Андрей?

Андрей Потылицын (АП): Попробуем, по крайней мере.

АС: Хорошо. Вот еще недавно многие эксперты достаточно уныло комментировали предстоящие осенью выборы главы республики. Мол, все предопределенно, победитель априори известен, нас ждет, скорее всего, референдум о доверии действующему врио. И тут на тебе: практически все, кто хотел побороться за главное кресло в регионе, прошли пресловутый муниципальный фильтр, которым не пугали разве что детишек перед сном. Отчего все так вышло?

АП: Однозначно, наверное, причину назвать сложно. И, действительно, мы констатируем, что внезапно поменялся концепт избирательной компании. Бесспорно, что администрация руководителя республики модерирует в определенном смысле эту избирательную компанию. Безусловно на нее влияет, отслеживает.

И вот ее модель поведения – модель поведения этой модерирующей группы – внезапно изменилась. Когда как мы уже обреченно предполагали, что там будут представители парламентских партий, Радий Фаритович Хабиров и еще кто-то на всякий случай вроде Кобзона, который раньше всех был заявлен там, как вот этот спойлер…
_MG_2727.jpg

АС: Владимир Кобзев, будете вернее….

АП: Да, Владимир Кобзев. Для меня это совершенно идентичные понятия, поэтому я буду путаться, наверное. И вдруг внезапно мы обнаруживаем, что большое количество кандидатов фактически оказалось зарегистрированным. Я отношу это все-таки к тому, что, во-первых, присутствует некая неуверенность в тех рейтингах, которые нам декларируются. Помните, Мурзагулов сказал однажды, что рейтинг Хабирова упирается «в потолок», и что ничего не нужно делать для его избрания, и что он даже не собирается участвовать в избирательной кампании. Такое Мурзагулов высказал в эфире «Эхо Москвы в Уфе».

И внезапно, на мой взгляд, принудительным образом зарегистрированы вот эти совершенно безнадежные кандидаты, которые по природе своей, по своим ресурсам, по своему состоянию и кондиции не могли пройти муниципальный фильтр. Вдруг они, все дружно и практически без проблем, кроме Барабаша, которого терзали некоторое время на предмет достоверности подписей – все зарегистрированы.

АС: Что стоит, на Ваш взгляд, за этим?

АП: А дело в том, что мы не имеем абсолютно никакой фактуры по сути нынешней избирательной кампании. И о намерениях избирательного штаба Радия Хабирова ничего неизвестно. Соответственно, мы можем только догадываться.

АС: В избирательном штабе не могли раньше времени высовываться. Хабиров был официально признан кандидатом совсем недавно. Поэтому до этой даты, естественно, не предпринимали никаких дел и телодвижений.

АП: О намерениях можно говорить всегда. И время, когда эти намерения оглашаются, естественно, нужно подбирать правильно – здесь ограничений никаких не должно быть. И если я скажу, к примеру, что собираюсь баллотироваться в Госдуму в 2021 году…

АС: То уже в 2019 году начнете «шуршать» ...

АП: Да, и почему бы мне сейчас об этом не говорить? Есть один момент, одна история, которая на мой взгляд, все-таки связана с кардинальным изменением образа поведения хабировской команды. Это внезапный вызов Хабирова к Медведеву, который случился после V Курултая башкир. И, судя по всему, ему высказали там некоторое отношение к сложившейся ситуации в Башкирии, и кураторы, вероятнее всего, рекомендовали изменить форму на выборах.

АС: Прохождение муниципального фильтра для самых ярых скептиков и, похоже, даже для самих соискателей главного кресла в республике стало полной неожиданностью. Вам так не кажется?

АП: Для многих, да. Потому, что тот самый пресловутый Кобзев–Кобзон даже затруднился объяснить, как собрались эти подписи. Когда его спросили, а как собирались подписи, он ответил: «Я не знаю, это партия собирала». Смешная позиция.

АС: В принципе, он правильно сказал, потому как он кандидат, а делами его занимается партия, выдвинувшая его...

АП: Но мы же ведем речь о достоверности и недостоверности событий, не так ли? Когда кандидат не знает, как собирались подписи, это, на мой взгляд, очевидное подтверждение этому.

АС: Ну, не царское же это дело, вникать в тонкости!

АП: Ну, простите. Я бы допустил такое, если бы так сказал Хабиров.

АС: А чем кандидат Хабиров лучше кандидата Кобзева?

АП: Существуют масштабы личности и масштабы политического веса.

АС: Это все субъективно.

АП: Ничего подобного. Это абсолютно объективная, абсолютно физическая величина – политический вес. То есть и мы с вами, и Хабиров, и Кобзон…

АС: Андрей, мы сегодня будем говорить о всех кандидатах в равной степени уважительно и в равной степени толерантно.

АП: А я глубоко уважаю этих кандидатов, но, к сожалению, мы не вправе ради достоверности и объективности ставить их в один ряд. Один из них, к примеру – женщина, другой – мужчина. Одни имеет 10-летний опыт работы в высших органах власти, другой орфографические ошибки делает регулярно. Мы не можем их уравнять при всем своем желании. Биологически это – разные величины.

АС: Попахивает субъективизмом, конечно. Давайте исходить из того, что кандидат – есть кандидат. Все!

АП: Предположим.

АС: Мало ли: чтобы не было никаких обид или, наоборот, кто-то может быть крылышками от радости сейчас затрепещет: мол, я оказывается лучший среди лучших! Давайте-ка лучше вспомним Иосифа Виссарионовича…

АП: Вау! Я его не застал.

АС: Ну, я тоже не застал. Я родился спустя два года после его кончины, к сожалению. А, может, к радости. Но, тем не менее, вспомним Сталина. Его крылатые слова, сказанные на Первом Всесоюзном съезде стахановцев в 1935 году. Даже если вы его не застали, вы может быть помните эти крылатые слова: «Жить стало лучше, товарищи! Жить стало веселее! А когда весело живется, работа спорится». Знаете эти слова?

АП: Слова, безусловно, знаю.

АС: Так вот: достаточно унылый фон предвыборной кампании в Башкортостане после регистрации кандидатами практически всех желающих заиграл вдруг новыми красками. Ждать ли нам веселья в ближайшие полтора месяца? Что еще мы увидим, как полагаете?

АП: Вопрос сложный по разным причинам. В первую очередь, я, к сожалению, пока не могу говорить о некоторых вещах, о которых скажу буквально через несколько дней в контексте выборов. У меня есть информация, но пока у меня есть обязательство ее не разглашать. Я точно могу сказать, что в определенном смысле избирательная кампания станет разнообразнее. Насчет того, что она станет веселее сказать не могу, потому как подобное состояние – понятие субъективное.

АС: Но у Сталина веселье тоже было специфическое…

АП: Не думаю, что будет безумная радость и веселье в таком понимании, какое-то шоу. Если вспоминать выборы, когда был Веремеенко, скажем, стрельбу по экранам. Надеюсь, очень надеюсь, что не сгорит ни одна типография в ходе наших выборов.

АС: Какое-то странное у вас понимание веселья…

АП: Вот такого веселья не надо! А дело в том, что веселье на выборах всегда превратно воспринимается, как какая-то скандализация процесса. Но дело в том, что мы увидим некоторое количество высказываний и заявлений со стороны определенных кандидатов, которые, как минимум, будут наводить избирателей на определенные мысли.

Скажем, Хабиров отказался от дебатов – первое, что он сделал после регистрации. Это, на мой взгляд, большая ошибка. Хотя, было бы довольно комично наблюдать, как Хабиров будет дебатировать, например, с Кобзевым. Или, не дай Бог, с Гайсиной! Но, например, дебаты с Сухаревым, с Барабашем были бы, считаю, вполне уместными. Это было бы интересно.

АС: Но это, считаю, не совсем правильно. Кандидаты друг перед другом все равны.

АП: Да. Но я имею в виду, что Хабиров отказался совсем от дебатов. Он бы мог определенным образом это сформулировать. И вообще, надо было не отказываться от них. Потому что это, полагаю, закрытость, некоторое высокомерие к избирателям.

АС: А, может быть у врио нет попросту времени на всякие дебаты?

АП: А чем он занят? Работой? Но тогда не надо участвовать в выборах. Или выборы – это настолько пустая безделица для него, которой реально можно пренебрегать?

АС: Но, Андрей, мы с вами не в первый раз сталкиваемся, когда действующий руководитель принимает участие в выборах, отказываясь при этом от участия в дебатах. И в республике, и на федеральном уровне. Все это давно уже практикуется. В принципе, здесь нет ничего особенного…

АП: То, что это практикуется не говорит о том, что это правильно. Вот мы нарушаем правила дорожного движения периодически. Где-то повернул неверно, где-то скорость превысил. Это правильно, что мы это делаем?

АС: Но мы же нарушаем.

АП: Так вот: нельзя с этим мириться. Я считаю, что все-таки это неправильно.

_MG_2720.jpg

АС: Хорошо. Вот один из уфимских порталов «Медиакорсеть» недавно разродился любопытной публикацией. Журналисты задали кандидатам на пост главы Башкортостана один единственный вопрос: «Какими будут ваши первые шаги, если вы выиграете выборы 8 сентября?». И попросили назвать от трех до пяти действий, которые потенциальные победители сделают на этом высоком посту.

Я вам предлагаю поизучать их ответы. Только такое предложение: если к кому-то из данных персонажей лично у вас особое отношение или политическая симпатия, то сразу же меня осадите – мол, без комментариев. Договорились?

АП: Хорошо, однако у меня нет особых предпочтений.

АС: Начнем перекрестясь, как говорится. Владимир Барабаш.

АП: По алфавиту?

АС: Ну они в публикации так дали, поэтому я, не мудрствуя лукаво, в такой последовательности и хочу Вам предложить. Владимир Барабаш, идущий от партии «Гражданская платформа». Предлагаю тезисно, для экономии времени.

e92K4_JzPAg.jpg

Фото: facebook.com/Владимир Барабаш

Итак, «необходимо вернуть прямые выборы мэров, сократить госаппарат, разработать долгосрочную стратегию развития региона, основанную на уходе от зависимости от крупных федеральных промышленных холдингов». Есть ли тут новизна или изюминка?

АП: Безусловно, почти все эти тезисы вторичны. То есть речь об избираемости мэров городов и так далее. Уже много-много лет об этом говорят и Ройзман, и прочие. Тренд федеральный, в общем, в этом направлении есть. Вероятней всего мы через 3-5 лет получим выборы крупных городов, а, может быть, и всех. Это мысль, лежащая на поверхности. Я полагаю, что этот тезис задан Барабашем как некий программный. И только исходя из некой протестности: мол, я против существующей сейчас ситуации в этой области. На самом деле, это – не новый тезис.

АС: Дальше он пишет, точнее отвечает на вопрос корреспондента: «Принять программу развития национально-культурной среды республики». Здесь вот без комментариев – это просто словесный блуд, на мой недалекий взгляд.

АП: Мы договаривались насчет непредвзятости, но это не блуд, это, скорее, какая-то очень осторожная и очень абстрактная фраза в том смысле, что у нас очевидно в республике назрели проблемы, связанные с культурой, языком.

АС: Назрели и уже перезрели...

АП: Они готовы к тому, чтобы их уже надо начинать решать. К сожалению, пока никто не приступил – ни Хамитов, ни Хабиров. Они усугубляют, каждый в своей степени. В данном случае, Барабаш констатировал достаточно очевидную вещь, что проблемы в этой области есть.

АС: Резюмируем – господин Барабаш в принципе не сказал ничего нового, но сказал правильные вещи.

АП: Да. Что часто случается с политиками.

АС: Далее идут ответы Зульфии Гайсиной, представляющую партию «Яблоко». Где-то я читал, что ее так и назвали – «кандидат одной темы».

АП: Так оно и есть.

66244567_907744019573483_8260867555128770560_n.jpg

Фото: facebook.com/Зульфия Гайсина

АС: Она заявляет: «Намерена, будучи юристом, привлекать правоохранительные органы для того, чтобы ими была дана юридическая оценка результатам управления бывшего руководителя региона». Имеется в виду, конечно, деятельность на посту главы республики Рустэма Хамитова.

АП: Понимая природу происхождения Гайсиной как кандидата, я могу сказать здесь только одну вещь. Зульфия ошиблась адресом, ей нужно было идти в кадровую службу МВД и написать заявление на работу. А не в руководители республики баллотироваться. Но это, отчасти, шутка. На самом деле, конечно, эта карательная коннотация: мол, когда я стану начальником, то всем покажу! Особенно тем, кому невозможно показать. Я имею в виду Хамитова, который находится под прямой защитой Путина и всевозможных орденов, которые ему вручили на прощание. Это пустословие, на мой взгляд.

АС: А здесь есть какое-нибудь рациональное зерно? Что это даст? Вот, скажем, ревизия действий предыдущего руководителя. Не беря в расчет действия врио.

АП: Вы сейчас сказали совершенно ключевую вещь – «не беря в расчет действия врио». Зульфия Гайсина, будучи соперником Хабирова на выборах, тщательным образом выводит за скобки самого Хабирова. За скобки критики, за скобки взаимодействия, за скобки обсуждения. Это, простите, окончательное подтверждение сущности ее как кандидата. А вот попытка расследовать действия предыдущего руководства республики – ровно такая же бессмысленная вещь, как и само это заявление. Так как это расследование не случится никогда. Я повторяю: Хамитов находится под покровительством Путина. Так как этого не случится, об этом можно говорить сколько угодно. На потребу непросвещенной публике.

АС: Далее у кандидата Гайсиной: «У меня нет намерений всех увольнять и назначать новых – у меня есть намерение повысить эффективность лиц, наделенных властью, в той или иной степени». То есть, слава Богу, без десанта друзей и приближенных…

АП: Ну да, она говорит так: «Я сижу в абсолютно сломанной машине, у которой отвалились все четыре колеса, но я ничего ремонтировать не буду, я сейчас эники-беники…»

АС: Нет, она просто, видимо, помнит или слышала где-то недавний сарказм. Такой есть у нас политтехнолог Андрей Потылицын. Он как-то сказал такую очень смешную фразу: Назначили верных, а спрашивают, как с умных.

АП: Я еще раз говорю: Гайсина не имеет никакого представления о механизмах государственного управления. И фантазировать, как обыватель, она может о чем угодно. Она уже представила, как она вошла в красивый кабинет. Справа – стул, слева – мраморный стол, из окна видно реку, и она теперь – глава республики! Теперь она никого не уволит, и все у нее заработают, как угорелые.

АС: Как говорят французы, pourquoi pas – почему бы и нет?

АП: Потому что это невозможно. Мы же – реалисты. У нас же разговор о перспективах, о реальных перспективах. А если бы мы вели речь о научной фантастике, то – да. Дело в том, что без структурного изменения в руководстве республики изменить качество управления невозможно. И это подтверждает даже сам Хабиров.

АС: Давайте, Андрей, предположим, что 8-е сентября мы пережили, результаты стали известны. Узнали, кто теперь у нас официально руководит республикой. Так что же, ему менять высокопоставленных чиновников, от которых во многом зависит положение дел в важных сферах жизни или не менять? Вопрос принципиально важен, полагаю…

АП: Нужно понять цели и задачи. Если в приоритете – поменять людей и назначить кого-то, то это –одно.

АС: Но Гайсина сказала, что она принципиально никого менять не будет.

АП: Я очень не люблю обсуждать всякие глупости. Если они существуют, данность такова, то поговорим. Так вот, смотря, о чем идет речь. Если речь идет о замене людей ради замены, то это неправильно. А если речь идет об объективной оценке работы ведомства, руководителя и понимания его работоспособности, то это – другой подход. Если возникнет внезапно фантастическая ситуация, когда деятельность ведомств оценивается по объективным критериям и дается оценка и принимаются решения, то это – лучшая форма. Дело не в людях, а дело – в результате. Если Хабиров, к примеру, видит, что Киреев не справляется, у него не работает министерство, у него процветают «откаты», не ремонтируются подъезды, и он меняет Киреева – это правильное решение. Но если он меняет какого-нибудь другого министра, потому что тот ему «не нравится», он не из его команды или что-то еще другое, а вот есть хороший парень из Красногорска, которого на это место здорово бы поставить, то это – другой подход.

АС: Нет, подождите, пока от Киреева далеко не ушли. Вы полагаете, что это была замена? Ну убрали Киреева с горячего участка, поставили в более спокойный. Он там сейчас сидит и балдеет…

АП: (смеется) Для меня очевидно, что Киреев не справился с задачей. И нам сообщил об этом дорогой Радий Фаритович. В рабочей схеме у Киреева все признаки если не уголовного преступления, то должностной халатности и прочих вещей. Я имею в виду программу ремонта подъездов. Куда деньги делись, никто не знает. Хабиров тогда криком кричал про 300 миллионов рублей!

АС: Ну ладно, почему-то мы уже перешли на действующую систему власти.

АП: Я просто объясняю логику кадровых решений. Возвращаемся к Гайсиной.

АС: Завершаем хотелки Гайсиной…

АП: Предполагалки.

АС: Вот она говорит: «Башкортостан будущего – это территория права и закона. Этого можно достичь, лишь реализуя основной принцип Конституции РФ – принцип разделения властей: законодательная, судебная и исполнительная». У нас насколько не так на сегодняшний день?

АП: У нас совсем не так. Зависимость ветвей власти – вещь абсолютно очевидная. Гайсина сыграла здесь роль унтер-офицерши. Только дети не знают, что у нас есть некая степень зависимости судебной власти от исполнительной, исполнительной от законодательной, и наоборот.

f318f8f10d6f55f6f76da1117ef3223a.jpg

Фото: spravedlivo.ru

АС: На арене у нас Юрий Игнатьев, руководитель регионального отделения партии «Справедливая Россия». Его слова: «Экономика и финансы – это неразделимые понятия. Деньги должны поступать с экономики и в ней же оставаться». Глубокая мысль?

АП: Глупость неимоверная. Я бы поспорил. Деньги должны поступать не с экономики, а ИЗ экономики. У меня режет слух. Дело в том, что господин Игнатьев – величина эфемерная. Мы все знаем трагическую судьбу республиканского отделения «Справедливой России», которую в 2016 году спешно покинул господин Шагимуратов, почти как Керенский, бежавший в неизвестном направлении.

АС: В женской одежде?!

АП: История пока не дала ответа на вопрос в чьей одежде покидал Башкирию господин Шагимуратов, но покинул он «Справедливую Россию» не с пустыми руками. На этом я поставлю точку, чтобы не вызвать судебных исков. Что-то в руках он с собой нес, когда покидал отделение.

АС: Как верный солдат он мог вынести знамя полка…

АП: Все что угодно. Он мог нести макинтош, шинель, ружье, знамя, рундук с документами. Исчез человек, а партия оказалась покинута. Не говорю о том, что дальнейшие события связаны с этим бегством, но партия попала в очень трудную финансовую ситуацию. Выявились какие-то долги, какие-то обязательства. Я имею в виду отделение само, как юрлицо. И тут на помощь призвали спонсора, который, по сути, перекрыл долги этой партии, будучи, кстати, депутатом от другой партии. Руку дружбы протянул, значит. В ответ на это партия разрешила ему назначить своего сотрудника на пост руководителя регионального отделения. Вот собственно путь господина Игнатьева. Говорить об Игнатьеве, как о политике, нельзя. Партия «Справедливая Россия» – самая молодая из политических партий, и уже разрушившаяся изнутри. Ее статус, ее тонус сейчас, как в парламенте, так и на региональных уровнях – практически еле заметное мерцание. У нас очень короткая политическая память ввиду абсолютной незначительности событий, которые происходят у нас в политике. Возвращаясь к господину Игнатьеву, я еще раз говорю – это абсолютно политический статист, который, по моему субъективному мнению, борозды не испортит, но и глубоко не вспашет.

АС: У нас остались еще кандидаты. Как же без банка «Восток» или его основателя Рафиса Кадырова, идущего в поход за креслом №1 под флагом партии «Патриоты России». Его тезисы о пяти первых шагах: «Первый делом я обеспечу республику инвестиционными ресурсами. Не обещаниями, а реальными деньгами». 

873fbc06669edd45fab765c7512ef204.jpg

Фото: facebook.com/Рафис Кадыров

То есть он сразу привезет с собой мешки с миллиардами? И тут же второе – «Надо дать людям надежду, которая у них была в 90-е годы. То есть я дал бы возможность людям начать собственное дело, используя инвестиционные ресурсы». Каково вам?

АП: В устах банкира и экономиста это, конечно, звучит чудовищно. Я отношусь к Рафису очень хорошо, как к человеку. Он мне очень симпатичен.

АС: Мне тоже – своей убежденностью.

АП: Многими качествами он мне симпатичен, но я абсолютно не понимаю его концепцию вот этого похода во власть, который длится пару десятков лет. Я не призываю Рафиса опустить руки, но вот эти паралитические попытки раз в пять лет куда-то пойти, то есть стать главой республики, а следующие пять лет обсуждать, как ему это не дали. На самом деле, он все меньше и меньше вызывает интерес у благодарных слушателей, потому что слишком затянулся этот процесс. Я тщательно сейчас выбираю слова, чтобы не обидеть человека. Он трепетно относится к этим вещам.

АС: Не только – он еще и верит в это…

АП: Он действительно верит в то, что он должен быть руководителем республики.

АС: Он хочет вернуть то, что отобрали, по его мнению, республиканские и федеральные власти у населения. Это действительно было так.

АП: В таком случае, это извращенный подход. Для того, чтобы вернуть то, что у кого-то отобрали, не обязательно становиться начальником.

АС: А рычаги для возврата?

АП: А позволят ли ему рычаги, которые есть у руководителя региона, чтобы он наконец сделал то, о чем мечтает с середины 90-х годов? Разве глава региона устанавливает закон и порядок и следит за его выполнением? У нас для этого есть правоохранительные органы, международные суды. Чтобы отобрать отобранное.

АС: Далее Кадыров говорит, что нужно «Отработать правила, которые были бы одинаковы и понятны для всех, как для госслужащих, так и для бизнесменов. Создать такие условия, как в Дубае. Бизнес должен быть защищен. Если удастся это сделать, то республика будет процветать». Андрей, вы хотите жить, как в Дубае?

АП: Нет.

АС: В начале 90-х, когда активничал Рафис Фаизович, очень модным было стремиться к уровню Кувейта. Теперь, видимо, приоритеты меняются…

АП: Я был во всех странах Ближнего Востока и Персидского залива. Неплохо знаю ситуацию там. И я знаю, что большей тоталитарности и диктатуры, чем в этих странах найти сложно на Земле. Может быть в Северной Корее, в которой я никогда не бывал, хуже обстоят дело. Но я точно не хочу жить, как в Дубае. Я хочу быть благополучным, как и все люди. Богатство – понятие нарицательное, у каждого свое богатство. А вот в Эмиратах я жить точно не хочу…

9438db62e5fae526e72f574942594e86.jpg

Фото: Дмитрий Колпаков / Коммерсант

АС: Идем дальше: у нас пять шагов Юнира Кутлугужина, возглавляющего, как известно, башкирский реском КПРФ. Вообще, коммунисты всегда куда-то идут…

АП: Я бы сказал – маршируют.

АС: Что нам обещает в качестве первых шагов товарищ Кутлугужин: «Принять Госсобранием – Курултаем РБ полномасштабный закон о детях войны». Удивляет эта навязчивая идея, навязываемая нами уж который год самим Геннадием Зюгановым. Дети войны, дети войны – кроме них ведь и другие люди нуждаются в отеческом внимании партии коммунистов. Далее у товарища Кутлугужина в планах: «Провести аттестацию управляющих компаний, критический анализ платежей за обслуживание жилого фонда, внести в закон о капитальном ремонте многоквартирных домов отдельные принципиальные поправки, установить зависимость зарплаты членов правительства, руководителей министерств и ведомств от средней по республике». Словом, коммунисты неисправимы – популизм на популизме. Или это не так, я ошибаюсь?

АП: Это безусловно так. Железная поступь этих камрадов сотрясает вокруг мироздание…

АС: Коммунизм не прижился в Европе, теперь топчется по России.

АП: Да, он здесь потрепался, поизносился, поиздержался в пути, но, тем не менее, все еще марширует. У меня вопрос к господину Кутлугужину.

АС: Товарищу!

АП: Да, товарищу-камраду. Камрад Кутлугужин, что мешает вам инициировать все эти вещи, будучи депутатом Госсобрания. Вот эти все инициативы по списку выдвинуть, обсудить, принять региональные законы. Что вам мешает биться насмерть с кинжалом в зубах на трибуне Госсобрания. Вам обязательно для этого нужно стать главой республики? А ведь у республики другие немножко проблемы.

АС: Послушайте дальше. Это было, видимо, сказано до принятия башкирским парламентом того спорного закона. Внимание: «Отменить республиканский закон о митингах, ограничивающий конституционные права граждан на свободу шествий, демонстраций и свободу слова». Хотя, как мы знаем, что Юнир Кутлугужин был единственным депутатом от коммунистов, который совсем недавно проголосовал именно за этот закон.

АП: Я не врач, я не ставлю диагнозов. Но хочется, потому что на лицо видна множественность личности у Юнира Галимьяновича. С одной стороны, он – единственный человек, который поддержал вот этот карательный и запретительный закон в Башкирии, который вышел по митингам. И вот тут он нам рассказывает, что он его отменит, когда станет главой. Получается так: если вы меня не изберете главой, то у вас будет такой закон.

АС: Ну, интрига…

АП: Да бросьте: какая тут интрига! Это шапито какое-то…

6847ab18326d178f2a31986e9a883262.jpg

Фото: ИТАР-ТАСС/Максим Андреев

АС: И под занавес, что называется, пять первых шагов Ивана Сухарева из ЛДПР, если он будет избран на сентябрьских выборах главой республики. Его слова: «Зачистка людей, которые не выполняют свой функционал и замена их на более эффективных чиновников».

АП: Военная такая терминология...

АС: А-ля Жириновский…

АП: То есть такой будет метод – выжигать будут. Министерства будут выжигать в полном составе. И сапоги в Индийском океане после этого мыть... ЛДПР, полагаю – сервисная функция Кремля много-много, пожалуй, десятилетий. Внимание уделять этой партии не надо. Подытожим. Сухарев сказал очевидные вещи, которые он переписал из программы партии.

АС: Нет в издании изложения пяти первых шагов Владимира Кобзева, идущего от Партии пенсионеров за социальную справедливость. Почему-то я не нашел его в этом материале.

АП: Он отказался. Я так понял, что к нему обращались, но он странным образом ничего не комментирует. Ни то, как он собирал подписи, какие вынашивает политические планы…

АС: Мы сегодня обсуждали персонажей, которые являются героями публикации. Они все вместе взятые смогли бы выполнить ту работу, которую за девять месяцев сделал один человек? Смогли бы или нет с их пониманием проблем республики?

АП: Безусловно, абсолютное большинство на это не способны функционально. У кого-то недостаточно навыков, у кого-то – образования. Среди них есть, пожалуй, только два человека, которые функционально смогли бы выполнить и, я думаю, перевыполнить. Хабиров не сделал ничего чудесного, кроме бесконечной череды фестивалей и нескольких проваленных проектов, избыточно финансируемых из бюджета. Больше он ничего не сделал. Соответственно, я могу утверждать, что двое, по крайней мере, из этой компании в состоянии сделать то же самое или лучше.

АС: Любопытно. В заключение хотелось бы такое резюме от вас услышать. Вы, Андрей, открыли для себя по-новому наших кандидатов, исходя из их видения первых пяти шагов? Может быть, действительно мы давно их уже ждем, что даже заждались? Только честно…

АП: Нет, конечно. Я уже говорил, что подавляющее большинство этих идей вторичны. На самом деле, это довольно правильный подход. Потому что в таком формате «Скажите, что вы сделаете  – первые пять вещей?» никто не сможет их назвать… А вдруг надо будет в поначалу поменять замок в кабинете? Я думаю о том, что эмпирически представлять себя на месте руководителя – это одно, а реально попадать на это место и понимать полноту проблемы – это другое. Я знаю это по себе и знаю из общения с людьми, которые действительно очень большие должности занимали. В частности, мне довелось два раза общаться с Дмитрием Медведевым. И я понимаю, как это на самом деле выглядит в представлении людей, уже находящихся на этой должности. А вот эти предполагалки: «ой! когда я приду, я сделаю всем счастье!», – всерьез относиться к таким заявлениям нельзя.

АС: Мы, народ, как и женщины, любим ушами…

АП: Безусловно. И, к сожалению, так устроена наша политика, что достаточно по этим ушам погонять и через два-три месяца никто не вспомнит.

АС: А можно и лапшу по этим ушам развесить…

АП: Вот это меня всегда поражало: удивительно коротка политическая память в России! Ведь мы не помним события, которые были семь-восемь лет назад. Мы не помним, что происходило 15 лет назад…

АС: Очень возможно, что даже наш разговор через, эдак, лет пять будет восприниматься как театр абсурда. Сидят два нормальных пацана и о таких глупостях целых сорок пять минут говорят…

Спасибо большое, что Вы, Андрей, нашли время и пришли на этот веселый разговор. На этом наша встреча «Глаза в глаза» – так называется мой авторский проект в формате «Без цензуры» на портале ProUfu.ru, подошла вроде как к логической точке. Была ли она любопытная, судить Вам.

На этом мы с вами прощаемся. С вами был Азамат Саитов и его гость Андрей Потылицын.


Загрузка
ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---

Опрос

Нужно ли вернуть смертную казнь? Новость об убийстве 9-летней Лизы Киселевой в Саратове прокатилась по всей стране, вызвав волну негодования и призывы вернуть в России смертную казнь. Как вы считаете, нужно ли снять мораторий на смертную казнь?

Пройти опрос

Происшествия



Загрузка...

Сексуальная пятница