Без цензуры


БЕЗ ЦЕНЗУРЫ. Съемочная группа сериала «И это все Роберт»: «В истории башкирского кино таких денег еще не тратили»

12:40 17 Июня 2019 | 4131
Автор: Нурия ФАТХУЛЛИНА
Все материалы автора

Скоро в прокат выходит уфимский сериал «И это все Роберт», который точно должен перевернуть представление о башкирском кинематографе. Поскольку до этого в республике не снимали криминальных экшн-боевиков со взрывающимися машинами и банкоматами, сожжением и закапыванием людей, можно сказать, что уфимские киношники сотворили новый формат. Генеральный продюсер и автор идеи Марат Ахметшин, режиссер Андрей Линич и оператор-постановщик Рияз Исхаков рассказали о самых эпичных и трагичных моментах сериала в нашей традиционной беседе «Без цензуры».

БЕЗ ЦЕНЗУРЫ. Съемочная группа сериала «И это все Роберт»: «В истории башкирского кино таких денег еще не тратили»

Главный герой сериала – учитель физики Роберт. На работе его не уважают, а дома пилит жена из-за нехватки денег. Глава семьи терпит обиды и перебивается случайными заработками в торговом центре, раздавая листовки в костюме персонажа из мультфильма. В один момент у его дочери обнаруживают опухоль головного мозга. Для операции требуется большая сумма денег. Банк отказывает в кредите, и Роберту ничего не остается, кроме как ограбить банкомат.

Покидая место преступления, Роберт и его подельник случайно сбивают старушку. Безобидная с виду женщина оказывается наркодилером местного авторитета…


– Отправной точкой всегда становится идея. Марат Марсович, вы крупный бизнесмен. Как пришли к созданию сериала?

Марат Ахметшин (далее – М.А.): Когда у меня возникла идея создать сериал, супруга тоже удивилась, не понимала, как вообще это зародилось в моей голове. Я ведь никакого отношения к режиссуре, съемкам и вообще кинематографу не имел. Знаете, я могу назвать два источника. Во-первых, это мое внутреннее вдохновение. Мне захотелось сказать: мы не фаталисты и сами можем изменить все, что вокруг нас. Я сам придерживаюсь этого принципа и в жизни, и в бизнесе. А тут подумал, что нужно написать книгу или снять кино, чтобы донести эту мысль до всех. Книги сейчас редко читают, поэтому я остановился на кино. 

Во-вторых, я являюсь председателем совета директоров «Уфанет». В рамках развития телеканала UTV у нас была концепция – опытным образом производить контент. До этого подобные вещи мы не делали, а тут решили размахнуться.

Сценарий писал не я. Основной сюжет произведения, так называемый синопсис, обычно пишется на 5-7 листах. Понятно, что с точки зрения художественности он был раскритикован. Я с критикой согласился, хотя и мог настоять на исходнике. Однако считаю, что любым делом должны заниматься специалисты. Потом мы определились с режиссером. Я был на Манхэттене, когда позвонил Андрею. Он от моего предложения не смог отказаться.


– У вас была возможность набрать зарубежную команду, провести съемки за границей. Почему начали работать с местными?

М.А.: Если честно, я сначала искал режиссеров в Лондоне. Хотел, чтобы был другой взгляд на кино, не российский. Но у них рабочие графики расписаны на несколько лет вперед, и тут по рекомендации Рияза я вышел на Андрея.

Я хотел работать с местными уфимскими профессионалами, но оказалось, что кадров у нас мало. Поэтому пришлось набирать специалистов из других регионов. Хотя мы добросовестно искали в республике, просматривали театры.

Рияз Исхаков (далее – Р.И.): Марат Марсович озвучил мне и линейному продюсеру сериала Тимуру Абдуллину свою идею, и она нам очень понравилась. К тому моменту мы уже отчаялись запустить в Уфе серьезное производство. Хоть и занимаемся этим всем давно, но интересные проекты были только в Москве. А у нас – лишь проекты, созданные на гранты Минкультуры. Все друг с другом кусались за деньги, на которые даже нормальный студенческий фильм не снимешь. Это был некий тупик, и мы уже думали переносить бизнес в Сочи или Москву. Но звонок Марата все переменил.

_MG_5575.jpg

Рияз Исхаков

Андрей Линич (далее – А.Л.): Считаю, что сериалы – это новый вид искусства, позволяющий рассказать историю намного шире и объемнее. Я загорелся идеей Марата Марсовича. Вдохновил нас всемирно известный сериал «Breaking Bad» («Во все тяжкие»). Все остальное было неважно. От таких возможностей не отказываются.

– Вы образцового семьянина и работника превратили в бандита. Как думаете, как это воспримет наше население?

М.А.: Недавно в Башкирии работница банка похитила 23 млн рублей и сбежала со всей семьей.Народ ее поддерживает, потому что она пошла против системы. В сериале мы и говорим, что человек сам определяет свою судьбу. Но не все так просто, конечно. Роберт расплатится за то, что преступил закон. Однако он сделал попытку. Мы как бы препарируем его, ставим в критические ситуации и спрашиваем у зрителя, а что бы он сделал в такой же ситуации. Но это не провокация.

_MG_5581.jpg

Марат Ахметшин

– Марат Марсович, в прошлом году на пресс-показе вы говорили, что, даже если «И это все Роберт» будет напоминать «Во все тяжкие», вам будет не обидно, ведь важнее то, что это принципиально новое направление в башкирском кинематографе. Сейчас ваше мнение не поменялось?

М.А.: Почти в любом художественном произведении прослеживается одна идея: протагонист преодолевает препятствия. В общем, все всегда одинаково, только развязка бывает разной. Согласен с Андреем, что «Во все тяжкие» произвел большое впечатление, я и сам им вдохновился. Я спокойно к этому отношусь, внутренне мне интереснее то, что волнует лично меня.

– Сериал наполнен экш-сценами: взрывы машин, сожжение человека и даже опрокидывание машины экскаватором через высокий обрыв. Как вы снимали такие кадры?

Р.И.: Экшн-сцены требуют долгой подготовки, но выработка от них меньше. Если разговорные сцены длятся и по 10 минут, то полезная экшн-сцена может быть не длиннее 30 секунд. Это удорожает производство. К тому же мы специально приглашали каскадеров и постановщиков трюков из Москвы. Например, нам нужен был специалист, по комплекции похожий на нашу героиню, чтобы упасть с лошади. 

Если говорить о сожжении человека, то каскадер исполнил этот кадр без специальных защитных накладок. Он использовал только мазь, защищающую от ожогов. Сцену снимали в движении. Одежда горит, но на лицо пламя не переходит, потому что каскадер сразу же отходит на шаг от огня. Во время горения он успевает даже произносить свой текст по сценарию! Он изображает агонию, боль, кричит, и вся съемочная группа ему верит и переживает, не пострадал ли он на самом деле. Звучит команда «Стоп!», и каскадер встает и улыбается. Представляете, как это сложно и как мы боялись! Передать магию создания той или иной экстремальной сцены трудно.

М.А.: Сцену с закапыванием автомобиля снимали просто: посадили в машину актеров и оператора и сказали: «Как хотите, так и вылезайте» (смеется – прим. ред.). Вот так настоящее кино и снимается. Эта сцена является переломным моментом сериала, и потому все секреты раскрывать не будем, а то неинтересно будет смотреть. Для съемок этой сцены у нас были всего две машины, одну полностью уничтожили.

Знаете, сейчас я смотрю кино и вижу, где какие декорации поставили, где свет неправильно падает, понимаю, что, когда снималась эта постельная сцена, за камерой стояла толпа людей. Пропадает какая-то магия кино. Даже иногда ругаю себя за то, что начал этим заниматься (смеется – прим. ред.).

А.Л.: Для каскадеров самым сложным было произносить текст, а гореть они были готовы бесконечно. Помню, один раз текст все равно был прочитан плохо, и каскадер говорит: «Давайте переснимем. Если хотите, поджигайте меня еще раз». Но благодаря монтажу как-то выкрутились.

_MG_5493.jpg

Андрей Линич

– Никто не пострадал во время съемок?

А.Л. Во время одной из первых смен у нас разбился каскадер. Снимали сцену, в которой его сбивала машина. Он должен был подлететь и перевернуться в воздухе. На репетиции все нормально получалось. Первый дубль мне не понравился, и я попросил еще раз все исполнить. Каскадер неудачно упал и сломал шею. Сейчас с ним все в порядке, он продолжает работать.

– Когда сериал выйдет в прокат и где его можно будет увидеть? Как будете продвигать его?

А.Л.: Впереди постпродакшн, озвучивание, графика, и мы на финишной прямой. Конечно, мне бы хотелось, чтобы сериал имел успех. В Каннах вот даже появился свой фестиваль сериалов. Процесс начинает запускаться.

М.А.: Мы планируем запуститься к осени, потому что летом не киносезон. Сериал снимали для UTV, но потом мне сказали, что он может быть куплен и федеральными каналами. Почему бы и нет, если тема интересная, к тому же у нас нет геопривязки к Уфе или Башкирии. Сейчас ведем переговоры, но есть свои сложности. Однако фильм не снимался с целью окупиться за счет федералов.

– Какой бюджет у сериала?

М. А.: Мы пока не можем раскрывать сумму. Могу сказать точно, что в истории башкирского кино таких денег еще не тратили. Возможность высказаться для меня и вовсе бесценна.

– В начале беседы вы упомянули нехватку кадров и ресурсов в Башкирии. Почему башкирский кинематограф не развивается?

Р.И.: Самое первое – доверие. Эта картина получилась, потому что к нам было доверие. Мы раньше обращались к бывшим главам республики, но письма киношников не воспринимаются всерьез. Наверное, наверху думают: «Эти люди далеки от экономики и реальности, какие-то фантазеры». К нашим предложениям не относились с доверием. А нам же работать хочется, не просто так учились же. Человек 40-50 отучились во ВГИКе или в Санкт-Петербурге, но дипломированные специалисты не востребованы. Производство фильмов держалось на уровне студенческого дипломного кино.

_MG_5511.jpg

К нам даже обращались состоятельные люди, желающие построить в республике киностудии и павильоны. Один товарищ хотел открыться в Стерлитамаке, даже направил письмо в Правительство РБ, но ему отказали.

Башкирии нужна учебная база, нужно давать пространство и свободу творческим коллективам, а пока они вынуждены тянуть все сами. Кинематограф должен стать бизнесом, а не лотереей. Надеемся, что сериал стал локомотивом фильмопроизводства в республике.

А.Л.: В республике есть интересные люди и проекты. Мне кажется, вопрос не в деньгах. У актеров просто нет опыта в кино, а театр – это совсем другая история. Чтобы развивать наш кинематограф, нужно лишь подтолкнуть систему.

_MG_5570.jpg

М.А.: Если дальше открывать производство и снимать сериалы, то к этому надо относиться как к бизнесу. Ну, если только у меня не возникнет идеи стать Мартином Скорсезе, потратить миллиарды и снять самую крутую картину. Производя что-то, ты должен это продать. Проблема башкирского кинематографа не в правительстве или плохих специалистах. У нас нет людей, умеющих продавать контент. Недостаточно просто говорить: «Дайте мне денег, инвестируйте в меня, я хочу снять кино». Это так не работает.

_MG_5530.jpg



ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER



Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---


Опрос

По данным опроса Высшей школы экономики, 70% учителей становились жертвами травли со стороны учеников.Как вы думаете, в чем может быть причина?

Пройти опрос


Происшествия



Загрузка...

Сексуальная пятница