Без цензуры


Без цензуры. Шамиль Валеев о необходимости подновления региональной идентичности

12:43 12 Июня 2019 | 4766
Автор: Рамиль РАХМАТОВ
Все материалы автора

Мы без цензуры пообщались с руководителем Аппарата Общественной палаты РБ (ОП РБ), публицистом Шамилем Валеевым.

Без цензуры. Шамиль Валеев о необходимости подновления региональной идентичности

Чего не хватает

— Работа институтов гражданского общества меняется, на это есть объективные и субъективные причины. Не так давно в Уфе прошел Гражданский форум, его формат, отзывы участников говорят о том, что ОП не совсем готова к переменам. Так ли это?

_MG_3026.jpg

— Это лишь часть оценок. Мы, наоборот, больше получаем высоких оценок. Мне показалось, что по объему и содержанию форум был очень насыщенным. Был большой обмен практик, люди посмотрели друг другу в глаза, делились наболевшим. Получили награды и признание: среди общественников тоже наблюдается эмоциональное выгорание, поэтому на заслуженные добрые слова нельзя скупиться.

Форум был рекордный по посещаемости, более 1300 человек. При этом вход и участие были свободными: пришли все, кто хотел. Были те, кого раньше боялись пускать на официальные мероприятия. В некоторых ведомствах их до сих пор боятся. 

Изменения в гражданском обществе не происходит революционным путем, только эволюционным. Чем спокойней и последовательнее это происходит, тем лучше.

— Вы правильно подметили, что многие участники НКО нуждаются в добром слове. Какие это были НКО, которые принимали участие в форуме, их специализация?

— В основном это были социально ориентированные НКО. В регионе есть привычка считать гражданским обществом организации социальной направленности, то есть тех, кто помогает кому-то добрыми делами. Но гражданское общество не ограничивается лишь СОНКО. Есть правозащитные организации. Есть неформальные городские сообщества, религиозные приходы.

Мне лично не хватает урбанистистических городских сообществ, там, где говорят «коворкинг», «нетворкинг», «ашмаркет». Хотелось бы больше хипстеров. У нас был «Улей», с нами был Вадим Беляков, настоящий городской герой. Но их было маловато. Мне не хватило велосипедистов, например, мощнейшее движение. Но я заметил на выставке НКО даже защитниц прав ЛГБТ, наших знаменитых феминисток. Значит, постепенно втянется комсомол Двухтысячных и пионерия Десятых. Все идет своим чередом, важно не растерять доверие и не распугать пугливых ржаво-вороненым блеском госмашины.

Этот форум мы проводили после десанта СПЧ в республику. Мы поняли, что нужно разговаривать, пускать всех, кого раньше не допускали. Они были и получили слово. И это очень классно.


- Когда мы слышим отчет ОП РБ, то в нем много цифр, статистики, количество НКО, благотворительных организаций. И все же какова динамика в цифрах?

_MG_3017.jpg

— Их количество велико и растет. Официально у нас сейчас 5 тыс. зарегистрированных НКО. Из них в активе быть может 1/5 или чуть меньше. Две тысячи — это приходы разных конфессий.

Но много организаций пустых, одноразовых и брошенных. Это естественно. Профессиональный НКО-шник должен быть и инженером социального проектирования, и самопиарщиком, и бухгалтером и многим другим. Это сложная деятельность, которая подразумевает полную отдачу. И неудивительно, что из 5 тыс. постоянно работает несколько сот. Это не значит, что мы должны отсекать от этой деятельности. Кто-то работает на разовых мероприятиях, а кто-то без регистрации. Не думаю, что профессиональный сейшен велосипедистов в Уфе был зарегистрирован как-то в Минюсте. Не все активисты, особенно молодые, увидели для себя возможности, которые дает регистрация, те же грантовые проекты. Например, при ОП РБ есть ресурсный центр — конечно, звучит громко для двух сотрудников. В других регионах это целое здание и десятки спецов.

Формируется целая отрасль НКО. Наши ребята проверяют заявки на правильность заполнения, у тех, кто подается на гранты Президента РФ. В той сотне миллионов, которые выиграли наши НКО в прошлом году есть и труд ресурсного центра ОП РБ. В 2019 году башкирские НКО уже взяли на 45 млн рублей президентских грантов, а это только первый этап из трех.

- Коль мы затронули тему регистрации НКО, то время визитов членов СПЧ прозвучало, что Управление Минюста РФ по РБ прекращает регистрацию большого количества организаций. Вы как-то изучали эту проблему?

- Мы изучаем это феномен. До конца еще не разобрались, но есть версии. Часть адвокатов и юристов работают через НКО. Когда-то им было удобно так работать, а сегодня, возможно уже нет или мода. Вот и идет постоянный процесс ликвидации. Но точно нет такого, что объявился правозащитник и его «забанили» в минюсте. По большому счету у нас правозащитников - меньше, чем пальцев на руке. И мы со всеми на контакте. И все же по количеству НКО мне кажется, что минюст у нас достаточно либерально относится к формальностям. Так просто не закрывают.

 

Преклоняюсь перед чиновниками

- Шамиль, вы уже некоторое время являетесь руководителем аппарата Общественной палаты РБ? Ваши впечатления?

_MG_3039.jpg

— Госконтора для меня в новинку. Раньше я как правило работал в корпорациях или компаниях, созданных для госнужд или в частных структурах. Хотя опыту прежней работы я знаю общественников и общественную работу как медийщик. Участвовал в создании «Общественной электрогазеты», которая сохранилась и имеет свой трафик на рынке. Я член Совета при полпреде в ПФО по институтам гражданского общества. Кроме этого сопредседатель в региональном штабе ОНФ. Для меня это определенный вызов — успевать везде. Такие прецеденты были, вот Бречалов был в ОНФ и Общественной палате РФ.

- А сейчас он губернатор…

- Да он губернатор, но я не хочу становиться главой никакого района.

- С одной стороны вы встроены в вертикаль, но формально не чиновник. У вас есть определенная свобода маневра и внутренних ощущений. Чего больше в вашей работе?

- Я преклоняюсь перед людьми, выбравшими стезю чиновника, это тяжелый и неблагодарный труд. Тем более при том высоком темпе, который задал Радий Хабиров. Не знаю была ли раньше у них «расслабуха», но сейчас я вижу, что они с красными глазами круглосуточно на связи. Другое дело — насколько все это эффективно и прозрачно: моего опыта не хватает пока отличить достоверно ИБД, самопиар и архаичный ритуал от работы на результат и для людей: чиновники — мастера мимикрии.

Может я когда-то, 20 лет назад, и хотел быть в чиновничьей вертикали, но сейчас осознал, что мне нужно определенное пространство для творчества.

- Безотносительно способа формирования ОП РБ, есть понимание, что ее члены компетентные люди в своих сферах. Но это не постоянная структура, работающая каждый день. Какова повседневная роль вашего аппарата?

— За 10 лет люди начали понимать, чем занимается ОП РБ, думаю, мы с Ляйсан Гарраповой, нашим пресс-секретарём сможем постепенно познакомить публику с хорошими людьми, из которых состоит палата. Вы удивитесь, узнав, кто в ней состоял за 5 созывов. Но палатой руководит её председатель, Ольга Панчихина. А мы - аппарат из 12 человек, нам всего пять лет и у нас куча работы, как у целого министерства.

Это и уставная деятельность по обеспечению работы ОП РБ, это что-то вроде секретариата Госсобрания РБ. Например, каждый член ОП РБ представляет свое НКО, участвует в форумах, ему нужно туда попасть. Разрешением этих вопросов мы занимаемся. Идет тесное взаимодействие с Госсобранием РБ и с Госдумой через ОП РЫ, так называемые нулевые чтения законопроектов в наших комиссиях. С учетом нашей определенной региональной экспертной и интеллектуальной бедности, это тоже проблема… но мы учимся.

Аппарат ОП РБ часто работает как ивент-офис, то есть постоянно готовим какое-либо мероприятие. В этом отношении сотрудники загружены по полной программе с утра до вечера.

 

Режим соглашательства

— Раз коснулись нулевых чтений, то почему не очень часто можно услышать голос Общественной палаты РБ при принятии тех или иных резонансных законов?

— Здесь надо признать честно, что сфера деятельности региональных парламентов стала сильно ограничена с 2000-го года и больше сведена к уточнению региональных норм вслед за федеральными. Есть активная законотворческая позиция у спикера, есть популярные депутаты, наш парламент постепенно становится похожим не на Верховный Совет БАССР, а на нормальный региональный ЗакС. Одна из традиций - все «рубилово» оставлять на комиссиях, где мало внимания публики, а на пленарку выносить готовое решение, потому кажется скучно.

Так вот, члены ОП РБ, ее председатель участвуют в работе комитетов и комиссий Госсобрания РБ, это самый рабочий способ в нашем законодательном процессе. Тартип (баш. – порядок) сложился у нас такой. Поэтому мы - в самом горячем месте - в комиссиях.

Не так давно Ольга Панчихина принимала участие в заседании по ресурсной деятельности. Это новая компетенция для нас. Идут споры. Мы сейчас решаем для себя, как правильно взращивать в республике НКО и распределять гранты, достигать их прозрачности.

- Я немного о другом. Почему голоса Общественной палаты РБ не было слышно, когда принимались резонансные законы о критерии нуждаемости для многодетных семей, когда ежегодно сокращалась помощь льготникам?

— Политический режим, который был до сих пор, подразумевал некое соглашательство. Палаты были сформированы на бесконфликтной основе людьми, которым есть что терять. Но это тоже процесс органический. Я вижу свою задачу в том, чтобы общественники были твердой опорой и движителем государства, гарантом доставки гласа народа до властей, модератором для тех, кому тяжко общаться напрямую, а не киселем и не болотом с лягушками. Сейчас задачи поддакивать не ставится.

- Вопрос из области политики. Согласно новому законодательству общественные палаты могут вести наблюдение на выборах. В марте 2018 году их наблюдатели закрыли все участки, но не было ни одной жалобы или особого мнения. Есть ли смысл в такой симуляции и примет ли ОП РБ участие в выборах этой осенью?


— Безусловно, выборы должны пройти честно и прозрачно. Но я не до конца понял, что было тогда (март 2018 – прим. ред.), так видел то же, что и все. На участках и так народу было пруд пруди, без общественных наблюдателей.

Спасибо, что актуализировали, мы проговорим это.

— У всех НКО свои проблемы и болячки. Какую общую системную проблему вы бы обозначили?

— В первую очередь то, что у нас нет единой общей политики в области грантовой деятельности. Вот это сейчас основное. Гранты – это приоритеты, что нужно нам развивать в первую очередь в данный момент. Многие понимают под грантами субсидирование ТЕКУЩЕЙ деятельности «подведов». А гранты — это ПРОЕКТНАЯ история, с измеримой отчетностью.

Ну, например, надо подтягивать в данный момент башкирский язык и другие родные языки.

И правильно, честно по отношению к обществу и государству будет в конце отчитаться, за каждую копейку, за каждого ребёнка, за каждый крючок-хвостик у буквы с или з.

Нам еще необходимо «подновлять» нашу региональную идентичность. В десятые годы я почувствовал, что Республика Башкортостан как единица стала в головах рассеиваться, то решил, что мне этого не хватает. Кто-то не знает, как выразить свою любовь и внутренний патриотизм. Я, например, люблю выезжать её уголкам, как и многие «восторгающиеся». Через кухню, природу, традиции надо ставить маркеры — вешки по которым мы дойдем до главного. До нашего республиканского характера, доброго деловитого, озорного, компромиссного, щедрого, незлопамятного, любознательного, тактичного и скромного. Мне кажется, это важно.

Вторая проблема, что мы закрылись в своих «чатиках» и смотрим друг на друга через смотровую щель. Мы троллим и ненавидим друг друга, но при встрече понимаем, что для этого нет причин, и вспоминаем, что Башкортостан всегда был землей согласия и дружбы. Я здесь говорю, не только про национальность или религию, а о поколениях и группах интересов.

Третьей задачей, я вижу создание суперНКО, которое научит всех работать, создаст ресурсную базу — надо научить НКО быть НКО и конкурировать. Кроме этого мы всегда должны помогать тем, кто лечит детей, не давать им выгорать.

 

Верю врачам

- Шамиль, есть болезненная тема с орфанными больными. На днях погиб такой ребенок, который не получил нужный препарат. Чиновники минздрава разводят руками и говорят, порядок вынуждает их идти в суд. Они видят, что общество, семьи больных и прокуратура, которая всегда старается в этом вопросе помочь людям, против медицинских чиновников. Они проигрывают дело в первой инстанции, но идут в следующие, хотя понимают, что их дело проигрышное. Тем самым они крадут время, здоровье и жизнь детей. Как они с этим могут жить?

— Для себя я понял, что чиновничья вертикаль гораздо жестче чем, я думал раньше. Они выполняют те поручения, которые им дает начальство. Надеюсь, они спят спокойно. В то же время я слышал от чиновников слова, которые не позволяют мне назвать их имена: их сразу уничтожат в сетях или уволят. Когда денег не хватает, перед врачом появляется выбор — помочь одному безнадежному или множеству детей с перспективой выздоровления. Тогда включается математика и логика. Суммы одинаковые. Выбор как правило, за валовым показателем.

Идея о том, что ценен каждый человек появилась 200 лет назад. Мы прожили людоедский XX век, когда лишний рот выставлялся на мороз. Отсюда такое мышление и сегодня. Плюс внедренное на уровне мединститута отношение к людям как к призывникам и солдатам: важно поставить на ноги. Понятно, что мы должны спасать каждого, но пока вот так.

— И снова про врачей. Сибай, карьер — это болезненные проблемы. С одной стороны, крупный бизнес, техногенная катастрофа. Республиканская власть вроде бы все делает. Есть один только вопрос, почему ни один врач не поставил диагноз в связи с тлением карьера? Но при этом представители власти нам в кулуарах говорят, что такой врач будет уволен.

— Я не думаю, что врачи специально что-то скрывают. Есть клинические признаки, картина. Я был в сибайской больнице, приехал туда глубоко простуженным, приобрел зеленый цвет лица, оказался под капельницей. До этого на улице Атайсал под многократным превышением ПДК. Тогда был пик заболеваемости ОРВИ — ходила какая-то тяжкая зараза. Поэтому сложно выяснить, что это было, связано или нет с серой. Это ещё должно быть изучено — есть целый институт профзаболеваний, наука, чтобы оценить влияние. Я верю нашим врачам. Но до сих пор несколько раз в день сам мониторю через мобильный телефон содержание серы в сибайском воздухе по датчикам, установленным сообществом «Сибай, Дыши!»

- Визит части членов СПЧ в Сибай был очень эффективным. Почему наша Общественная палата РБ не проводит там свое выездное заседание? Это ведь могло бы найти понимание всех сторон.

- Я сам был в Сибае не один раз. Там работали члены ОП РБ, в том числе и председатель Ольга Панчихина. Но сама идея проведения выездного заседания очень интересна: тем более, что эта ситуация привела к созданию крутых институтов гражданского общества в городе. Мы скорее всего так и сделаем. Спасибо.


ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER



Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---


Опрос

По данным опроса Высшей школы экономики, 70% учителей становились жертвами травли со стороны учеников.Как вы думаете, в чем может быть причина?

Пройти опрос


Происшествия



Загрузка...

Сексуальная пятница