ЛЕНТА НОВОСТЕЙ



Общество



Принцип политиков – «Разделяй и властвуй», девиз же художников – «Объединяй и властвуй»

10:40 10 Июня 2018 | 14234
Автор: Портал Proufu.ru
Все материалы автора

В творческой копилке известного башкирского композитора Ильдара Хайруллина, чьи песни когда-то распевала вся страна, более 500 песен и стихов.
Принцип политиков – «Разделяй и властвуй», девиз же художников – «Объединяй и властвуй»

«Салават», «Иринка», «Дядя Ваня»…

В 80-е годы прошлого века записи стерлитамакской группы «Стерлитяне» и ее бессменного лидера – поэта и композитора Ильдара Хайруллина имели широкий успех по всему Советскому Союзу. Музыканты много гастролировали, собирали полные залы. А затем группу искусно развалили: в отделе культуры горкома КПСС появилась бумажка, в которой «мягко» рекомендовалось Хайруллина на работу никуда не брать и к аппаратуре не подпускать. В итоге Ильдар оказался на улице без работы, денег, жилья, с клеймом антисоветчика, да еще и под угрозой оказаться за решеткой. К примеру, за тунеядство. В советские времена такое практиковалось. Но, к счастью, до этого дело не дошло. А Ильдар не сломался, не спился, не опустился, как утверждали злые языки.

Спустя некоторое время Хайруллин вновь заявил о себе и достаточно громко: его стихи использовала Алла Пугачёва в своей программе, посвященной чернобыльской катастрофе. Александр Кальянов включил в свой концертный репертуар песню Хайруллина «Дядя Ваня», а затем выступил с ней на «Рождественских встречах» Пугачёвой. Евгений Осин выпустил целый альбом юношеских песен Ильдара под названием «Все те же девчонки». И вновь успех: «Три гитары» Пугачёва отобрала для своих «Рождественских встреч», а во время ее исполнения хлопала и подпевала Евгению Осину. В 2009 году благодаря близкому другу Хайруллина, музыкальному продюсеру Дмитрию Денисову Ильдару удалось записать альбом «Башкирский сувенир», который уфимские интеллигенты называют башкирской классикой. Он, кстати, до сих пор на слуху, как в Уфе, так и далеко за пределами республики.

Стерлитяне.JPG

Интересно, а чем живет поэт сейчас? Этот вопрос мы адресовали барду в соцсетях, где он периодически появляется. И договорились о встрече.

– Чем занимаюсь? Античной философией, цигун и, конечно, музыкой, – поясняет Ильдар с улыбкой. – Живу за городом, тишина, покой, творческому процессу никто не мешает. Пишу песни, аранжировки. Провожу творческие вечера. Друзей в зале собирается немало. Планирую выступить с концертом в Уфе.

– А молодость, популярность часто вспоминаешь? Перестройку, так круто поменявшую твою жизнь?

– С приходом перестройки я почти перестал писать песни на так называемую злобу дня. Причем на этот шаг пошел осознанно. Когда все стало можно, пропал интерес. Недаром, видно, говорят: «Запретный плод сладок».

– Скажи, если бы представилась возможность уехать из страны, ты пошел бы на этот шаг?

– Скорее всего, да, если бы под угрозой оказались жизнь и здоровье моих близких. А вообще, нет. Но я понимаю людей: писателей, музыкантов, актеров, которые покидали страну, чтобы сохранить свою индивидуальность, сберечь свое дело.

– Как ты вышел на Александра Кальянова и Аллу Пугачёву?

– Это произошло в апреле 1989 года, во время моих гастролей в Ижевске, где я выступал с группой «Левостороннее движение». В это время в город приехал конферансье примадонны Яков Кулишевский. Он услышал мою песню «Иринка», после исполнения которой встал весь стадион. За 54 года своей жизни я написал около 500 песен и стихов. Так вот «Иринка» – одна из лучших моих вещей. Нечто подобное, кажется, подумал и Кулишевский. Мне глубоко памятны его слова: «Я никогда не слышал песни более сильной об Афганистане, чем эта».

Кулишевский передал несколько моих песен Пугачёвой, а «Иринку» Алла Борисовна использовала в своих программах, подготовленных специально для Афганистана и Чернобыля. С «Иринкой» у меня связан еще один памятный эпизод. Как-то в Кирове, во время исполнения этой песни, из зала выбежала девушка. Оказывается, ее тоже звали Иринка и ее парень не вернулся из Афганистана.

В 1991 году я встречался с Аллой Борисовной и Александром Кальяновым во время их гастролей в Уфе. Перед одним из концертов, кстати, тогда произошла очень любопытная сценка. Наше высокое башкирское и уфимское начальство решило осчастливить своим вниманием известную певицу и пожаловало к ней за кулисы. Надо было видеть лица этих партийных функционеров, когда Яша Кулишевский после Пугачёвой и Кальянова представил этим боссам меня как стерлитамакского поэта и композитора, который пишет для театра Алла Борисовны.Тогда я передал Кальянову еще несколько своих песен, в том числе и «Дядю Ваню».

– Песня стала знаменита на всю страну. Более того, как признавался сам Александр Кальянов в одном из интервью, она пользовалась просто бешеной популярностью у русских эмигрантов за границей.

– Наверное, потому, что им глубоко близка психология российского человека, ведь это уже в подкорке. Впитано с молоком матери. Я же когда писал эту песню, думал о людях, которых нельзя лишать идеалов. Вера необходима любому человеку, без нее, наверное, вообще теряется смысл существования.

– Скажи, твои авторские права как-то защищены или ты так и остаешься неизвестным «гением» в тени великих?

– У меня есть лазерный диск с дарственной надписью Кальянова, на котором, помимо имен известных музыкантов, указана и моя фамилия. У меня есть письмо Юрия Антонова о том, что я зарегистрирован в агентстве авторских прав в Москве. И я даже получал какое-то время разовые символические гонорары. Но, к сожалению, в жизни чаще приходится сталкиваться с другим. К примеру, на фестивале солдатской песни, где я исполнил свою вещь «Дембеля», жюри не поверило, что эта песня действительно моя. Потому что ее поют известные люди в известных местах, и она даже включена в какой-то песенный сборник. Это смешно. Я получил приз за исполнительское мастерство, за то, что хорошо исполнил свою собственную песню.

Был и такой случай. Как-то включил телевизор, шла передача «Играй, гармонь!», где мою песню «Волга-матушка» представили как русскую народную. Но я не обижаюсь. Это, наверное, лучшая похвала для автора.

– Ильдар, как рождаются твои песни? Владимиру Высоцкому, к примеру, необходимы были полнейшая ночная тишина, его любимый письменный стол и чистая стена перед глазами.

– Я пишу по-разному. Какую-то песню или стихотворение иногда вынашиваю годами, что-то рождается спонтанно, иногда за полчаса, приходит как озарение.

Так, например, появилась песня «Мне бы быть с тобою рядом». Как-то случайно я увидел девушку с огромными, необыкновенно чистыми глазами. Подобные глаза я видел в своей жизни, наверное, всего раза два или три. Я вышел из троллейбуса и даже побоялся обернуться – хотелось оставить неприкосновенным ту чистоту и искренность. Пока дошел от остановки до дома, стихотворение было готово. Параллельно лилась мелодия, ведь она уже заложена, по-моему, в самом тексте.

Вообще, я не из тех авторов, которые сидят за инструментом и подбирают музыку к текстам. Кстати, любую песню, мне кажется, можно сравнить с домом, фундаментом которого является стихотворение, а крышей и стенами – музыка. Без фундамента дом, конечно, стоять не сможет, но ведь и без крыши и стен – это тоже не дом.

Довольно быстро, буквально за ночь, я написал и другую свою известную песню – «Дети рабочих». Это произошло 15 февраля 1989 года, в тот знаменательный день, когда были выведены наши войска из Афганистана.


Объединяй и властвуй

– Художник и власть. Как перекликаются в твоем творчестве два этих понятия?

– Я долго размышлял над этим сочетанием и в конце концов сделал для себя совершенно определенный вывод. Любая власть стремится подмять под себя художника, старается использовать талант в своих корыстных целях. Художник и власть – это прямо противоположные понятия, ведь принцип политиков – «Разделяй и властвуй», девиз же художников – «Объединяй и властвуй». Этому, кстати, посвящена одна из моих песен «Ваганты». Ты помнишь эти строки?

Неправда, что вышестоящим

Бывают нужны таланты!

Дурак! Им нужны кухарки

Для обслуживания их идей.


ильдар3.jpg

– Я знаю, что ты человек достаточно критичный и прежде всего по отношению к себе. Если взглянуть на свое творчество глазами постороннего, то какие песни и стихи ты можешь оценить по самой высшей пробе?

– У меня есть несколько стоящих песен. Поверь, это так. Иногда поэт прожигает всю жизнь, так и не сотворив своего главного труда. А кто-то, сочинив для внуков детскую считалочку «Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять», входит в историю. Значит, жизнь его прошла не зря. Кроме названных песен «Иринка», «Ваганты», «Дети рабочих», я могу выделить стихотворение «Будем подумать» и песню «Кумертау-Учалы». Но сейчас появились и новые песни, пока неизвестные людям.

– «Будем подумать» и «Кумертау-Учалы» давно уже стали классикой. Я прекрасно помню, какой ажиотаж развернулся в свое время вокруг «Будем подумать». Стихотворение переписывалось от руки, его вывешивали в техникумах и училищах. Рассказывают даже, что тебя стащили со сцены после его исполнения милиционеры.

– Было такое. В Нефтекамске. По команде одного парторга в юбке. А все потому, что в «Будем подумать» я ударил не в бровь, а в глаз. Ведь в те времена сложилась целая тенденция, когда руководящие посты занимали люди, не отличающиеся особым умом, интеллектом, не имеющие даже образования. У них был единственный, но главный «козырь» – соответствующая национальность.

– А параллельно ты писал довольно патриотические вещи о родном башкирском крае, о Стерлитамаке, о Салавате Юлаеве, которого называл первым менестрелем башкирского народа. Ты довольно противоречивый человек. Ты и в отношении к людям такой же противоречивый. Умеешь ли ты прощать, жалеть?

– Я только кажусь противоречивым. Ненавижу большевизм, но уважаю честных коммунистов. И вообще честных людей. Жалею лишь инвалидов и детей, на чью долю выпали страдания не по их вине. К остальным же я довольно критичен и безжалостен, особенно к социальным паразитам во власти. Но я против всяких бессмысленных революций, насилия, неуважения к человеку.


О настоящем человеке

– А кого ты считаешь настоящим человеком?

– Того, у кого есть благородная цель, и он посвящает ей всю свою жизнь. Сейчас таких людей меньше, чем в СССР, но они все же есть.

– У тебя была цель?

– Конечно, хотел стать композитором. Это произошло как озарение. Я, четырнадцатилетний пацан, ощутил это в ночь с 31 на 1 января 1978 года. Огромным потрясением для меня тогда стали пластинки Давида Тухманова «По волнам моей памяти» и кинофильм «31 июня» с его удивительной музыкой.

Поставив перед собой цель, начал усиленно заниматься. Записался в кружок гитаристов, параллельно посещал духовой оркестр и кружок народных инструментов. Очень полюбил флейту. Кстати, купил этот инструмент на свою первую зарплату пятнадцатилетним мальчишкой. На каникулах работал бетонщиком на железобетонном заводе. После десятилетки учился в училище искусств по классу флейты. Не прошла для меня даром и служба в армии. Я попал в музыкальную роту в Улан-Батор.

– Когда ты начал писать песни?

– Не помню. Наверное, с рождения. Потому что рифмованные строки витали в моей детской голове уже тогда, когда я еще не умел читать и писать.

– Ты помнишь свой первый выход на сцену?

– Это было осенью 1979 года. Я пел с группой «Искатели» на вечере старшеклассников. В 1984 году, когда я вернулся из армии и организовал свою группу «Стерлитяне», то прежде всего предложил поработать вместе ребятам из «Искателей» и «Фантазии». Через некоторое время с огромным трудом нам удалось записать семь лучших моих песен, которые тут же разошлись по звукозаписям страны и имели большой успех.

Издевка и стеб над совком, которые так и сочились из моих песен, естественно, не могли остаться без внимания наших доблестных властей. «Стерлитяне» так же, как и группа Шевчука «ДДТ», оказались в опале. В республиканской газете «Ленинец» появилась совершенно убийственная по содержанию и лживости статья о Шевчуке, нелестных слов в ней были удостоены и «Стерлитяне». Шевчук не выдержал тогда травли и уехал в Питер, а я с началом перестройки завязал с «социалкой». Но об этом мы уже говорили

– И последнее. Ильдар, что ты больше всего ценишь в поэзии?

– Образность. Только благодаря ей можно разглядеть гениальность поэта. Иногда для этого бывает достаточно даже одного стихотворения. Человеческую жизнь образно можно сравнить с путником, который бредет по дороге с тяжелой котомкой. Чем длиннее путь, тем тяжелее ему идти. И тогда, чтобы облегчить страдания, он начинает выбрасывать ненужные вещи. Он расстается с амбициями. Самолюбованием, постепенно добираясь до самого сокровенного. Даже родина становится не столь важна, как жизнь и здоровье близких, душа, бог. Для того чтобы отличить сильного поэта от слабого, достаточно лишь подсчитать количество «ненужных вещей», от которых он отказаться не в силах…


Материал подготовила Елена Рустамова

ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ



СПЕЦПРОЕКТЫ



ТЕСТЫ




ГАЗЕТА BONUS



КАРТОЧКИ




АФИША





ГАЗЕТА BONUS

СВОБОДНАЯ ПЛОЩАДКА



ОПРОС



ПРОИСШЕСТВИЯ



СЕКСУАЛЬНАЯ ПЯТНИЦА