18+
Общество

Председатель «Башкорт» Фаиль Алчинов: «Хамитова критикуем, но в республике нет кандидатуры на его место»

19:04 10 Ноября 2017 | 5507
Автор: Мереке УЛЬМАНОВ
Все материалы автора

Председателя Башкирской общественной организации «Башкорт» Фаиля Алчинова (далее - Ф.А.) в очередной раз оштрафовали. Сейчас на 20 тыс. рублей за призыв прийти на митинг в защиту башкирского языка, состоявшийся в Уфе 16 сентября. Ранее Алчинова и его товарища Руслана Габбасова (далее – Р.Г.), заместителя председателя «Башкорт», уже штрафовали: на 20 тыс. рублей за активное участие в несогласованном митинге и 750 рублей за неповиновение сотрудникам полиции. 

Председатель «Башкорт» Фаиль Алчинов: «Хамитова критикуем, но в республике нет кандидатуры на его место»
Фото: Артур Салимов

Главный редактор Мереке Ульманов (далее – М.У.) и издатель новостного портала ProUfu.ru и газеты BONUS Рауфа Рахимова (далее – Р.Р.) поговорили с Русланом и Фаилем о том, почему националисты не всегда плохие люди, переживают ли родители за их жизни, как общественники поддерживали бывшего премьер-министра Башкирии Раиля Сарбаева на выборах депутатов Госдумы и на каких политиков они хотят быть похожи?

Р.Р.: Как вы вообще пришли к общественной деятельности? Как был создан «Башкорт», когда это произошло?

Р.Г.: Начать нужно с того, что мы сначала были членами «Кук буре» (с баш. яз. «небесный волк» – прим. ред.), Фаиль с 2007 года, я с 2011. Организация эта была очень сильной на тот момент, но путь развития ее не нравился.

Как нам казалось, «Кук буре» топчется на одном месте. Мы развитие видели по-другому: нужно было открывать филиалы в районах республики, привлекать молодежь, работать с ней, проводить крупные мероприятия. Например, Дни башкирской молодежи как СБМ в 2010 году провел, после этого никто не проводил. Сколько раз говорили председателю организации Азату Сальманову: «Давай инициативу перехватим», но он не особо горел желанием.

Р.Р.: А правда, что «Кук буре» – проект Радия Хабирова.

Р.Г.: Это не обсуждалось никогда.

Р.Р.: Сейчас «Кук буре» жив?

Р.Г.: Номинально.

Ф.А.: В 2014 году начались нападки на священную гору Торатау. После чего мы организовали автопробег из Уфы к Торатау. И там же, у подножия горы, решили создать новую организацию «Башкорт», выбрали председателя, заместителя и начали активно работать.

02.jpg

Фаиль Алчинов

Р.Р.: А что вас связывает с Сарбаевым?

Ф.А.: Ничего (смеется).

Р.Р.: Но вы же с ним работали.

Ф.А.: В 2014 году кандидатуру Раиля Сарбаева (премьер-министр Правительства РБ c 2008 по 2010 годы – прим. ред.) сняли с выборов президента республики. И мы сделали митинг в его поддержку, на который пришли где-то 300 человек. Видели в нем реального кандидата в главы регионов. И люди тоже поддерживали Сарбаева. Так как наша организация позиционирует себя как башкирская, защищающая права и интересы башкирского народа, поэтому хотели кандидата именно башкира.

Р.Р.: Сейчас вы как взаимодействуете с ним?

Ф.А.: В 2016 году на выборах депутатов Госсобрания тоже поддерживали его. Но он проиграл.

Р.Г.: Мы думаем, что он фактически прошел в Госсобрание. Однако этот результат – показатель, что шансов в дальнейшем как политического игрока у Сарбаева уже нет.

06.jpg

Руслан Габбасов

Р.Р.: Какова численность общественной организации?

Р.Г.: Мы никому не говорим (смеется).

Р.Р.: 1 000? 2 000? Сотни?

Ф.А.: Не тысячи. Где-то 100 с лишним активистов, плюс есть активисты в трех филиалах: Южном (Ишимбай), Зауральском (Сибай) и третьем филиале в Акъяре. Кроме этого, во многих районах республики есть активисты. И в планах у нас расширяться, чтобы охватить больше молодежи, потому что наша организация пропагандирует здоровый образ жизни, мы против алкоголя, курения, наркотиков, за то, чтобы башкиры занимались спортом и  главная цель – были хозяевами своей земли. Трезвый башкир не станет искать возможность выпить, а будет искать возможность заработать, заниматься бизнесом, учиться, соответственно, будет становиться хозяином своей земли.

Р.Р.: Что ты вкладываешь во фразу «хозяин своей земли»?

Р.Г.: Это значит, что человек будет нужен своей республике, чтобы он не уезжал на Север, в Москву или Петербург на заработки, а все свои знания, умения, навыки реализовывал в Башкирии.

М.У.: Но получается так, что башкирам республика нужна, а они ей нет.

Р.Г.: На сегодняшний день получается именно так. Практически все Зауралье работает на Севере, в деревнях шаром покати. И вот как раз, когда участвовали в выборах депутатов Госдумы, полностью объехали Зианчуринский, Баймакский, Зилаирский районы и увидели ужасную картину: дома заколоченные стоят, полупустые деревни, дорог нет, школы и фельдшерские пункты закрыты, заводы закрыты, фермерские хозяйства развалены. Одновременно с этим нашими природными ресурсами распоряжается Москва, леса, к примеру, отданы столичным олигархическим кланам. В том же Хайбуллинском районе деревни умирают в нищете, а рядом выкачивают природные ресурсы. Элементарно не могут проложить дорогу, сделать освещение, построить садик, школу.

Р.Р.: Почему так происходит?

Р.Г.: Потому что правительство не хочет вкладывать ресурсы в своих граждан. Считаем, что власти региональной не нужно строить перед Москвой воздушные замки, рисовать, что все стабильно у нас. Она должна, несмотря на возможные окрики из столицы, работать во благо своей республики, чтобы, уходя с поста руководителя, остаться в памяти народа человеком, много сделавшим для людей.

Нужны инвесторы, республика должна быть инвестиционно привлекательной. Инвесторы идут только тогда, когда видят стабильность политической власти, экономической. Если в Татарстане все стабильно, там преемственность власти была, она сильная, туда и инвесторы идут. Заводы строят, у людей есть работа, и, соответственно, налоги остаются внутри региона. А у нас власть, я считаю, очень слабая, нестабильная, ее лихорадит постоянно. И сюда могут войти только вредные предприятия, такие как «Кроношпан», которых в другие регионы не хотят пускать, думаю.

bb671922b7653b8feaf10f7398fc71c7.jpg

Фаиль считает, что башкирский язык выживет даже в нынешних условиях. Руслан считает иначе

М.У.: Как мне кажется, до августа месяца о БОО «Башкорт» люди что-то слышали, но чем именно занимается организация, думаю, мало кто знал. А в августе, благодаря митингу в защиту башкирского языка, о вас узнала вся республика. Чем занимаетесь, кроме политических акций?

Р.Г.: Самые крупные акции – это Съезд башкирского народа в декабре 2016 года, Дни башкирской молодежи – мероприятие, на которое собираем от двух до пяти тысяч человек, проводим его уже три года. Потом автопробег в Оренбург по следам Заки Валиди. Он нам тяжело дался, потому что, как только въехали в Оренбургскую область, нас ФСБ постоянно останавливала, проверяла, обыскивала машины. Летом провели флешмоб «100 кураистов», посвященный 100-летию образования республики.

Мы не согласны с тем, что правительство объявило 100-летие в 2019 году, считаем, что Башкортостан создавался в ноябре 1917 года на Всебашкирском курултае в Оренбурге. Тогда регион назывался «автономная республика Башкурдистан», у которой было свое правительство – шура (совет – прим. ред.) И в 1919 году башкирское правительство на равноправной основе заключило с советским правительством соглашение о том, что Советский Союз признает Башкирию.

М.У.: Кстати, Руслан, почему региональные власти настаивают на том, что Башкортостан был образован в 1919 году, и отмечать юбилей планируют в 2019-м?

Р.Г.: В СССР считалось, что год образования республики – 1919. А так как Российская Федерация – правопреемница Советского Союза, она продолжает праздновать эту дату. Исторически, конечно, это не так, но они не хотят показывать, что националист Заки Валиди и все его правительство сами создали республику. Нет, они хотят убедить всех, что СССР подарил Башкирии этот статус.

М.У.: Вы себя считаете больше общественниками или политиками?

Ф.А.: Общественники мы все-таки больше, но в последнее время приходится заниматься и политикой.

Р.Г.: Вопрос защиты башкирского языка – это политика, защиты горы Торатау – политика.

upsYmUh3AhE.jpg

Практически ежегодно организация проводит Дни башкирской молодежи

М.У.: Успешный митинг, проведенный 16 сентября, вдохновил вас на какие-то новые политические акции? Какие планы?

Ф.А.: Планов много. Планируем второй съезд башкирского народа в декабре. В конце ноября также планируем праздничные мероприятия к 100-летию республики.

М.У: Нередко можно услышать, что ваша организация националистическая. У меня, да и у многих людей «национализм» – слово, несущее негативную окраску. Что вы понимаете под национализмом.

Ф.А.: Всегда задают один и тот же вопрос: «Вы националисты?». И Руслан, и я считаем себя националистами, открыто это говорим. Националист – это не плохое слово. Я свою маму люблю больше, чем твою. Что естественно. Так же и башкирский народ мне ближе, чем другие. Это нормальное явление. Не путайте с нацизмом, что значит ставить свой народ выше других.

Р.Г.: В нашем понятии националист – это патриот, человек, который любит свою малую родину, свой язык, свою культуру, традиции, при этом уважает другие народы. Мы ко всем нациям относимся хорошо, не ставим себя выше других, но и ниже не ставим.

М.У.: Следующий вопрос как раз о любви к своей малой родите. 11 октября впервые удалось застать празднование Дня республики в Уфе. Хотя праздника в широком понимании этого слова, к сожалению, не увидел. Все обошлось без больших торжеств: дежурные фразы первых лиц региона и концерт. Мне сказали, что так отмечают не первый год. Вас как патриотов это не обижает?

Ф.А.: Конечно, обижает. Я видел фотографии с празднования, ни одного республиканского флага, только «Единой России», как будто день «Единой России». Это неправильная политика властей. Отмена обязательного изучения второго государственного языка, изменение Конституции Башкирии, замена президентов на глав, все идет к тому, что национальные республики переименуют на губернии или области. И День республики как раз показатель этого.

Zl9yvKLTxcQ.jpg

Активисты общественной организации «Башкорт» работают по всей республике

М.У.: Сейчас задам вопрос, который наверняка возник у многих после сентябрьского митинга в защиту башкирского языка и который они хотели бы задать вам. В школах ведь отменили обязательное изучение башкирского языка, но при этом дети же могут изучать его на добровольной основе. И тот, кто хочет учить его, будет это делать, а, значит, язык будет жить. Может, данные переживания напрасны?

Р.Г.: Сейчас говорят о том, что 74 % школьников выбрали башкирский язык. Мы разговариваем с учителями башкирского языка, и все они отмечают, что это профанация. Нет такой цифры, ее нарисовали. И в следующем году эти данные, уже официальные, будут еще меньше, потому что в нынешнем году многих уговорили изучать башкирский язык.

Также Галина Лучкина (считаю ее разрушителем башкирского языка) говорит: «Нет у вас языковой среды, учите язык дома».

К сожалению, дома можно овладеть только бытовым уровнем языка, все богатство литературы, истории, культуры башкирской невозможно дома передать, времени просто не будет. А в школе изучают творчество Шайхзады Бабича, Зайнаб Биишевой, классиков наших.

М.У.: Ваши опасения, что потеряете в будущем башкирский язык, подтвердятся?

Ф.А.: Будем до конца защищать его. Готовы пожертвовать своей жизнью, если надо будет.

Р.Г.: Политика, которая ведется в республике, способствует тому, что язык не сохранится. Но история складывается из разных периодов, бывают подъемы и падения, все повторяется, и я думаю, что все вернется на круги своя. Извлекая уроки из сегодняшней ситуации, мы сделаем еще больший рывок и сохраним язык. Огромное множество примеров, когда люди теряли свой язык и восстанавливали его. Взять тех же евреев, когда у них возникло свое государство, они смогли возродить язык и сейчас владеют им в совершенстве.

11.jpg

М.У.: Фаиль, 16 сентября, сразу после митинга, к тебе в дом вломилась группа людей в масках, то ли ФСБ, то ли ОМОН, наверняка перепугав семью. Как родственники относятся к вашей общественной и политической деятельности?

Ф.А.: Супруга поддерживает меня, спокойно уже относится ко всему. И раньше же ко мне приезжали с обысками, с автоматами. Родственники только постоянно звонят, переживают, но при этом, конечно, понимают меня.

Р.Г.: У меня тоже всякое бывало: и с обысками ОМОН в масках приходил в шесть утра, дверь кувалдой выбивали, весь дом переворачивали, все в шоке были. Поэтому сейчас мало чем удивишь. У меня, к счастью, родители не интересуется политикой, не имеют представления, чем я занимаюсь. Их особо не посвящаю в свои дела, меньше знаешь – крепче спишь, как говорится.

Р.Р.: Последний вопрос. Вы посвящаете себя улучшению жизни башкирского народа, чтобы он был счастливым, успешным, и, соответственно, свою жизнь связываете с политикой. У вас есть образцы политиков, на которых хотели бы походить?

Р.Г.: Заки Валиди однозначно. Он важен и почитаем потому, что создал государство и все силы приложил к этому. Готов был сотрудничать и с «красными» и с «белыми», с любой партией, лишь бы довести свою цель до конца, добиться признания республики как государства. Его знаменитый лозунг – «Мы не красные, не белые, мы башкиры». И Заки Валиди даже не смог смириться с советской властью, вынужден был уйти в науку, оставив после себя республику, правительство башкирское.

Справка. Фаиль Алчинов родился в Зилаирском районе в селе Юлдыбаево. Женат, двое детей, сын и дочь. Образование высшее, окончил исторический факультет БГУ. Кроме общественной деятельности, занимается спортом, любит играть в шахматы, в том числе с дочкой. Читает башкирские книги. Любимый фильм – «Храброе сердце». Занимается строительством.

Руслан Габбасов родился в Ишимбае. Разведен, есть дочь, образование высшее, окончил исторический факультет БГУ. Занимается спортом, играет в шахматы, любит читать. Любимый писатель – Стефан Цвейг, любимый фильм – «Долгий путь к свободе» о Нельсоне Манделе. Занимается строительством.

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Новости партнеров

Контент