18+
Общество

Максим Курников: «В США критикуют президента. У нас такое невозможно из-за внутренней цензуры»

15:25 19 Июля 2017 | 1375
Автор: Мереке УЛЬМАНОВ
Все материалы автора

Шеф-редактор издания «Эхо Москвы в Уфе» Максим Курников не так давно побывал в США. Он вместе с другими журналистами, медиаменеджерами, региональными и муниципальными чиновниками, юристами изучал американский федерализм. Чтобы понять, как он устроен, российская делегация объездила не один город и поговорила с местными сенаторами, мэрами городов, директорами школ, руководителями университетов и представителями местных избиркомов. Мы попросили журналиста поделиться с посетителями ProUfu.ru о своих впечатлениях от поездки в Штаты.

Жители критикуют власть и президента

 Начнем с того, что ты живешь в России и  в том числе как историк по образованию – хорошо знаком с тем, как устроена государственная система в стране. Поэтому что больше всего тебя удивило в США именно с точки зрения федерализма?

– С точки зрения федерализма меня, наверное, больше всего удивило то, насколько свободно комментируют люди свое отношение к правительству, при этом работающие в органах власти. Например, сотрудники миграционной службы, организации, которая работает с властью. Они могут говорить такие слова про президента США, которые у нас, наверное, никто не позволил себе из-за внутренней цензуры. Люди, работающие на уровне штата, могут сказать: «Да мне все равно, что скажут на федеральном уровне. Мы как решили тут, так и будет». Люди, работающие в судебной системе, тоже говорят о том, что президент, конечно, важен, но на уровне суда штата не согласны с этим законом, будут его блокировать и так далее. Плюс ко всему одним из ярких моментов стала лекция одного из американских профессоров по федерализму. Он объяснял отличие штатов по номерным знакам. И это яркий пример того, насколько сильно отличается один штат от другого. Кто-то считает, что номерные знаки должны быть впереди автомобиля, другие сзади. Кто-то считает, что номера должны быть красного цвета, а кто-то, что – белые. У кого-то это набор цифр, а кто-то может писать все, что хочет. Действительно, страна очень пестрая и очень разная. Например, когда ты разговариваешь с представителем избирательной комиссии какого-то штата и спрашиваешь: «У вас как вот с этим?», он отвечает: «В нашем штате этого нет». «А вообще в стране?» – «Мне неинтересно, что там, в стране. Главное, что у меня в штате». Это, в общем, удивительно было для нас.

Вашингтон и штаты бьются за полномочия

– А вот эта пёстрость, когда у каждого штата свои законы и правила, не приводит к какому-то правовому хаосу в целом в стране?

– Надо сказать, это такое перетягивание каната. Федеральный центр, Вашингтон в случае с США, пытается перетянуть на свою сторону больше полномочий в разных вопросах и навязывает штатам свою игру. С другой стороны, некоторые штаты, особенно сильные, перетягивают на себя часть полномочий. И если я правильно понимаю, на протяжении 20-го века несколько раз этот канат перетягивался то в одну, то в другую сторону. Плюс ко всему мы это видим на примере Трампа. Когда страна воюет с кем-то, то у главы государства больше полномочий, больше бюджет и возможностей влиять на что-то. А когда страна в состоянии мира, то у президента ощутимо меньше полномочий. И это тоже влияет на то, насколько агрессивно Америка себя ведет.

20196640_952636288209177_1897305180_o.jpg

Фото из личного архива Максима Курникова

Власти городов решают, какие налоги вводить и сколько платить полицейским

– В России главы регионов и городов не перестают сетовать, что вот, мол, доходы распределяются нечестно, почти все заработанные деньги уходят в Москву, в федеральный бюджет. Жить не на что. В Америке есть такая проблема? Не обижают Штаты с деньгами?

– Систему, которая там существует, они не считают идеальной. Но тем не менее муниципалитеты в Штатах гораздо самостоятельнее и, конечно, себе оставляют гораздо больше денег, распоряжаясь ими на свое усмотрение. Как это работает? Есть система сборов на уровне штата. В разных штатах разная формула, довольно непростая, но получается, что несколько населенных пунктов платят налоги в общий котел и потом идет распределение собранных средств. Плюс каждый муниципалитет может устанавливать свой налог, в основном это налоги с продаж.

Допустим, городу Сент-Луису захотелось построить футбольный стадион. Инициативная группа собирает референдум с вопросом «Для того чтобы построить стадион, придется в течение 10 лет платить дополнительно, например, по 1 центу с каждой покупки. Согласны ли вы с этим?», и жители города говорит «нет». И все – не будет стадиона, но не будет и дополнительного налога.

Кстати, в США нет системы МВД, как у нас. Там каждый муниципалитет содержит свою полицию и самостоятельно решает, сколько нужно сотрудников – 10, 100 или 1000 – на определенное количество людей и какую зарплату платить им. Я пытался сравнивать численность населения и количество полицейских именно там, где мы были, в штате Миссури, и количество полицейских в России. В нашей стране побольше будет на душу населения.

Американские власти не заинтересованы решать проблему низкой явки на выборы

– Еще одна проблема для России – это нежелание жителей страны идти на выборы. Об этом у нас много говорят, заявляют, что это общемировая тенденция, ссылаясь на Европу, где люди тоже не хотят голосовать...

– На муниципальных выборах действительно низкая явка. Правда. Это большая проблема. Ненормально, когда на выборы приходит 20-30 процентов жителей. Все понимают ситуацию. И республиканцы, и демократы говорят: «Это проблема». Спрашиваю: «А что вы делаете, чтобы ее решить?» – «Ну, мы говорим об этом». «А что конкретно предпринимаете?» – «А что мы можем сделать?» И в один момент я уже насел на одного из демократов: «Вот вы все об этом говорите, 20-30 процентов, но на самом деле, признайтесь, ничего не делаете, чтобы исправить ситуацию?». И он отвечает: «Да. Мы понимаем, у нас есть шанс, у республиканцев есть шанс. Примерно представляем, на что рассчитывать. И вдруг придет большое количество населения на эти выборы и ни одна из наших партий сможет не выиграть. Может ведь выиграть какой-то независимый кандидат, реально может так быть». И, наверное, каждый из нас в голове это понимает и не хочет раскачивать ситуацию.

Более того, в США сильное расовое разделение: на тех, кто ходит на выборы, и тех, кто игнорирует их. Темнокожее население не верит в выборы как в инструмент, что можно что-то изменить. Они говорят: «Мы не верим. Какая разница, там все посчитают, как им надо. Мы все равно окажемся в пролете». И это очень сильно напоминает Россию. Наверное, вот это рабство, которое было до середины 19-го века, и то рабство, которое у нас было так же до середины 19-го века. в нас во всех сидит. И мы, как и американские темнокожие, думаем, что от нас ничего не зависит, поэтому не пойдем на выборы. А на самом деле от нас все и зависит!

Не стоит копировать у США все подряд – мы разные

– Максим, как считаешь, что из увиденного тобой в США стоило бы позаимствовать России?

– Дело в том, что у нас разные базовые условия. Американские штаты, когда провозгласили свою независимость, были по отношению друг к другу в равных условиях. Не было никаких других стран, республик, земель, которые входили на других правах в состав Соединенных Штатов. В России был другой путь создания федеративного государства. У нас опять же есть национальные республики, у них национальных штатов нет. Нужно учитывать эти вещи и ни в коем случае не копировать одно и другое.

В США есть какие-то демократические принципы, механизмы, которые находятся в лучшем состоянии, чем у нас. Конечно, не стоит преклоняться перед тем, как там все это сделано, но не видеть очевидного было бы глупо. В России, к сожалению, не работает хотя бы независимость суда. А без независимого суда о каком федерализме может идти речь.

В США огромное количество проблем, связанных с выборами, налогообложением муниципалитетов, межнациональными, правильнее даже сказать, межрасовыми отношениями. Но главное отличие от нас – они обо всем этом говорят. С иностранцами, между собой, по телевизору и в газетах. Межрасовые проблемы для них когда-то были запретной темой. Однако теперь они нашли этот баланс и об этом говорят. И в этом их сила.

20196539_952636154875857_501529316_o.jpg

Фото из личного архива Максима Курникова

– Продолжим разговор о межнациональных отношениях и для этого давай перенесемся в Россию, в Башкортостан. На твой взгляд, можно ли говорить о том, что в республике этот вопрос стоит остро?

– В Америке есть штаты, где темнокожих больше и где меньше, но определенного штата, который представлен какой-то одной национальностью нет. В России есть национальные республики. Они входили в состав страны по-разному. Поэтому у каждой национальной республики разный бэкграунд того, как она входила. Понятно, что есть кадровый вопрос. И как его решать? А правильно ли, что непредставитель национальности, которая является большинством или, как говорят, терпеть не могу это слово, «титульной» нацией, должен быть руководителем, или нет? А должны ли быть обязательными для изучения языки? Это очень важный вопрос, который обсуждается. Слава богу, у нас нет проблемы, когда представитель одной национальности вылавливает представителя другой национальности. И в наших силах, чтобы этого не было. Не нужно просто закрывать глаза на те проблемы, которые есть, на мой взгляд. Не нужно делать вид что мы «в домике». Это не поможет.

– Но как их обсуждать? Как сделать так, чтобы из-за одного не так интерпретированного слова не разгорелся скандал?

– Есть разные подходы и разные чиновники. Не нужно думать, что властью принято какое-то одно решение. В США тоже по-разному думают, есть разные точки зрения. Это нормально. Пускай они спорят. Мне кажется, когда мы прячем проблему, делаем вид, что все нормально, таким образом, отдаем эту проблему тем, кто воспользуется ею в своих целях. Национальный ли это вопрос, коррупция, плохое образование, все что угодно. Любая проблема, если мы о ней говорим, что все в порядке, а люди понимают, что это не так. И тому, кто скажет, что власти врут и проблемы в этом секторе существуют, поверят. И если власть это не понимает, то мне ее жаль.

– Вот как раз одна из таких проблем, которую, как мне кажется, власти республики не видят или не хотят видеть, – это башкирский язык, его изучение в школах. Вопрос обсуждается в медиа, собираются дискуссионные клубы, где одни говорят, что башкирский язык в образовательных учреждениях не нужен, другие, напротив, считают, что башкирский – второй государственный язык и знать его необходимо. А Минобр просто молчит, не выражая своей позиции. У тебя есть мнение на этот счет? Ты на какой стороне из этих двух?

– Очень сложный вопрос для меня, потому что по убеждениям, если брать взаимоотношения между федеральным центром и регионами, я регионалист, федералист, если хотите. Считаю, что у субъектов федерации должно быть больше возможностей, должно быть больше собственных законов, традиций, налогов и язык – часть того, что отличает один регион от другого. И если регион хочет ввести у себя какой-то обязательный язык дополнительно, мне кажется, это прекрасно, когда у него есть такое право. Но с другой стороны, по убеждениям я демократ и считаю, что решение должно приниматься людьми, а не кем-то навязываться, чтобы достигать каких-то целей. Поэтому такие решения стоит принимать на референдумах, их надо принимать, обсуждая, а не так, что кто-то там решит наверху или кто-то со стороны навяжет власти эту повестку и скажет: «Так должно быть и вы обязаны признать это, потому что вас ждут негативные последствия». Я за то, чтобы у регионов была возможность вводить свой региональный компонент, в том числе в образовании, но против того, чтобы это делалось по решению одного человека или группы людей.

Спасибо тебе, Максим, большое за интересную встречу!

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Новости партнеров

Контент

Получи самые важные новости на свою почту.

Proufu новости без цензуры