ЛЕНТА НОВОСТЕЙ



Общество



Кристина Абрамичева: «ЛГБТ-сообщество в Башкирии такое же, как и везде» (18+)

16:01 25 Декабря 2017 | 8031
Автор: Нурия ФАТХУЛЛИНА
Все материалы автора

Недавно региональное отделение Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие приступило к съемкам документального фильма «Невидимая жизнь». Сорокаминутная картина расскажет о проблемах людей с разной сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью, проживающих на территории Башкортостана. Угрозы, осуждения и непонимание со стороны общественности не останавливают режиссера картины Тансулпан Буракаеву и модератора отделения Кристину Абрамичеву.

Кристина Абрамичева: «ЛГБТ-сообщество в Башкирии такое же, как и везде» (18+)
Фото: vk.com/straights_for_equality

– Почему вы решили заняться защитой прав людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией?

К.А.: Потому что хотели изменить общественное сознание вопреки существующей пропаганде. В 2013 году я и мой соратник Алексей Симонов создали башкирское отделение Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие как филиал питерского. Именно в этом году по всей России стали один за другим появляться такие правозащитные группы – как реакция на принятый закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних и развязанную вслед за этим негласную травлю ЛГБТ-сообщества.

Так как в Уфе и Башкирии данное сообщество всегда было довольно многочисленным, хотя и закрытым, мы взяли на себя обязанность представлять интересы ЛГБТ в публичном поле.

Постепенно к нам стали приходить представители ЛГБТ-сообщества и рассказывать свои истории. Или мы узнавали о них от третьих лиц. Кто-то судится с бывшим мужем за права над ребенком, которые хотят отнять по причине «неправильной» ориентации, кого-то уволили с работы или затравили однокурсники в вузе за то же самое. Из-за сильно возросшей ненависти в обществе к любой «инаковости» такие люди не могут открыто заявить о своих проблемах, справедливо опасаясь еще больших гонений, поэтому нам захотелось из первых уст, пусть и анонимно, донести все эти печальные истории до широкой общественности. Ведь многие люди считают – нам об этом часто пишут в комментариях в соцсетях – что за всю жизнь они никогда не встречали гомосексуалов и не понимают, из-за чего весь сыр-бор. Так вот, они сильно ошибаются, и их в этом заблуждении как раз поддерживает фактор «невидимости».

xH1lOG2K9Vw.jpg

Во время радужного флешмоба в Санкт-Петербурге. Фото: vk.com/straights_for_equality

– Как возникла идея снять документальный фильм «Невидимая жизнь»? Какая у него цель?

Т.Б.: Когда Кристина предложила снять фильм о членах ЛГБТ-сообщества, согласилась сразу же. Я по образованию режиссер, и мне очень нравится, что свое мнение могу донести до общественности через кинематограф. Тем более я давно занимаюсь защитой прав женщин и ЛГБТ-людей.

Многие говорят, что в нашей республике представителей ЛГБТ-сообщества быть не должно. Что это влияние извне. Цель нашего фильма в том, чтобы доказать, что это не так. ЛГБТ есть в любой стране, любой культуре и прослойке общества. Это определенное количество людей, которые рождаются именно такими. Они не являются результатом пропаганды. Даже в глухих деревнях, где изначально не может быть западного влияния, есть гомосексуалы.

– Расскажите подробнее про картину, ее героях. Когда она выйдет?

Т.Б.: Фильм выйдет в феврале 2018 года. Наши герои – люди, «сидящие в шкафу». Так называют ситуацию, когда ЛГБТ-люди вынуждены скрывать себя от друзей, родных, общества. Мы и снимаем их в шкафу – в буквальном смысле. Если за рубежом человека могут поздравить с каминг-аутом (процесс открытого и добровольного признания человеком своей принадлежности к сексуальному или гендерному меньшинству – прим. ред), то у нас это равносильно самоубийству. Герои разного возраста. Интервьюируем их с гарантией анонимности, а потом их полностью озвучивают актеры. Некоторые герои согласились сниматься лично, мы скрываем их лица, меняем голоса так, чтобы их не узнали.

Зрителям всегда легче воспринимать настоящие истории из уст живых людей, чем представлять абстрактных геев из Европы. А здесь зрители увидят, что это такие же обычные люди, ваши соседи, которые хотят обычного человеческого счастья. Ведь в итоге все мы хотим просто счастья.

В фильме будет интервью трансгендерного парня, которого постоянно угрожают убить. Если на нас, авторов фильма, идет такое давление, то страшно представить, в каком страхе живут ЛГБТ-люди в нашей республике. В свой адрес я тоже получаю угрозы. Люди с гомофобными взглядами пишут мне в соцсетях. Из последнего было: «Мы будем мочить вас в сортире». Это меня очень огорчает, потому что все, чего мы хотим, чтобы люди были равны, хотим мира и желаем людям счастья.А получаем такую агрессию, как если бы призывали к войне. Но есть не только агрессивные сообщения. Мне пишут личные сообщения и благодарят за нашу работу не только ЛГБТ-люди, но и гетеросексуальные. Говорят, что делаем правильное дело.

К.А.: Планируется около двадцати историй плюс съемки на натуре – малая родина некоторых героев и бывшие места тайных встреч, где представители ЛГБТ могли безопасно познакомиться в советское и постсоветское время. В любом случае посредством искусства происходит персонификация этих людей – гораздо проще ненавидеть и унижать кого-то незнакомого, чем реального человека. Тем более того, кто живет совсем рядом, среди нас, хоть и невидим.

Фильм вызывает сочувствие к тем, кто пострадал от дискриминации лишь по причине ориентации: уволен с работы, лишился родного ребенка, был убит. Еще одна цель: развеять стереотип о том, что в советское время ЛГБТ-людей было минимум в связи с отсутствием пропаганды. Это не так – есть свидетельства людей старше сорока. Мировая статистика показывает, что доля гомосексуалов среди населения остается постоянной – в пределах 3–5% – независимо от времени, политических режимов и эпох.

v_ufe_regionalnoe_otdelenie_alyansa_pristupilo_k_semkam_filma_ob_lgbt_image_5a310ef8057593.27615592.jpg

Съемочный процесс. Фото: facebook.com/christina.abramicheva

– Насколько актуальна тема ЛГБТ в нашей республике? Много ли людей, которые подверглись насилию, осуждению из-за своей нетрадиционной сексуальной ориентации?

К.А.: ЛГБТ-сообщество в Башкирии такое же, как и везде, включая традиционные национальные культуры, заселяющие республику. Эти часто довольно замкнутые и религиозные сообщества, конечно, не так опасны для гомосексуалов, как в Чечне, где сейчас происходит массовые преследования, вплоть до убийств. Тем не менее жизнь в условиях мусульманской республики непроста. Дискриминация проявляется не только в действиях, но и в словах, например следует говорить «гомосексуальная ориентация», а не «нетрадиционная», потому что гомо- и би- так же традиционно, как и гетеро-, существует со времен зарождения человечества. В нашем обществе вообще принято отрицать факты дискриминации. Считается, что достаточно не устраивать пресловутые гей-парады, чтобы спокойно жить в нашей стране. Однако это не так. Герои нашего фильма рассказывают о дискомфорте, который они испытывают практически каждый день, например, скрывая от собственных родителей свой образ жизни и не видя никакой возможности открыться им до конца жизни в связи с пропагандой гомофобии. Есть случаи «охоты» на гомосексуалов, которая вошла в моду: человека ловят на живца, а затем под угрозой огласки заставляют его откупаться. Травля, лишение родительских прав, увольнения с работы, убийства на почве ненависти – все это более чем актуально и в нашей республике, особенно в последнее время.

23434736_10213760401314912_5155716054878915232_n.jpg

Кристина Абрамичева с активистом движения «Альянс гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие». Фото: facebook.com/christina.abramicheva 

Т.Б.: Люди заявляют, мол, проблема надуманная и за всю свою жизнь они никогда не встречали ЛГБТ-людей. Хочу сказать, что это не так. Вы встречаете их каждый день, с ними общаетесь, работаете. Скорее всего, они есть даже среди ваших родственников. Просто вы не знаете о них. Потому что не доверяют вам из-за вашей гомофобии. Есть много гомосексуальных людей, которые под давлением общества создают семью с представителями противоположного пола. Получается, что они идут против своей природы, а потом начинают изменять, разрушаются семьи.

Если бы общество относилось к ним нормально, то не было бы таких проблем. Все могли бы быть счастливы. А сегодня несчастными становятся не только они, но и их супруги. Был такой случай: у мужчины случился инсульт после того, как он узнал, что его ребенок относится к ЛГБТ. И он остался на всю жизнь калекой. А если бы у него изначально было более принимающее отношение, то не было бы такой реакции, и его ребенку не пришлось бы испытывать чувство вины всю жизнь. Поэтому многие выбирают между семьей и своим личным счастьем.

На самом деле, все зависит от государственной политики. Сейчас наша политика направлена на то, чтобы вызывать к ЛГБТ-людям ненависть. Это делается, чтобы переключить внимание с более глобальных вещей: роста цен, государственных санкций против своего же народа, офшоров и других правонарушений. Нужно найти канал для выплеска народного гнева, ведь ненавидеть ЛГБТ гораздо проще, чем пытаться изменить что-то в стране.

– В нашей стране возможно равноправие между гетеросексуальными и гомосексуальными людьми?

Т.Б.: У многих людей внутренний конфликт. Говорят что понимают, что должно быть равноправие, но мы, мол, патриоты. И что нужно поднимать демографию в стране, а ЛГБТ-люди детей не имеют. На самом деле, очень многие члены ЛГБТ имеют детей, являются отличными родителями. А даже если бы и не имели, то на демографию это особо не повлияет. В конце концов, человек существует не ради блага страны, и насильно плодиться его не заставишь.

Нужно понимать: если в какой-либо стране хорошо жить, то там терпимое отношение к ЛГБТ. Существует прямая корреляция между уровнем жизни в стране и законами, защищающими права ЛГБТ-людей. То есть толерантное отношение к ЛГБТ – показатель культуры общества.

Кстати, Путин заявлял о своей толерантности: «...Я вас уверяю, что работаю с такими людьми (представителями ЛГБТ-сообщества. – прим. ред.), иногда награждаю их государственными медалями и орденами за достижения в тех или иных сферах. У нас абсолютно нормальные отношения, и не вижу здесь ничего особенного. Говорят, что Петр Ильич Чайковский был гомосексуалистом. Правда, любим его не за это, но он был великий музыкант, и мы все любим его музыку».

Я все-таки надеюсь на лучшее, надеюсь на прогресс. Что когда-нибудь станем высокоразвитой страной, где будет хорошо жить всем – вне зависимости от ориентации, расы, национальности.

gKBJGXkDiaM.jpg

Фото: vk.com/straights_for_equality

– Как семья относится к вашей работе, позиции по поводу ЛГБТ?

К.А.: Моя семья с пониманием относится ко всему, что для меня важно.

Т.Б.: Семья очень беспокоится за мою безопасность. Мало ли до чего могут дойти озлобленные люди. Иногда советуют сосредоточиться только на феминизме, потому что общество уже почти готово его воспринимать, а вот упоминание об ЛГБТ уже вызывает необъяснимую агрессию и ненависть. Но я не могу откреститься от этого, так как гомофобия имеет прямое отношение к мизогинии (ненависть, неприязнь, презрение по отношению к женщинам – прим. ред). И я уверена: чем больше веса феминизм будет обретать в нашем обществе, тем меньше будет и гомофобии.


ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте нас в





НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ


Загрузка...

СПЕЦПРОЕКТЫ


ТЕСТЫ




ГАЗЕТА BONUS



КАРТОЧКИ




АФИША





ГАЗЕТА BONUS


ОПРОС



ПРОИСШЕСТВИЯ




Загрузка...

СЕКСУАЛЬНАЯ ПЯТНИЦА