ЛЕНТА НОВОСТЕЙ



Общество



Как я стал экстремистом. История уфимского студента, осужденного за комментарии

12:00 14 Июня 2018 | 6469
Автор: Наиль БАЙНАЗАРОВ
Все материалы автора

«По судье было видно, что он не слушает, поскольку постоянно сидел в своем телефоне». Корреспондент ProUfu.ru пообщался со студентом, осужденным по печально известной 282 статье, и выяснил, как можно ненароком попасть за решетку за «мыслепреступления».
Как я стал экстремистом. История уфимского студента, осужденного за комментарии
Фото: unian.net

Hyundai вместо «черного воронка»

20 августа 2017 года Никита А. проснулся в 6 часов утра от телефонного звонка. Накануне он с родителями приехал на дачу. По телефону неизвестный сообщил ему, что они затопили соседей и нужно срочно вернуться в город. Родители наспех собрались и поехали в Уфу. Примерно через час отец Никиты вернулся на дачу на незнакомой машине с людьми в штатском.

«Слышу, машина подъезжает. В 7 утра в сад редко кто ездит, будний день. Когда уже подъехали, дверь хлопнула, я выглянул в окно, смотрю, там человек стоит. Надевает маску, в руке пистолет. С ними был отец. Получается, их двое было на оперативной машине Hyundai Accent. Ну, пришли в дом, говорят, одевайся. Я у них прошу, значит, удостоверение, они мне отказывают. Начали выходить, он сзади взял исподтишка наручником к себе пристегнул. Сели в машину, поехали. Я у них что-то пытался спрашивать, они мне ничего не говорят, не представляются», – вспоминает Никита тот день.

«В общем, приехали в квартиру к нам. Уже заканчивался обыск. Там мама была. И было человек до десяти. Непонятно вообще, кто и зачем. Дома у меня начали спрашивать пароль. Психическое давление начали оказывать, через родителей и напрямую».

Неизвестные вооруженные люди интересовались паролем от страницы молодого человека в соцсети «ВКонтакте». Выяснилось, что на него завели уголовное дело по «экстремистской» 282 статье УК РФ. Дело возбудили еще 14 августа, когда Никита с родителями был на отдыхе за границей. Основанием стали комментарии, оставленные с его страницы в 2016 – начале 2017 года под постами в группах «МЫ РУССКИЕ», «Русская Башкирия» и «Комитет нация и свобода».

В постановлении о возбуждении уголовного дела говорится: «“А[***] Никита” умышленно, желая опубликования сведений для последующего просмотра неограниченным кругом лиц, то есть наступления общественно опасных последствий, в нарушение требований части 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации,… разместил комментарии, содержащие слова и выражения, направленные на возбуждение ненависти и вражды, а также унижение достоинства группы лиц по признакам национальности и происхождения, а именно кавказцев и лиц нерусской национальности».

В тот же день после обысков в квартире подозреваемого изъяли компьютеры, телефон, домашний Wi-Fi-роутер.


«Шорты лучше не надевай. В СИЗО любят таких…»

О том, что происходило дальше, можно судить только по показаниям подозреваемого. Тут нужно уточнить, что 20-летний Никита А. – студент одного из уфимских вузов, живет с родителями. По его словам, он никогда не писал экстремистских комментариев в сосети «ВКонтакте», а его страница была взломана.

Вот что он написал в объяснении для следствия:

«Мне и родителям было заявлено, что в отношении меня возбуждено уголовное дело по обвинению в экстремизме и что я должен во всем сознаться, иначе буду арестован. На мой отказ, поскольку я не знал, что от меня требуют, нам, мне и родителям, было заявлено, что меня доставят в СИЗО, то есть я арестован. Мама сказала, что мне надо переодеться и предложила надеть шорты, на что оперативник, который представился помощником следователя Д. Н. Самсоновым, усмехнувшись, сказал, что лучше бы мне надеть брюки, а то "там, в СИЗО, в камере, сидят "такие» ребята…" и "там любят таких". 

То есть дал понять, что меня в камере могут изнасиловать».

Угрозы продолжились в Орджоникидзевском следственном отделе, рассказывает парень. По его словам, ему снова угрожали изнасилованием в камере, говорили, что у следствия есть все доказательства его вины, и предлагали написать явку с повинной, обещая, что тогда его отпустят домой. Приглашенный адвокат тоже стал советовать Никите послушаться следователя и написать явку.

«Явка с повинной была написана мною под угрозой ареста, как и показания, в том числе и в качестве обвиняемого. Экстремизмом я никогда не занимался, никакой вражды к представителям нерусской национальности не проявлял», – пишет Никита.


«Судья сидел в своем телефоне»

Суд продолжался с 30 ноября по 13 апреля, когда Никите А. вынесли обвинительный приговор. Ему дали два года в колонии-поселении. В обвинительном заключении перечисляются все комментарии, которые были оставлены с его страницы в соцсети «ВКонтакте». Привести эти высказывания здесь мы, конечно, не можем, но суть их действительно сводится к «возбуждению ненависти и вражды». Особенно досталось жителям Кавказа, евреям и женщинам.

По мнению самого обвиняемого, суд просто подписал заключение, написанное прокурором. А оно было, в свою очередь, копией постановления о возбуждении уголовного дела, написанного следователем.

«В суде делали вид, что слушали меня и адвоката. Но по судье было видно, что он не слушает, поскольку постоянно сидел в своем телефоне.Прокурор с судьей в перерывах ходили вместе, разговаривали», – рассказал Никита уже после суда.

Сейчас «экстремист» ждет апелляции на приговор в Верховном суде Башкирии. Заседание апелляционной коллегии назначено на 20 июня. Осужденный и его адвокат настаивают на том, что его аккаунт в соцсети был взломан и эти комментарии писал не он.

«Взломать можно было не только страницу, но и компьютер. Могли зайти через другое устройство – у нас роутер без пароля стоял, – говорит Никита. – Экспертизу делал криминалистический центр. Изъяли компьютер, сказали, найдем там что-нибудь экстремистское, литературу, например. В общем, ничего не нашли, а мои вещи они до сих пор не вернули».


Статья для неудобных

С 2011 по 2015 год количество осужденных по статье 282 УК РФ неуклонно росло. По данным Центра экономических и политических реформ, в 2011 году было 137 осужденных, а в 2015 – уже 414. Больше всего выросло количество приговоров по части 1 статьи 282, то есть за возбуждение ненависти и вражды с использованием интернета. Проще говоря, приговоры за комментарии и репосты в соцсетях. В 2011 году было 82 осужденных, в 2015 – уже 369.

supercoolpics_19_04112012135710.jpg

Фото: programma-peredach.com

В 2016 году количество обвинительных приговоров впервые пошло на спад. По данным аналитического центра «Сова», за год были осуждены 198 человек. Однако эксперты не торопятся говорить о позитивных сдвигах в судебной практике. Во-первых, в 2015 году наблюдался резкий скачок количества уголовных дел. Во-вторых, некоторое снижение числа приговоров в 2016 году можно связать с политическим решением «ослабить гайки» перед президентскими выборами.

Более того, по-прежнему подавляющее большинство осужденных по 282 статье – это «диванные экстремисты», которые не идут дальше комментариев в соцсетях.

По данным «Ведомостей», правоохранительные органы в 2016 году стали также активнее применять административные меры воздействия вместо уголовного преследования. По словам правозащитника, адвоката «Агоры» Дамира Гайнутдинова, власти поощряют самоцензуру, когда люди просто боятся свободно высказываться в интернете.

1020401513.jpg

Фото: ok.ru

«Скорее, власти стали использовать уголовное преследование с большей осторожностью, чем раньше, а упор делается на ограничение распространения информации с помощью блокировок и административные дела. Административкой проще отчитываться, она дешевле в производстве – с 2012 года идет экспоненциальный рост, в частности по статьям о распространении экстремистских материалов или о демонстрации свастики. «Агора» фиксирует больше приговоров к реальному лишению свободы. В наш мониторинг в 2015 году попало 18 таких дел, а в 2016 году уже 32 с учетом статьи об оправдании терроризма. Видимо, власти поощряют самоцензуру, чтобы люди боялись репостить и расшаривать информацию», – цитируют эксперта «Ведомости».

Уфимский адвокат Виталий Буркин в своей практике тоже сталкивался с произвольной трактовкой статьи 282. Например, в деле башкирского общественного деятеля Сагита Исмагилова доказательством «экстремизма» был признан репост картинки с разворотом средневекового трактата на арабском языке. Фотографию признали разжигающей ненависть и вражду.

e95cbd1d0ecbbe3c1dcbaafdc6ca5b0b.JPG

Виталий Буркин и Сагит Исмагилов. Фото: ProUfu.ru

«Мы видим не просто расширительную, а по-настоящему произвольную трактовку статьи 282. Например, дело в отношении Сагита Исмагилова. Он привел цитату из средневекового трактата, и посчитали, что он против татар. Настолько абсурдное обвинение. Сейчас мы оспариваем решение в кассационной инстанции Верховного суда России», – говорит Виталий Буркин.

По словам юриста, у судов есть все основания выносить оправдательные приговоры по нелепым уголовным делам, а у правоохранителей есть право привлекать нарушителей к административной ответственности. Несмотря на это, статья 282 по-прежнему применяется для репрессивных целей.

«Верховный суд РФ дал довольно здравое разъяснение того, что нужно считать экстремизмом. Во-первых, это все материалы, внесенные в Федеральный список экстремистских материалов. Во-вторых, это те материалы, которые призывают к ненависти или вражде путем применения насилия или геноцида в отношении народов и этнических групп. Все достаточно ясно и понятно сформулировано. И даже само распространение экстремистского материала не формирует состава преступления. Есть ведь еще административная ответственность. То есть там есть градация. Но на практике это абсолютно не соблюдается, и выдвигаются совершенно безумные, абсурдные обвинения», – говорит Виталий Буркин.

По мнению эксперта, очень часто 282-я используется правоохранительными органами как дополнительный источник уголовных дел, которые положено возбудить по плану. Сотрудникам специализированных отделов «по борьбе с экстремизмом» ведь и ходить никуда не надо: открыл «ВКонтакте» – зашел на националистический паблик – уголовное дело готово.

На Всероссийском съезде в защиту прав человека в Москве 26-27 ноября прошлого года правозащитники со всей страны приняли резолюцию, в которой потребовали упразднить злосчастную 282 статью УК РФ, а также ликвидировать центр «Э» МВД РФ. По мнению главы движения «За права человека» Льва Пономарёва, этот отдел полиции выполняет те же функции, что Пятое управление КГБ СССР, то есть преследует неудобных власти людей.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ



СПЕЦПРОЕКТЫ



ТЕСТЫ




ГАЗЕТА BONUS



КАРТОЧКИ




АФИША





ГАЗЕТА BONUS

СВОБОДНАЯ ПЛОЩАДКА



ОПРОС



ПРОИСШЕСТВИЯ



СЕКСУАЛЬНАЯ ПЯТНИЦА