18+
Общество

Азамат Галин: «Я колхозник и горжусь этим»

17:34 20 Ноября 2017 | 3217
Автор: Елена ЧИРКОВА
Все материалы автора

Общественный деятель, бывший председатель Исполкома Всемирного курултая башкир, бывший сотрудник Аппарата Правительства Республики Башкортостан Азамат Галин сегодня все чаще называет себя представителем сельского хозяйства. Несколько лет он руководит собственным предприятием «Архангельские варенья», которое специализируется на производстве напитков. О том, в каких условиях работает малый бизнес в Башкирии и есть ли будущее у фермерских хозяйств, Азамат Галин рассказал в интервью порталу ProUfu.ru.

Азамат Галин: «Я колхозник и горжусь этим»
Фото: Артур Салимов

Из чиновника в колхозники

– Азамат, вы часто говорите, что вы колхозник. Почему?

– Я занимаюсь производством продуктов питания и напитков. Именно поэтому и называю себя колхозником. У нас почему-то к этому слово какое-то странное отношение, оно воспринимается почти как оскорбление. А я горжусь тем, что я колхозник, и считаю, что это очень почетно. Отношение к сельскому хозяйству надо менять.

– А как вообще случилось, что бывший чиновник вдруг ушел в бизнес?

– Долгая история. Я профессиональный чиновник, и вся моя биография – это государственная служба: начинал в администрации Кировского района в отделе по работе с молодежью и дошел до администрации президента. Когда по решению Хамитова меня увольняли, у меня была ипотека, трое детей и 50 тысяч рублей в кармане. Это и послужило стимулом к тому, чтобы не сидеть на месте.

Тогда было три возможных варианта. Первый – подключить все свои связи и бегать в поисках работы. Второй – сидеть дома, писать в соцсетях гневные посты о том, что тебя уволили и требовать восстановления. И третий – принять вызов и начать собственное дело. Тогда-то и началась история Азамата Галина – предпринимателя.

02.jpg

– Который сразу решил, что будет производить медовуху и соки?

– Нет, не сразу. Было много проектов, в которых я принимал участие. Часть из них была связана с разработкой моделей расчета стоимости массива информации. Такой расчет дает представление о том, как информация будет развиваться и будет ли она иметь ценность в дальнейшем. Это все очень интересно и довольно маржинально, но чтобы всем этим заниматься, нужно жить не здесь.

– Не в Башкирии?

– Не в России. У нас нет среды, в которой можно было бы развивать данные процессы. А чтобы создать среду, нужно быть как минимум главой субъекта и за уши вытаскивать общество из каменного века. Когда я начинал заниматься информационными технологиями, был 2011 год. Тогда этого никто не понимал, к криптовалюте и ценности информации мы приходим только сейчас, много лет спустя.

– И когда все-таки случился ваш переход от информации к сельскому хозяйству?

– В 2014 году, когда стало понятно, что назревает большой геополитический конфликт, который может обернуться рядом проблем. Тогда я понял, что нужно развивать именно сельское хозяйство. К тому же сегодня это прибыльно. Но заниматься этим надо не так, как делают у нас.

Как посадить картошку

– А как делают у нас? И как надо?

– Давай объясню на простом примере. Как мы сажаем картошку? Вспахиваем землю, выкапываем ямки штыковой лопатой, бросаем туда картошку, закапываем и ждем, когда она вырастет. Все?

– Ну, окучиваем еще, пропалываем…

– А зачем? Потому что так надо и так принято? Только кем это принято, непонятно. Мы картофель употребляем столетия четыре и не знаем технологии его выращивания. Какая продолжительность его созревания, нужны ли вообще ямки, чтобы его сажать? Так ведь не только с картофелем, так везде. В век информации, когда доступ в интернет есть на каждом телефоне, никто еще не поинтересовался, как правильно выращивать овощи.

– Вы всерьез полагаете, что на селе кто-то будет гуглить, какая должна быть глубина лунки?

– Вот в этом и заключается главная проблема нашего сельского хозяйства. Мы не хотим изучать новые технологии и передовой опыт. Если бы я 15 лет назад задумался о том, что мне нужно заняться сельским хозяйством, доступ к информации и технологиям было бы получить очень сложно – нужно было бы куда-то ехать и изучать монографии. Сегодня все делается в два клика. И локальные хозяйства могут стать лидерами экономики, если быстрее перейдут от дедовских способов производства к современным.

– Почему вы уверены, что мелкие хозяйства опередят крупные предприятия?

– Потому что большие производства не могут обходиться без ГМО, добавок и антибиотиков. А общество сегодня начинает постепенно переходить на чистые, натуральные продукты и требует от правительства ужесточения правил игры для крупных корпораций. А они не смогут работать в том же объеме, если их обяжут отказаться от химии. Заменить освободившуюся нишу привозными эко-продуктами из Европы не получится, так как у них очень маленький срок годности. А значит, все больше людей будут переключаться на продукты мелких фермерских хозяйств. Это очень большой рынок, который мы сейчас можем занять и стать лидерами в сфере производства экологически-чистых продуктов питания.

01.jpg

«Правительство убивает малый бизнес»

– Но мы же прекрасно знаем, что у нас очень сильны административные барьеры и малому бизнесу сложно их преодолеть.

– Да, верно. Я не хочу ударяться в теории мирового заговора, но мне иногда кажется, что у нас в правительстве сидят люди, которые не хотят, чтобы производство развивалось. Если ты занимаешь каким-то офисным бизнесом, у вас нет надзирающих органов. Бери стол, стул, компьютер и работай. А если у тебя производство, ты сталкиваешься с миллионом проблем. Первая – это вода. 60% территории республики не имеет централизованного водоснабжения, поэтому нужно бурить скважину. Для этого нужна лицензия. А чтобы ее получить, надо собрать документы общей стоимостью полтора миллиона рублей.

Для лицензирования необходим проект зоны санитарной охраны, который, по сути, просто устанавливает, на каком расстоянии от скважины надо установить забор. Любой производитель раз в квартал сдает воду на анализ. Зачем мне тогда проект зоны санитарной охраны, если я эту воду и так проверяю?

– Зачем?

- А потому что это коррупция. Все эти проекты делаются в организациях, которые крутятся возле Минэкологии. Согласись, удобно. И никто не подумал, что таким образом правительство просто убивает малый бизнес.

– А что кроме воды?

– Электричество. Раньше производствам не давали необходимых мощностей, сегодня мощности дают, но плату берут за два месяца вперед. Когда Хамитов пришел в регион, к нам пришел «РусГидро», у которого есть обязательное условие – платить за свет авансом за два месяца вперед. То есть я сейчас плачу не за тот свет, который мое производство потребило в октябре, а оплачиваю счета за декабрь и январь. При этом заметь, что ни прокуратура, ни УФАС ничего не предпринимает, они просто глаза закрыли.

Но и это еще не все. Есть третья проблема, которая мешает жить бизнесу – это предельно допустимые выбросы в атмосферу. Если есть труба, надо сделать проект допустимых выбросов. Он стоит примерно 50 тысяч рублей. Такая же история с утилизацией отходов. Хоть ты маленькая ферма, хоть огромная корпорация – правила одинаковые.

– И как в таких условиях маленьким производителям выходить на крупный рынок?

– На свой страх и риск. Потому что соблюдать все требования, нормативы и регламенты очень сложно.

«Жесткая экономия – главное правило любого бизнеса»

– Что, по вашему мнению, является основными составляющими успешного ведения бизнеса?

– Умение правильно применять технологии и умение экономить. Чем больше человек зарабатывает, тем больше тратит. Жесткая экономия на всем – это главное правило любого бизнеса. Прибыль компании надо не сохранять, потому что модель сохранения в нашей стране не работает из-за волатильности рубля. Прибыль надо инвестировать в дальнейшее развитие предприятия. Если этого нет, то и смысла в бизнесе нет. Такое же правило действует и в обычной жизни.

03.jpg

– Инвестировать в бизнес логично. А во что инвестировать, как вы сказали, в обычной жизни?

– В продуктовую безопасность своей семьи. Мы почти весь свой заработок обычно тратим на еду, но, если иметь запасы определенных продуктов, можно ежемесячно экономить немалые деньги. Но не надо бежать и покупать на сэкономленные средства шубу или новые вещи, их тоже нужно вкладывать с умом.

– Вы сами по такому принципу живете?

– Я – да. Живу по правилам жесткой экономии и детей так воспитываю: объясняю, что если ты, например, заработал рубль, потратить можешь 10 копеек, а остальное направить как инвестицию. Когда мы начинаем экономить, понимаем, какое количество денег тратим впустую. Я не призываю к аскетизму, конечно, речь идет о разумных тратах. Сейчас в мире даже модно стало жить скромно, это только у нас в стране можно купить унитаз за восемь миллионов рублей.

– Вы сказали, что детей так воспитываете. У вас их трое, и они еще маленькие, и постоянно хотят новые игрушки. Как тут экономить?

– Дети очень сильно подвержены влиянию социума, в котором они живут. В школе дети меряются телефонами, компьютерами и другими вещами. Это проблема, и тут надо к каждому ребенку подходить индивидуально. Если есть у него увлечения, надо развивать их в правильном направлении. У моего среднего сына, например, познания в области компьютеров значительно выше, чем у его сверстников. И если есть такой интерес, то здесь нельзя экономить: у него должен быть самый мощный компьютер. Потому что это своего рода инвестиция – в его будущее.


Справка.

ООО «Архангельские варенья» является первым в республике производителем медовухи и сидра по бездрожжевой технологии по старинным рецептам, а также яблочного сока. Предприятие находится в селе Устиновка Архангельского района.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Новости партнеров

Контент