«Кожи уже нет на руках, а они моют и моют их»: в Башкирии растет число больных депрессиями

22:39, 06 ноября 2020

| c10470

Главный психотерапевт Башкирии Ильгиз Тимербулатов признался, что такого наплыва пациентов молодого и зрелого возраста не видел никогда. Как помочь себе и близким, если накрывает тревога, в интервью ProUfu.ru

«Кожи уже нет на руках, а они моют и моют их»: в Башкирии растет число больных депрессиями

Каждый день мы слышим о новых случаях заражения коронавирусом, видим в соцсетях фотографии и видео из ковидных госпиталей, где пациенты лежат в коридорах, около морга выстраиваются в очереди катафалки. Как избежать депрессии? Этот вопрос мы адресовали главному врачу Республиканского клинического психотерапевтического центра Ильгизу Тимербулатову. 


О ковидных диссидентах

- Ильгиз Фаритович, среди горожан есть те, кто до сих пор не верит в COVID-19. Но при этом они носят маски. Пожилые верят, но на улицу выходят. Как это можно объяснить с вашей точки зрения?

- Диссиденты есть всегда – это люди, которые до сих пор не верят в СПИД, онкологию, другие тяжелые заболевания. Молодежь относится проще, считает, что этого нет, надевает маски постольку-поскольку, чтобы не получить наказание со стороны правоохранительных органов. Пожилые люди более ответственны. Это всегда так было, потому что молодые к смерти относятся легко, считая, что впереди еще десятки и сотни лет жизни. Для людей в возрасте, которые беспокоятся о своем здоровье, COVID-19 более чем реальная угроза. Мы видим, что люди все-таки стали относиться более щепетильно к своему здоровью.

Если мы сравним сегодняшнюю ситуацией с весенней, когда была так называемая первая волна, то весной было больше тревожных расстройств, сейчас же нарастают депрессивные настроения, и это очень опасно. Любой стресс, каким бы тяжелым он ни был, наш организм, наша психика могут пережить, если он непродолжительный. Гораздо тяжелее пережить пусть меньший стресс, но которому конца не видно. В данном случае мы сами не знаем, когда пандемия закончится, приводятся разные прогнозы. Это чревато депрессиями, которые, в свою очередь, опасны крайне тяжелыми последствиями.

Сейчас мы наблюдаем колоссальный рост пациентов с депрессивными расстройствами – например, среди молодых пациентов, подростков с депрессивными мыслями о том, что конца и края этому не видно и что дальше будет только хуже. Соответственно, закрадываются плохие мысли, которые мы озвучивать не будем. За 10 лет работы нашего центра и за 18 лет моей профессиональной деятельности я лично и мои коллеги не встречали такого наплыва среди молодежи и людей зрелого возраста с тяжелыми депрессивными расстройствами. Сейчас просто вал идет, с которым очень тяжело справляться. Тем более, что доктора тоже люди, и кто-то на самоизоляции, кто-то болеет.

Когда пора к психологу 

- Молодежь сама обращается к вам за помощью?

- По-разному бывает. Чаще все-таки приводят родители или любимый человек. Потому что люди в депрессии не так часто ищут помощи. Человек в тревоге ищет. «Мне тревожно, страшно, кто бы мог помочь – помогите», – он сам кричит об этом. А депрессия протекает по-другому. Поэтому очень важно близким замечать изменения в поведении друзей, родных. Стоит обратить внимание, если они стали необычно легко на все реагировать. Например, если раньше они очень радели за что-то: за работу, за чистоту в доме, за какой-то успех, то сейчас на все один ответ: «Какая разница, все равно нет смысла». Некоторые могут подумать, вот какой хороший стал, как он легко на все реагирует. А на самом деле человек просто не видит для себя будущего.

- Это уже первый звоночек?

- Да. Следующий звоночек – это раздача значимых вещей: «Вот я тебе дарю, эта вещь мне очень дорога, но считаю, что тебе будет важнее». Скорее всего, это означает, что человек не видит для себя будущего. Люди со слабой нервной системой, относительно неустойчивой психикой больше подвержены таким вещам. У каждого из нас есть слабое звено: у кого-то проблемы с сердцем, у кого-то с желудком, к примеру. Люди с фактором риска по психическим заболеваниям больше склонны к депрессивным состояниям. Сейчас мы наблюдаем социальную дезадаптацию — утрату человеком способности приспосабливаться к условиям среды. Отсюда рост психотических расстройств, люди сходят с ума – начинают слышать то, что другие не слышат, видеть, что другие не видят. Такие вещи бывают. Более того, люди, которые перенесли ковид – не все, но часть из них, начинают страдать этими психическими расстройствами.

- С чем это связано?

- Коронавирус ведь поражает не только легкие. Он поражает весь организм, в том числе и головной мозг. К нам поступало несколько человек с повышенным настроением. Это когда все хорошо, надо кредиты набрать, стройку начать, квартир несколько купить – и это при том, что человеку под 70 лет. За 20 лет отдам кредиты, и все прекрасно будет. Родственники забеспокоились – что такое? Кто будет расплачиваться потом? Тем более, что человек далеко не здоровый – проблемы с сердцем, легкими и все прочее. Сделали компьютерную томографию (КТ) головного мозга, а там зоны инфарктов, то есть мелкие инсульты в лобных долях, которые как раз снижают критику. После этого мы начали исследовать и направлять своих пациентов на КТ (не всех, конечно, у кого есть показания). Известно, что у перенесших коронавирус есть риск инфарктов и инсультов, в том числе таких как микроинсульты и поражение психики.

- Это излечимо?

- В зависимости от глубины поражения. Полностью голову не поменяем. Я к тому, что надо беречься, и вот эти шапкозакидательские настроения молодежи чреваты. Как Радий Хабиров на одном из совещаний сказал, может быть, где-то надо тревожность людей повышать. Потому что до сих пор наблюдается безалаберность, очень легкое настроение и поведение, а вирус очень коварный. Понятно, что везде нужна золотая середина. К нам часто поступают пациенты, которые руки моют по 333 раза, у них кожи уже от этого нет на кистях, все в язвах, а они моют и моют. Таких роликов, мемов сейчас очень много – дотронулся до чего-то и брызгаешь, брызгаешь санитайзером. Но большинство, пока в близком окружении кто-то тяжело не заболеет, не умрет, считают COVID-19 заговором элит. Якобы ничего нет, якобы кто-то хочет специально сделать так, чтобы мы молчали в тряпочку. В буквальном смысле – в тряпочку.

- В масочку, да.

- Теория заговора – это всегда было, есть и будет. Человеческий мозг склонен к таким построениям.

О социальной дистанции

- Вы сами болели коронавирусом?

- Вы знаете, нет. За этот период я весной болел ОРВИ, сдавал тест ПЦР – отрицательный, сделал КТ – отрицательно, потом иммуноглобулин – тоже отрицательный. Где-то месяц назад довольно тяжело переболел ОРВИ. Все сдал, все отрицательно. В четверг на той неделе сдал иммуноглобулины, тоже все отрицательно.

- Вы как сами себя оберегаете?

- Сложно сказать. Я как человек, который вынужден часто общаться с людьми, надеюсь на их сознательность, что с температурой не приходят. Опять же, маска, санитайзер. Я больше оберегаю своих родителей, стараюсь не общаться, только продукты привозить, оставлять перед дверью, потому что ребенок ходит в детский сад, и не факт, что он не принесет инфекцию. Здесь я, конечно, рассчитываю больше на относительно молодой возраст и иммунитет, но соблюдаю масочный режим. И к вам пришел в маске. Как и у любого вируса, есть защита временем, расстоянием и экранированием. То есть нужно стараться меньше быть в общественных местах, если надо в магазин зайти, то в маске; подбирать время, когда не час пик и не так много народа. Стараюсь ходить в магазин шаговой доступности, а не в супермаркет, где в очереди надо стоять, и люди, к сожалению, не соблюдают дистанцию. Когда поворачиваешься и просишь отойти, реакция бывает очень неадекватная: «Ты больной что ли?».

- Как вы отвечаете на это?

- Отвечаю, что не знаю, может быть. А кто знает? Кассиры в тех же супермаркетах просят: «Встаньте в очередь, соблюдайте режим». Народ в большинстве своем абсолютно легко относится, и это ведет к колоссальному росту заболеваемости и беспрецедентной нагрузке на здравоохранение.

В госпиталях, как на подводной лодке

- Какая есть профилактика от того, чтобы не сойти с ума и не довести себя до депрессии?

- Люди идут в нашу профессию по-разному. Во-первых, есть те, которые пытаются свои проблемы решить, но такие долго не задерживаются, потому что работа тяжелая. Только со стороны кажется - «а поговорить». Это очень серьезный, изматывающий труд, и эмоциональное выгорание очень часто бывает у психотерапевтов и психологов. Главное в таком случае – мотивация: если не мы, то кто? Огромный поток пациентов, и если специалист сломается, то, как говорится, за нами Москва, отступать некуда. Поэтому необходимость оказывать помощь огромному количеству людей держит в тонусе. Есть даже исследования нейрофизиологические, подтверждающие, что любая мотивация к чему-то повышает иммунитет. Она позволяет даже в какой-то степени, если не такая большая нагрузка, справляться с вирусами.

- Мотивация работает для тех врачей, которые сейчас трудятся в красных зонах ковидных госпиталей? Там, наверное, нагрузка еще больше.

- Вы правы, еще больше. Мы работаем с медперсоналом, который в госпиталях проводит все время. Наши психологи по графику работали с медиками в клинике БГМУ и в других больницах. В РКБ им. Куватова огромная работа была проведена еще весной. Да, идет выгорание, все живые люди, и не все выдерживают. К сожалению, недавно была информация, что доктор попал в психиатрическую больницу – уже как пациент. Но мы стараемся, раздаем чек-листы на входе в красную зону. Разработан алгоритм подбора персонала.

Весной вскрылась проблема. У врачей есть серьезная мотивация – спасать, помогать, но когда их закрывают, как на подводной лодке, условно говоря, и они должны друг с другом на протяжении долгого времени находиться там, еду принимать, спать в стесненных условиях, то возникают срывы – потому что формируется иерархия закрытого коллектива. Когда человек просто приходит на работу и уходит, такого не бывает.

В ковидных госпиталях формируются негласный лидер, отверженные и так далее. Даже такие вещи возникают. Это не везде, но бывает, к сожалению, и мы с такими людьми продолжаем работать. Сейчас подбор коллег по темпераменту, коммуникативным способностям идет там, где это возможно, потому что кадровый дефицит колоссальный. Там, где получается, стараются подбирать кадры с учетом наших рекомендаций. Допустим, есть сто человек, можно рассортировать их по отделениям, кабинетам по 15-20 человек с учетом психологической совместимости. Это очень важно. То же самое происходит, как в арктических экспедициях, на подводных лодках.

Конфликты внутри коллектива влияют на качество работы?

- Это влияет на все. И на качество работы, и на психическое и психологическое состояние самого медика и в дальнейшем, конечно, на скорость его выгорания.

О помощи медикам

- Как часто медики обращаются к вам за помощью?

- У нас есть бесплатный круглосуточный телефон доверия 8-800-7000-183. По нему звонят с разными проблемами. С начала эпидемии по вопросам, связанным с коронавирусом, поступило порядка 2 000 звонков. Летом был спад, сейчас опять идет рост, больше всего было весной – около 1 200. Это связано и с собственно психологическими проблемами, необходимостью семейной терапии, когда оба родителя или кто-то в красной зоне, дети с бабушками, дети с одним из родителей. Семейная терапия была на первом месте, а сейчас – больше терапия депрессии, эмоционального выгорания, потому что люди устали от отсутствия горизонта. Хотя медики понимают, что это закончится, конечно, рано или поздно.

- Но неизвестно, как и для кого.

- Вчера только мне пришел по ватсапу мем такой – «На этот Новый год не все почувствуют запах мандаринок». Жестко, жестко. Чтобы все-таки больше людей почувствовали запах мандаринок, надо быть социально ответственным – ходить в маске и понимать, что никому кроме тебя конкретно эта маска больше не нужна. Больше всего нужна тебе, чтобы ты, уважаемый гражданин, не заболел, не заразился, потому что на самом деле нагрузка на медицину такова, что стараются всех спасти, но если будет еще больше, то настанет так называемая пироговская сортировка. Великий хирург Пирогов во время войны, чтобы спасти хоть кого-то, ввел такие ряды: тяжелых больных просто обезболивали, чтобы спокойно они уходили, помощь оказывали больным средней тяжести, легкие пациенты ждали, пока до них очередь дойдет. Всех нереально было спасти. У нас медицина пока еще справляется, резерв и ресурсы есть. Но если одновременно заболеет больше половины населения, то ни одна система здравоохранения с этим не справится.

Смысл волноваться?

- Пациент не болел ковидом, но без настроения приходит к вам, страдая от упадка сил, он не может работать, он не видит просвета. Что вы ему советуете? Какие первые шаги выздоровления?

- В каждом конкретном случае мы разбираемся, кем он работает, есть ли возможность, если он не болел, ограничить контакты. Если мы ограничиваем контакты, то уже снижается риск. Мы прописываем алгоритм его жизни на ближайшее время, потому что известно буддистское изречение: если ситуацию можно изменить – надо менять, не надо волноваться, если ее нельзя изменить – смысл волноваться? Это легко сказать, тяжело сделать. Если пациент вынужден везде общаться, крутиться, то пытаемся ограничить его общение с близкими. Можно переехать куда-то, в конце концов снять квартиру, чтобы с пожилыми родителями не общаться, потому что это риск заражения. Есть методики, аутогенная тренировка Шульца, релаксация по Джекобсону, дыхание по Стрельниковой. В интернете все это описано, можно подробнее изучить. Если человек очень боится за свои легкие, что они не справятся, он много курил, у него бронхит, мы говорим – пока тренируйтесь, покупайте шарики и надувайте их. Мы как психологи понимаем, что это не только легкие тренирует, за счет дыхательных упражнений снимается стресс, снимается напряжение очень хорошо. Это очень важно: резкий вдох, медленный выдох, резкий вдох, медленный выдох.

- Как часто?

- По мере необходимости. Если вдруг накатывает тревога, какая-то безысходность, то 10-20-30 раз, больше не надо, это очень хорошо успокаивает. Релаксация мышечная помогает. Человек устраивается в удобной позе: сидя, лежа, представляет, начиная от макушки, как мышцы на голове расслабляются, наполняются теплотой, легкой тяжестью, и это растекается по всему организму, человек вдыхает тепло, выдыхает холод. Очень много методик есть в эмоционально-образной терапии – внушение тепла, расслабления, гармонии. Это очень хорошо помогает. На многоканальный телефон наш люди звонят, и психологи постоянно рассказывают, дают навыки тренировки. Люди благодарят, таких звонков стало очень много. Сейчас появляются и другие телефоны доверия, подключаются в разных организациях, психологических центрах. В психиатрической больнице недавно появился, и это хорошо, потому что звонков очень много. Но надо побыстрее заканчивать с этим ковидом, соблюдать жестче масочный режим, санитарные нормы. Потому что если мы будем так дальше тянуть, то нам и в психиатрической больнице коек не хватит, а это уже риски суицида. Поэтому я считаю, что нужно жестче вводить ограничения. Конечно, это удар по экономике, золотую середину сложно найти. Но по крайней мере нужно ограничить скопления людей в закрытых помещениях.

У каждого есть слабое звено

- Вы наверняка изучаете статистику по суицидам. Есть в последнее время рост?

- Да, у нас статистика есть, мы сдерживаем ситуацию титаническими усилиями, незавершенных поступает к нам гораздо больше, количество совершенных снижается. Мы стараемся оказывать помощь человеку в депрессии вовремя.

- Вернемся к тому случаю, когда медик попал в психиатрическую больницу. Что послужило причиной этому, почему до такой степени довели?

- Я лично этот случай не изучал. Женщина попала напрямую в психиатрическую больницу, не к нам, поэтому я знаком постольку-поскольку. Есть человек, который условно говоря, как Черчилль, курит сигары и живет 90 с лишним лет, а есть человек, который покурил 2-3 года и от рака легких умирает. Есть люди, которые острый красный перец едят и хоть бы что с желудком, а другим вообще ничего острого есть нельзя. Я к тому, что существует определенная предрасположенность к срывам.

- Ей не стоило работать так беспрерывно?

- Конечно. Любая колоссальная нагрузка может привести к инфаркту, либо инсульту, либо нервному срыву. У нас у всех есть слабое звено в организме, мы не универсальные солдаты, к сожалению, поэтому такие вещи бывают.

- Сейчас осень. Отмечаете ли вы, что на ситуацию с ковидом накладываются еще неврологические проблемы межсезонья? Есть осеннее обострение?

- Осеннее, весеннее обострение – это расхожий термин. Сейчас в современных условиях в силу так называемого патоморфоза психических болезней и расстройств, то есть сглаженности, у них нет четких форм, как раньше. Но все равно мы отмечаем сезонность. Кстати, депрессия связана со многими факторами, обменными процессами, нейромедиаторами, которые отвечают за наше эмоциональное состояние. Для их выработки, хорошего функционирования имеет значение много факторов, в том числе солнечный свет и витамин D. Этим летом мало кто куда уезжал. С этим тоже связан всплеск депрессий.

- Этим летом у нас было жарко, и осень – теплая, затяжная.

- Хотя бы так, небо услышало. Но тем не менее, с нарастанием серых будней, с сокращением светового дня эмоциональное состояние у людей ухудшается, и особенно когда это накладывается на какие-то периоды, геомагнитные бури. Тогда мы это замечаем, идет наплыв пациентов.

Если родственник попал в госпиталь

- Сейчас наблюдается также такое: человек при первых признаках ОРВИ, буквально чуть-чуть заложило нос или появился кашель, температура 37, бежит в лучшем случае сдавать анализы на ковид, в худшем случае начинает лечиться сам антибиотиками. Как справляться с паникой, увидев на градуснике 37°?

- Вы очень правильный вопрос задали. Я скажу, что это ужасно. Ужасно, что люди сейчас направо и налево используют антибиотики. Ковид пройдет, год или два, но он пройдет. Потом мы получим колоссальную антибиотикорезистентность, рост грибковых пневмоний, которые чаще приводят к смерти, чем даже ковид, и ничего хорошего в этом нет. 

Поэтому не нужно сразу же пить антибиотики. Лектории проводятся, что при коронавирусе наступает не истинная пневмония, это поражение легких из-за микротромбов, потом присоединяется вторичная. Поэтому при температуре 37°, не надо пить антибиотики. Коронавирус – это вирус. Антибиотики помогают при бактериальном поражении, когда температура не ниже, чем 38,5°.

Если температура субфебрильная, нужно чай с малиной и с медом пить, чтобы пропотеть. Если чувствуете, что хуже становится, то обязательно вызывайте врача. Несмотря на тяжелую ситуацию, врач придет, может не так быстро, как хотелось бы, но придет, посмотрит и дальше уже пропишет лекарства.

- Как лучше себя вести родственникам, у которых родные попали в ковидгоспиталь в тяжелом состоянии? Прийти к ним они не могут, за руку подержать не могут и помощи, собственно, оказать никакой не могут. Как им самим себя в порядок привести?

- Во-первых, не паниковать. Это очень тяжело, но стараться держаться. То, что человек попал в больницу, это уже очень хорошо. Он под наблюдением врачей, значит, если он с телефоном, может разговаривать. Конечно, люди, которые туда попадают, паникуют. Им хочется, чтобы врач каждый час к нему подходил, или, может, даже чаще, всегда с улыбкой интересовался состоянием, поддерживал, приободрял. Но в силу обстоятельств это невозможно сделать. Все, что в их силах, доктора делают, и надо понимать, что больница – это не санаторий, не курорт. Это надо пережить и, если уж там совсем плохо человеку, то можно же вызвать врача, попросить, чтобы кто-то, кому легче, подошел и пригласил. Это все возможно. В больнице человек гораздо безопаснее и в лучших условиях, чем дома.

- Мы начинали с рассуждений о ковид-диссидентах, но в ходе нашего интервью складывается впечатление, что им, может быть, проще живется и как раз их не коснется депрессия…

- Депрессия, может, и не коснется, пока не коснулось заболевание, но они же могут быть переносчиками. И из-за их легкого отношения пострадают окружающие, близкие, которые могут даже умереть. Поэтому я бы не стал так снижать опасность вируса и прошу всех людей быть предельно аккуратными, соблюдать все санитарные нормы.

Об антидепрессантах

- Насколько я знаю, депрессия – это все-таки медицинский термин. И когда человек говорит, что у него депрессия, это не всегда так. Какие основные признаки этого диагноза?

- Она бывает разная: на нервной почве, вследствие нарушения обмена нейромедиаторов, серотонина, дофамина, норадреналина, мелатонина – так называемая эндогенная депрессия (эндокринная). Депрессия бывает с бредом. Мы недавно выезжали в Зубово, в ковид-госпиталь, консультировали женщину, которая считает, что у нее уже и тела нет, и есть она не может, потому что у нее еда провалится в пустоту, у нее желудка нет, и вообще, все растворилось, и ночнушка, которая на ней, тоже скоро растворится. По ее мнению, все умирают, просто растворяются, превращаются в пепел, прах, а кто не умрет, будет завидовать мертвым, потому что дальше уже только Армагеддон будет. Вот такой пессимистический бред наступил.

- В каком состоянии она туда поступила?

- В тяжелом, но сейчас уже все стабилизировалось, я был у нее некоторое время назад, она выжила и все нормально. Сейчас купируем это состояние. В большинстве своем депрессию надо лечить медикаментозно. Если человек считает, что сейчас все плохо, но, как бы он не ныл, когда-нибудь будет лучше, есть надежда на завтра, это все-таки, наверное, уровень, когда может психолог помочь без лекарств. Если же человек считает, что сейчас плохо, а будет еще хуже, просвета, перспектив нет, когда надежда умерла, тогда уже обязательно надо обращаться к психотерапевту либо психиатру даже.

- Как относитесь к тому, что сейчас повально начали пить антидепрессанты?

- Антидепрессанты без рецепта не продаются. В свободной продаже есть только БАДы типа Новопассита, Афобазола. Серьезные антидепрессанты, которые на самом деле помогают, продаются только по рецептам. В качестве альтернативы предлагаю позвонить, прийти к нам. На нашем сайте rkpc.ru можно записаться на консультацию. Довольно много мы так консультируем, когда человек боится прийти или уже был у нас. Звоните, пишите, обращайтесь, окажем всю необходимую помощь. Наш многоканальный телефон - 8 (347) 285-77-07.  



ПОДЕЛИТЬСЯ




Загрузка...

Последние новости

В Башкирии предложили упростить снос объектов культурного наследия
14:47 03 декабря 2020 | e 0
«Полная ерунда, которая не должна касаться хоккейных клубов»: хоккейные эксперты высказали свое мнение по ситуации в Хельсинки
14:19 03 декабря 2020 | e 0
«Продали квартиру, машину». Лечение ДЦП в России обходится в круглую сумму
14:02 03 декабря 2020 | e 0
Мишустин поручил утвердить даты доставки вакцины от COVID-19
12:43 03 декабря 2020 | e 0
В Башкирии снова умер COVID-больной
12:08 03 декабря 2020 | e 0
Прокуратура Башкирии не согласна с приговором экс-министру Евгению Гурьеву
11:44 03 декабря 2020 | e 0

Новости Уфы и республики Башкортостан
© Права защищены. 2008-2020