«Меня пугает новый мир». Уфимский врач рассказал, что сейчас творится в COVID-госпитале

14:50, 23 июля 2020

| c28771

Медработник считает, что сейчас идет ухудшение ситуации

«Меня пугает новый мир». Уфимский врач рассказал, что сейчас творится в COVID-госпитале

Герой нашей публикации – врач уфимского COVID-госпиталя. Пару дней назад она вышла со смены, которая для нее оказалась уже четвертой с начала эпидемии. Она согласилась честно рассказать ProUfu.ru о том, что на самом деле сейчас происходит в инфекционной больнице. Но с условием анонимности. Мы идем ей навстречу этой просьбе, потому что понимаем ее опасения. Однако сообщаем, что все данные, а также запись беседы в редакции имеются.

 

Рост пошел во время четвертой смены

– Итак, я вышла с четвертой смены. И я могу сказать точно – столько пациентов, как в последнюю смену, я не видела с начала эпидемии. В первую апрельскую смену количество пациентов у нас доходило до 75 – это были пациенты, так или иначе связанные с РКБ имени Куватова.

Во второй моей смене наблюдалось даже некое снижение – лежали одновременно максимум человек 50. Помните, это был период жесткой самоизоляции? Заболевших буквально вылавливали случайным образом – к примеру, попал человек в ДТП, ему заодно сделали компьютерную томографию и обнаружили пневмонию.

В третьей смене уже пошел рост – это был период послемайских праздников, как раз когда ослабили ограничения. Дошли сначала до 70 человек, потом 90. И почти полтора месяца – вторую половину мая и весь июнь – держались на этом уровне. Но, я думаю, что роста не было, потому что в начале июня открылся новый инфекционный госпиталь в Зубово и частично забрал поток.

А с началом июля пошел интенсивный рост. Когда я уходила – было уже 135. И люди продолжали поступать. Последних людей мы уже принимали на кушетки, потому что кроватей не осталось. Это с учетом того, что число коек мы увеличили, поставив дополнительные места в палатах и коридорах. И с учетом того, что пациентов начали сортировать. Если раньше брали всех, то теперь только тех, у кого поражение легких больше 25-30 процентов. Тех, у кого ниже, отправляем на лечение домой.

А люди до сих пор не верят. Потому что никто не бьет тревогу, потому что по цифрам у нас все стабильно. Если в таком темпе и дальше все будет развиваться, то я не могу представить, чем все это закончится.

– С чем связан рост?

– До наступления жары стояла очень комфортная для развития и распространения коронавируса погода – повышенная влажность, такая теплая изморось. Ультрафиолет через нее не проходит, вирус поэтому максимально живуч. В этой атмосфере заражение идет очень быстро. А люди ведь перестали защищаться – отдыхают все вместе, гуляют, ездят в гости, подолгу находятся в торговых центрах и других местах массового скопления людей.

Кроме того, дети начали активно ездить к своим пожилым родителям. Трагедии в семьях происходят, когда умирают старики, которых заразили сами же дети. Бывали случаи, когда заболевали два брата. Один болеет легко, а другой тяжело. Хотя вроде один генофонд, но разница в возрасте в восемь лет уже дает такие разные течения болезни.

– В числе госпитализированных только уфимцы?

– Из районов тоже много. Из Кушнаренковского, Чишминского, Стерлитамакского. Часто поступают к нам, когда заболевание уже в разгаре. В ЦРБ видят, что не могут справиться самостоятельно и направляют в Уфу. По тому, как лечат в районах, я вижу, что там не совсем понимают сути этого заболевания. Лечат как от обычной пневмонии – антибиотиками, бронхолитиками, а это не помогает. Внутривенно вводят растворы, что очень губительно для сосудов при таком заболевании. Думаю, это происходит из-за того, что в ЦРБ врачи работают более изолированно, нет доступа к информации, как у нас.

– Вы боретесь с этим заболеванием уже четвертый месяц. Наверняка уже изучили его от и до.

– Не сказала бы. Но глаз уже наметан, да. Когда мы видим пациента при поступлении можем объективно оценить глубину и тяжесть заболевания и перспективы. Но это очень коварный вирус. Индивидуально у каждого пациента проявляется. Это очень удивительно. Бывает, поступает пациент, вроде разговаривает и выраженной одышки нет. И вдруг в течение полутора суток ситуация может резко измениться – все легкие резко охватываются таким воспалительным процессом, что в итоге утрачивается дыхательная способность. И уже ничего не сделаешь.

– Подходы к лечению меняются?

– За этот период сменилось семь версий Временных методических рекомендаций Минздрава. Тактика меняется. Новые препараты рекомендованы – антикоагулянты, которые улучшают микроциркуляцию крови на капиллярном уровне. Но каждый пациент требует индивидуального подхода. Тут еще такой момент: около 10% из тех, кому мы спасаем жизнь, затем остаются тяжелыми инвалидами.

– В чем это выражается?

– Вирус поражает дистальные отделы бронхиол. Именно ту часть, где кислород из легкого переходит в кровь. Когда течение проходит тяжело, происходит поражение интерстициальной ткани, кровеносных эпителий, которые непосредственно участвуют в клеточном дыхании. Развивается дыхательная недостаточность. Идет закисление организма. Мы его видим по мере усиления процесса у людей по определенным симптомам – они начинают больше спать, дезориентируются, загружаются, плохо отвечают на вопросы. Из-за дефицита кислорода страдает мозг – люди перестают понимать простейшие просьбы. Это очень страшно.

Мы заставляем всех пациентов лежать на животе, чтобы минимизировать площадь поражения легкого, но люди уже в таком состоянии, что не понимают, капризничают. Древние структуры мозга открываются из-за гипоксии – люди упрямятся, становятся агрессивные, обидчивые. У человека анализ пропадает. Происходит очень много изменений, которые необходимо преодолевать.

– Возможно восстановление?

– Думаю, это зависит от возраста. До 40 лет, мне кажется, хоть и сложно, но возможно. А после 55 лет – очень сложно. Все зависит от силы воли человека. Борьба с болезнью – это всегда работа над собой.

– Сколько в день смертей бывает?

– Не каждый день. Но достаточно.

 

В какой еще угол нас загонят?

– Июль выдался жарким. Как переживали такие условия врачи в комбинезонах?

– Ужасно. Очень тяжело. Особенно когда работаешь на солнечной стороне. В наших обычных больницах никаких кондиционеров нет. Медработники более возрастной категории к концу смены выходили практически в бессознательном состоянии. Вкупе с повышенной интенсивностью поступления пациентов эта смена очень сильно меня измотала. Я устала в первую очередь психологически. И не уверена, что смогу пойти в пятую смену.

– Среди врачей вашего госпиталя нет заболевших?

– Массовой – нет. Но у некоторых положительные мазки выявились. Перенесли, к счастью, легко. Но при этом к нам поступали в тяжелом состоянии врачи из других медучреждений – из поликлиник, например.

– По официальным данным, во всех больницах республики у нас всего 207 COVID-пациентов лечатся. Как вы думаете, почему цифры властей не совпадают с действительностью?

– Есть предположение, что это связано с выплатами – где возможно, там сократить. Но я думаю, что это глубокая политика. И она ведется не на уровне республики и даже не на уровне России. Какая-то программа глобальная будто запущена для очистки планеты. Я понимаю, что это звучит бредово и сама не верю в такую версию. Но по-другому не могу объяснить то, что сейчас происходит. Непонятная и безжалостная политика. Меня пугает новый мир. Даже не сам коронавирус пугает. А именно то, к чему это приведет наше общество, в какой еще угол загонят наш народ.

– Вас руководство просит не распространяться о том, что происходит в госпитале?

– Не просит. Но врач же не будет ходить по улице с транспарантами. Хотя в своем окружении я стараюсь информировать людей.

 Известный уфимский фотограф Дим Тулунгужин начал проект «Красная зона» – он фотографирует медиков, работавших в COVID-госпитале, а также публикует их впечатления о работе. Участниками уже стали Виолетта Мальцева, работающая медсестрой терапевтического отделения в Клинике БГМУ, а также Айрат Ибрагимов - медбрат реанимационного отделения госпиталя при Демской ГКБ. Они также рассказывают о том, что наблюдают резкий рост числа заболевших в последние недели.



(0)
ПОДЕЛИТЬСЯ




Последние новости

БСК обосновал законность разработки шихана Куштау
17:45 07 августа 2020 | e 0
В Башкирии женщина зарезала подругу в время ссоры на весовой станции
17:19 07 августа 2020 | e 0
В столкновении с полицией возле Куштау 84-летний ученый получил травмы
16:57 07 августа 2020 | e 0
Жительнице Уфы срочно требуется лекарство, чтобы она могла ходить
16:33 07 августа 2020 | e 0
Протест по Куштау будет долговременным - эксперты
16:09 07 августа 2020 | e 0
В БСК активистов на шихане Куштау назвали экстремистами
15:55 07 августа 2020 | e 0

Новости Уфы и республики Башкортостан
© Права защищены. 2008-2020