Гособвинение попросило почти 10 лет тюрьмы уфимским мошенникам

20:00, 30 Июня 2020

| c5010

Один из членов организованной группы скончался во время судебного процесса.

Гособвинение попросило почти 10 лет тюрьмы уфимским мошенникам

К своему логическому завершению подошла история группы уфимских мошенников Лукманова-Коробкова. В Кировском районном суде Уфы представитель государственного обвинения попросил для Владимира Коробкова 9,5 лет колонии общего режима. В отношении Шамиля Лукманова было заявлено о прекращении уголовного дела в связи со смертью подсудимого. Ранее мы писали, что находящийся под домашним арестом Лукманов страдал диабетом и, возможно, это стало причиной его смерти. Однако посмертно в его крови был обнаружен наркотический препарат метадон. При этом характер изменений в организме говорит о том, что Лукманов мог долго и плотно сидеть на наркотиках. Он долгое время находился в СИЗО, значит, употреблять наркотики регулярно он мог только под домашним арестом.

Несколько лет назад в стране предпринимались попытки легализации метадона, как препарата, который служит заменой потребителям героина. Жестко против такого шага выступил основатель фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман. Сейчас метадон стоит значительно дороже героина.

Кто и с какой целью поставлял находящемуся под домашним арестом запрещенные препараты, еще предстоит разобраться, ведь списать все грехи на одного покойного весьма удобно.

Начиналась все эпопея Лукманова и Коробкова после их задержания сотрудниками полиции весной 2018 года. Составив договора на поставку товара с несколькими фирмами и получив расчет, компания Лукманова и Коробкова и не думала рассчитываться. Почувствовав, что за ними скоро придут, эти господа вдруг поспешили в Казахстан, но были задержаны. Потом начались суды по мере пресечения, где участие принимала бывшая супруга Лукманова – действующая депутат Госсобрания РБ и HR-менеджер «Башнефти» Лейсан Лукманова. На первом таком заседании она поручилась тогда еще за своего супруга и обещала предоставить под домашний арест свое жилье. Суд первой инстанции прислушался к аргументу, что Лукманов является владельцем некоего ООО, через которое и проходили сделки. Значит, дело носит характер экономического спора, а предпринимателей стараются в СИЗО не помещать. Уже во второй инстанции выяснилось, что компания Лукманова не показывала несколько лет никакой отчетности, а по сути была либо ширмой, либо отмывочной конторой. В итоге на время следствия Лукманов и Коробков попали в СИЗО, и отправились домой лишь с началом судебного процесса.




В этот период вскрылись прямые связи Лукманова через его реальную сожительницу Нефедову с группой мошенников, обманувших «Башнефть». Нефедова и Ко были осуждены, но вопросы у СБ нефтяной компании возникли уже к своей сотруднице. В итоге Лукманова потеряла кресло начальника департамента кадров нефтяной компании, а на время процесса у нее был арестован дорогостоящий автомобиль.

До суда же дошло уже несколько аналогичных эпизодов с целым рядом потерпевших. В отличие от громких политических дел чисто криминальные процессы проходят несколько обыденно. В своем выступлении гособвинитель без особых изысков назвал причины, почему он считает вину подсудимых доказанной. После него выступила представитель потерпевших, и ее довольно яркая, полная подробностей, речь сначала привела к тому, что мы ее перепутали с сотрудником прокуратуры. Тем не менее следствие не стало глубоко копать в отношении связи Лукмановых и Нефедовой.




Защита покойного Лукманова на последних заседаниях особо себя не утруждала. Гособвинение особенно подчеркивало, что на стадии предварительного следствия фигурант полностью признавал свою вину, раскаивался и подписал явку с повинной. Затем с началом процесса он отказался от признания вины. Защита не смогла убедительно обосновать трансформацию позиции своего подопечного.

Сторона защиты Коробкова в прениях и последнем слове ожидаемо говорила о его непричастности к деятельности Лукманова, упирая на то, что в основной массе телефонных переговоров звучит голос последнего. Однако это не бьется с тем фактом, что Коробков в фирме Лукманова числился директором, и чья роль была реально номинальной, надо еще разбираться.

Другой основной тезис, что потерпевшие люди и организации сами не заслуживают доверия, а значит, вина фигуранта не доказана. Кто есть кто, в множестве фирм и имен разобраться сложно, но это никак не отменяет тяжесть доказательств вины подсудимых. В этом отношении выступление защиты было неубедительным.

Кировский райсуд уже в ближайшее время вынесет приговор. Мы же, завершая эту историю, отметим, что уфимские мошенники действуют не при помощи хитрых и сложных схем, а на банальных «кидках» и безнаказанности.         



ПОДЕЛИТЬСЯ



© Права защищены. 2008-2020