«Не нужно замалчивать проблемы»: глава профсоюза медиков Башкирии рассказал, как нарушаются права врачей в пандемию

17:49, 26 Мая 2020

| c5511

О выплатах врачам за работу с COVID, страховании заболевших, ситуации в РКБ и умершей медсестре рассказал Рауль Халфин.

«Не нужно замалчивать проблемы»: глава профсоюза медиков Башкирии рассказал, как нарушаются права врачей в пандемию
Прослушать новость

«Защитите нас от вируса» – это было главное требование медиков в первые дни эпидемии коронавируса в Башкирии. В экстренно закрывавшихся больницах не хватало спецкостюмов и других средств защиты, медики с голыми руками шли спасать людей.

Сейчас главная тема обсуждений – «путинские» выплаты, которые кто-то получил с гулькин нос, а кто-то всю сумму за пару дней работы. Впереди новый виток: как будут считать и выплачивать страховку медикам, заразившимся коронавирусом? Положен ли им санаторный отдых?

Председатель Рескома Профсоюза работников здравоохранения Рауль Халфин дал ответы на самые наболевшие вопросы.

 

О защите врачей

Судя по тоннам обращений в СМИ от врачей, создается впечатление, что медики остались один на один с возникающими проблемами. Что делает профсоюз?

Мы постоянно на связи. С конца марта работает горячая линия. Если к нам вопросы поступают, мы обсуждаем, ищем варианты, как помочь. Налажен диалог с Минздравом – мы имеем возможность быстро доносить до властей возникающие проблемные моменты и находить решение. Например, когда случилась вспышка в РКБ и возник вопрос с оформлением врачей, мы оперативно подготовили устраивающий медиков вариант дополнительного соглашения. Поэтому обращаюсь и через вас к медикам – мы готовы помогать, звоните нам. Мы консультируем по любому вопросу, не разделяем – член профсоюза или нет. Это же общая беда, общая проблема.

Возможно, наша работа не так видна и действительно нам надо громче заявлять о своих действиях, в этом вы правы. Вопрос с организацией питания медиков в госпиталях показал, что, когда включается СМИ, процесс ускоряется.

 

О «путинских» выплатах

Много ли вопросов поступают к вам по поводу «путинских» выплат, и какие там возникли проблемы?

До 90 процентов звонков в последние две недели касаются выплат. Звонят как те, кто непосредственно оказывал помощь больным коронавирусом, так и те, кто, что называется, был рядом, оказывал помощь пациентам из группы риска – это узкие специалисты, лаборанты, водители скорой помощи.

Назначение выплат регулируется двумя федеральными постановлениями – №№415 и 484. В документах определены категории медиков, которым положены выплаты, принципиальный подход озвучен. И значилась формулировка – «за фактически отработанное время».

И на местах начали считать поминутно?

А кто как понял. Потому что формулировка была неоднозначная. В итоге возникли ситуации, когда кому-то насчитали мизерную сумму. Точка зрения профсоюза с самого начала была – платить за все отработанное время в течение месяца. Еще в середине апреля мы обозначили этот вопрос в письмах на имя Мишустина (премьер-министр РФ – прим. ред.) и Мурашко (министр здравоохранения РФ – прим. ред.). Говорили мы и о необходимости уточнить механизм доплат за работу в условиях пандемии, в том числе водителям скорой помощи обычных бригад, медикам первичного звена, которые оказывают помощь пациентам из группы риска.

После выступления президента, который прояснил, что надо платить за факт оказания помощи, пошли корректировки, доначисления из федерального бюджета. Но нюансов все равно возникает много.

1.jpg

2.jpg

Рассказывают о случаях, когда врач, который отработал смену в 14 дней, и врач, всего пару раз зашедший в «красную зону», а потом по каким-то причинам покинувший госпиталь, получили одинаково 80 тысяч рублей. Это разве справедливо?

Более того: есть медики, которые две смены за месяц в госпитале отработали, но положено им при этом все равно только 80 тысяч, как и тем, кто только одну смену прошел. Попытка уйти от подсчета минут привела к другой крайности. Теперь выплата положена за факт оказания помощи. И неважно, что врач один раз только зашел к больным. Эти сигналы в Минздрав поступают, думаю, в ближайшее время будут новые корректировки.

Самый большой поток жалоб был со стороны водителей скорой помощи. С чем это связано?

Прежде всего, не попали под выплаты водители скорой помощи, работающие по аутсорсингу. Изменения в документы внесли, выплаты им «пошли».

Написали заявление в прокуратуру и водители подстанций скорой помощи Аскаровской и Белебеевской ЦРБ о невыплате им президентских надбавок за работу с COVID. Они получили расчетные листы по заработной плате за апрель и увидели суммы от 400 рублей до нескольких тысяч, а не обещанных десятков тысяч. Реакция очевидна. Сейчас ситуация проясняется. Организовываются спецбригады – те, кто точно возит «ковидных» пациентов, и они точно получают выплаты. Но остаются вопросы по водителям, не входящим в спецбригады, но которые могли возить пациента, с подтвердившимся позже диагнозом коронавирус. Им тоже положена выплата. В таких случаях важен правильный учет оказываемой медицинской помощи. В тех организациях, где он есть, вопросов с доплатами меньше.

Нет ощущения, что стараются сэкономить на врачах?

Сейчас нет. В какой-то период было, когда неоднозначно трактовались эти выплаты. Безусловно, задача бюджетников – экономить. Но когда Путин все-таки дал разъяснения, стало понятнее. Много вопросов к оформлению документации и фиксации оказания помощи коронавирусным больным, также другие индивидуальные моменты возникают, но все решаемо. Главное, чтобы был диалог между главврачом и сотрудниками. Если не замалчивать проблемы, а слышать и отвечать, то многих конфликтов можно избежать.

 

О страховании жизни и здоровья медиков

Много врачей и медсестер, оказывающих помощь коронавирусным больным, сами заболели. Подписан Указ Президента РФ, по которому им будет предоставлена выплата. А вам известно точное количество заболевших медиков у нас в республике?

Дополнительная страховая гарантия выплачивается в случаях:

Смерти медработника в результате заражения коронавирусом при исполнении им трудовых обязанностей – 2,7 млн рублей.

Причинения вреда здоровью медработника в связи с развитием у него осложнений, вызванных коронавирусом, и повлекших временную нетрудоспособность – 68 тысяч рублей.

Утраты медработником трудоспособности в результате развития осложнения от заражения (от 688 тысяч до 2 млн руб. в зависимости от полученной группы инвалидности).

Точных данных у нас нет, только собираем – это во-первых (26 мая Минздрав РБ сообщил о более 300 заболевших - Ред.). Во-вторых – заболевших чем? Коронавирусной инфекцией? Пневмонией? Есть работники, которых, вообще, домой отправили с признаками ОРВИ.

А как будут определять, кому положена выплата, а кому нет?

Сегодня уже имеются документы, уточняющие механизм страховых выплат по Указу Президента. Был принят упрощенный вариант оформления. Также определен перечень заболеваний, развившихся на фоне коронавируса, при которых положены страховые выплаты. Уже с прошлой недели ФСС по РБ принимает заявки от медицинских организаций на выплаты.

Нам рассказывают о случаях, когда тест не показывает COVID, но при этом определенно есть все признаки вирусной пневмонии. Такие случаи будут считаться страховыми?

COVID или не COVID – такие вопросы однозначно будут возникать. Пока неясно, как это будет разрешаться. Первые страховые выплаты уже есть – тем, у кого лабораторно подтвержден вирус. Посмотрим, как дальше все это будет работать. Обращение медиков к нам на горячую линию будем оперативно рассматривать.

Самая крупная страховая выплата положена за смерть медика от коронавируса. У нас официально таких случаев нет. Неофициально – называют смерть медсестры в Белебеевской ЦРБ. Что вы можете сказать об этом случае?

У меня нет данных, подтверждающих, что у нее был коронавирус. Мы слышали, что предварительно ей ставили такой диагноз, но был ли он лабораторно подтвержден? Во-вторых, человек с COVID-19 мог умереть и от другого заболевания. К нам не поступали никакие документы, мы не можем объективно оценить. Если к нам обратятся родственники или другие медики, наши юристы готовы изучить это дело.

 

О санаторном отдыхе для отработавших с COVID

Почему медиков, отработавших смену в COVID-госпитале, заселяют на карантин в обсерватор на базе мулдашевского центра (Всероссийский центр глазной и пластической хирургии – прим. ред.), а для вахтовиков, которых вывезли из Якутии, был найден более комфортный и дорогой вариант – санатории?

Медики тоже сначала говорили, мол, может, нам в санаторий. Такой вариант рассматривался. Но потом разобрались: это же изолятор, то есть нужно находиться в комнате без возможности выхода на улицу. На сосны и другие красоты получится смотреть только в окно. Может, чуть комфортнее обстановка, в том числе в плане питания. Но при этом надо выезжать далеко за пределы Уфы. Особого смысла не было. Плюс – вопрос оплаты встает. Проживание и питание вахтовиков оплачивает их работодатель. В случае с медиками – бюджет.

Обсуждается, что врачам, кто был на передовой и получил заболевание, будет предоставлен санаторный отдых. Насколько реально, что это будет сделано?

Это было бы абсолютно правильное решение. И не только перенесших заболевание, но и всех, кто отработал в «красной зоне». Мы обратились с таким предложением в наше правительство. Глава РБ дал соответствующее поручение. Пока не решен вопрос, из каких средств это будет оплачиваться. Если будет создан фонд, профсоюз готов софинансировать оздоровление медиков – членов нашего профсоюза.

 

Как гинеколог становится реаниматологом

В интернете ходит такая шутка: «Сидите дома, если не хотите, чтобы вас интубировал гинеколог/эндокринолог/проктолог и т.д.» Насколько стоит остро вопрос с нехваткой реаниматологов и правильно ли, что привлекаются врачи других специальностей?

Реаниматологов и до пандемии не хватало. А основа бригады в госпиталях – это как раз они, а также пульмонологи, инфекционисты, терапевты. Для работы в отделениях интенсивной терапии привлекли хирургов – они проходят 36-часовую подготовку и оказывают при необходимости реанимационную помощь.

В целом для работы в госпиталях привлекалось много врачей других специальностей. И это нормально. Но мы настоятельно всем разъясняем, что при этом должно быть оформлено допсоглашение, чтобы сотрудник понимал, какие у него права и обязанности. Проект этого документа наш профсоюз прописал для РКБ. В нем были пункты об обеспечении СИЗами, об организации питания, о содействии страхованию, появилось понятие «смена». Большинство его пунктов было использовано. Потом этот документ взяли за основу и в других больницах.

 

О «нековидных» врачах

Узкие специалисты в поликлиниках сейчас большей частью «простаивают». Поток пациентов резко упал. Доходят сигналы, что у них в итоге снизилась зарплата.

Насколько знаю, в разных медучреждениях по-разному решают вопрос. Где-то врачи уходят в оплачиваемый отпуск, и это нормально. Некоторые узкие специалисты привлекаются в госпитали. Во многих поликлиниках обслуживают пациентов на дому или консультируют дистанционно. Мы сейчас собираем информацию по этой категории работников, чтобы понять, какие там возникли проблемы.

Вопросы поступали от другой категории медработников – сотрудников простаивающих санаториев. Если предприятие оформляет простой, то работодатель должен выплатить две трети оклада. А они небольшие, выходило ниже МРОТ. Ситуация сложная. По информации Минздрава, было решено сохранить объемы финансирования санаториев. Кто-то кого-то отправил в отпуск, кто-то ремонтом занимался, потом обсерваторы пошли. Если будет принято решение по оздоровлению медиков, то это тоже вариант загрузки наших санаториев в ближайшее время.

 

О нехватке СИЗов

Есть ли сейчас проблемы со средствами индивидуальной защиты (СИЗы)?

Ситуация стабилизировалась. В начале апреля это был главный вопрос. И возникал он в тех больницах, которые экстренно закрывались на карантин, то есть не были готовы к таким событиям. В первую очередь это касается РКБ, где работает и лечится огромное количество людей. Одномоментно возникла потребность сразу в большом количестве СИЗов. Их физически не было. Понадобилось время, чтоб закупить, перебросить.

Позже в Минздраве создали учетную форму по спецодежде и средствам защиты, разработали отдельную табличку. Это, на мой взгляд, упорядочило процесс. Начали в ежедневном режиме мониторить приход и расход, оперативно закрывать потребности на местах.

 

О ситуации в РКБ имени Куватова

Про РКБ. Как вы считаете, насколько эффективно сработало руководство в таких условиях?

Никто не ожидал РКБ. Это было первое сложное испытание, и сразу в крупной больнице – 1200 сотрудников и пациентов. Оно разом обнажило все вопросы, не только с СИЗами. Руководство в первую очередь решало, как поделить потоки пациентов и сотрудников, организовать зоны, лечение, закупить лекарства, средства защиты. При этом социально-бытовые вопросы отошли на второй план. Наша горячая линия была заполнена как раз такими – чем питаться, где спать, где взять средства гигиены, куда деть маленьких детей, как получить свои лекарства (медики были изолированы без предупреждения и остались без препаратов, которые принимают от своих хронических болезней – прим. ред.). И здесь подключились благотворители, профсоюз, отдел кадров. Главное, чего не хватало в первые дни – это коммуникации. Представьте, все отделения оказались изолированы друг от друга. Связь только через телефон. Выяснять потребности в таких условиях сложно. Когда пошли селекторы, стало легче.

Итог истории с РКБ – главврач РКБ Эльза Сыртланова лишилась должности. Ваше мнение: она виновата в том, что возник очаг? Ведь врачи ее предупреждали о росте «странных» пневмоний, а она, по их словам, не реагировала.

Мы за объективное рассмотрение. Не могу пока комментировать, раз идет еще разбирательство. Да, сигналы мы слышим от медиков, что рост пневмонии наблюдался. Но тоже вопрос – что это за пневмонии? Какими нормативными документами надо было руководствоваться?

Понятно, что есть буква закона, но неужели руководитель не должен бить в колокола, если видит, что что-то не укладывается в рамки документа?

История с РКБ многому научила. На тот момент такое было понимание работы. Это потом уже пошли уточнения, особенно по опыту работы с COVID в Москве. Вопросы диагностики коронавирусной инфекции есть и сегодня.

 

Престиж профессии врача вырастет?

Сейчас на каждом шагу только и говорят о врачах-героях. Как считаете, поспособствует вся эта коронавирусная история повышению престижа этой профессии?

Хотелось бы, чтобы эта реакция общества была не временной. Чтобы увидели и поняли, насколько это сложный труд. В обычной маске три часа походишь – уже тяжело. А тут шесть часов в спецкостюме. Но надо понимать, что и обычная работа медиков, во внекоронавирусное время, тоже подвиг. Им грубят, на них нападают. Эта ситуация обнажила многие проблемы, хочется надеяться, что теперь их решение ускорится. Например, о необходимости страхования жизни и здоровья мы говорили давно. Но больше всего мы желаем, чтобы в глазах населения врачи оставались героями и после эпидемии.

ТЕЛЕФОН ГОРЯЧЕЙ ЛИНИИ ПРОФСОЮЗА ПО ЗАЩИТЕ ТРУДОВЫХ ИНТЕРЕСОВ ПРИ РАБОТЕ с COVID:

8- 987-045-24-88 (WhatsApp)


ПОДЕЛИТЬСЯ



© Права защищены. 2008-2020