Прислать новость

«Свой статус Героя никогда не использовал для личных нужд»: сын летчика Мусы Гареева о своем великом отце

15:20, 08 Мая 2020

| c2721

Нурия ФАТХУЛЛИНА

Военный летчик, полковник, дважды Герой Советского Союза, участник Великой Отечественной войны Муса Гареев для многих является образцом мужества, отваги и преданности своему делу. Во время войны он совершил более 250 боевых вылетов. Но мало кто знает, каким он был человеком, отцом и другом.

Что он рассказывал о войне своим детям, какие трюки выполнял, чтобы спасти своего напарника. Об этом и многом другом рассказал сын летчика Евгений Гареев.

«Свой статус Героя никогда не использовал для личных нужд»: сын летчика Мусы Гареева о своем великом отце
Прослушать новость

Мой папа был…

О человеке выдающемся предполагается рассказать что-нибудь выдающееся, но тут я вас разочарую. С той поры, как я начал что-то устойчиво соображать, то есть лет с трех–четырех, для меня это был просто папа – большой, надежный, красивый человек. 

Также, что называется, с пеленок я знал, что он летчик, а для меня, сызмальства пропитанного духом авиации (родители и постоянно заезжавшие к нам их бывшие однополчане только об этом и говорили), это было почти что высшее существо. Особое впечатление он производил на меня в парадной форме со всеми орденами и медалями, когда во время учебы в академии им. М.В. Фрунзе он, как отличник, был знаменосцем академии при парадах на Красной площади. Но тогда, в малолетстве, многое в нем казалось мне чем-то само собой разумеющимся, и лишь позже, повзрослев и приобретя жизненный опыт, стал осознавать, что мой отец во многом человек неординарный.

Он относился к довольно редкому ныне типу людей, для которых главным было «служение» стране и обществу, а стяжательство, карьеризм и мздоимство категорически неприемлемы. На любой службе он сам не воровал и другим не давал, за что, как правило, обеспечивал себе появление того или иного числа недоброжелателей и злопыхателей. Имея статус Дважды Героя и депутата Верховного Совета СССР, он никогда не использовал это не то что для обогащения, а даже для личных нужд. Так, например, при всем при этом первые 8 лет в Москве мы жили в «коммуналке», которая зачастую являла собой этакое подобие постоялого двора. Люди из Башкирии, обратившиеся за помощью к своему депутату, подолгу просто жили у нас, пока папа, служивший в авиадивизии особого назначения, мог неделями пропадать на каком-нибудь задании, а вернувшись, неделями же обивать пороги разных организаций и инстанций для решения их проблем.

Гареев в 1945 году перед парадом Победы.jpg

Муса Гареев в молодости

Еще одна замечательная папина черта характера – стремление ничего не делать «абы как» и все, чем бы он ни занимался по долгу службы или просто «для души», доводить до конца и до совершенства. Так, например, попав в 16 лет из в общем-то глухой башкирской деревни (д. Илякшиде Илишевского района) в уфимский железнодорожный техникум, он «с нуля» освоил русский язык, да так, что потом смог в совершенстве постигнуть все премудрости летного дела. В 1950 году, поступив в академию им. М. В. Фрунзе, он опять же за год «с нуля» освоил английский язык, да так, что при полетах за рубеж (а «задания» их дивизии простирались от Арктики до Африки и от Франции до Юго-восточной Азии) сам вел переговоры с диспетчерами. Однажды я был тому свидетелем: в Москве свободно разъяснил заблудившимся англоязычным туристам, как добраться до нужного им места.

Материальную часть любого самолета, на котором ему доводилось летать, он изучал досконально и знал в совершенстве на уровне бортинженера, а его аэронавигационные способности и летное мастерство были просто уникальными. Недаром штурманом полка он стал еще во время войны, а в начале 60-х годов был флаг-штурманом (т.е. вел за собой остальные самолеты) при переброске в Индонезию группы из порядка полусотни боевых самолетов.

Гареев с индонезийскими летчиками 1962.jpg

Операция по переброске самолетов производилась в глубочайшей тайне. Снимок с индонезийскими летчиками
  Это был, что называется, «летчик от бога», а не как это ныне сложилось – «дурилка картонная», которая лишь включает и выключает компьютеризованный автопилот авиалайнера. Вообще, сейчас я отчетливо понимаю, что чем бы папа ни занимался (от полетов до пчеловодства на пенсии) это всегда были собранность, скрупулезность и ответственность.

 

Нас не баловал

Кроме полетов и авиации, еще одним предметом папиной любви и интереса была техника и это при том, что паровоз-то он впервые увидел в 15 лет. Досконально разбираясь в авиатехнике, папа еще всегда следил и за бытовыми техническими новинками и как только появлялась возможность, старался приобретать их для дома. Как только начали продавать телевизоры, у нас появился знаменитый КВН-49 с экранчиком размером с коробку папирос «Казбек». Смотреть передачи иногда собиралась вся коммуналка. Потом появились первый «цивильный» холодильник «Саратов» (он, кстати, благополучно проработал почти 30 лет!), первая стиральная машина. Нас с моим старшим братом Валерой отец также всемерно старался приобщить к технике, и в приобретении разных наборов «конструкторов» или технических игрушек нам отказа не было. Особенно ему нравилось, когда мы начали мастерить серьезные вещи самостоятельно из подручных материалов.

При самом заботливом отношении отец нас с братом тем не менее не баловал, особенно когда мы стали входить в подростковый возраст. Да и чуть раньше появились элементы армейского уклада – стрижка наголо, «подъем», подтягивание на перекладине, отжимание, обливание холодной водой и т.п. Постепенно и общение с нами (и это зачастую приводило к конфликтам между родителями) становилось все более жестким и требовательным. В общем, он готовил нас к «тяготам и лишениям армейской жизни», поскольку сам всю сознательную жизнь провел в армии и других методов воспитания, к нашему неудовольствию, не знал. Правда, портянки я научился надевать еще подростком, и когда дело дошло до срочной службы у меня с этим, в отличие от большинства новобранцев, проблем не было.

Муса Гареев с сыном Евгением в 1950 году.jpg

Муса Гареев с сыном Евгением

 

Рассказывал о войне перед сном

Как ни странно, но рассказы «про войну» я слышал только в раннем детстве, года в четыре-пять. Папа и мама (в один авиаполк с папой она попала после тяжелого ранения в пехоте) поочередно и в подробностях рассказывали мне и почему-то перед сном о том, что они там пережили. 

107_nPq99nE.jpg

Папа рассказывал о первом боевом вылете в Сталинграде, когда он ничего не видел и лишь повторял то, что делает ведущий группы, опытный летчик, и как честно в этом признался. Командир, напротив, похвалил его за то, что не сочиняет небылицы, т.к. в первом бою никто действительно ничего не видит и не понимает. 

Еще он рассказывал о страшно тяжелых боях при освобождении Донбасса. Как он на самолете-штурмовике сбил там два немецких истребителя, причем одного в поединке (у немца выдержки не хватило). Как умудрился в поисках немецкой танковой группы пролететь ниже края степной балки и все-таки обнаружить эти танки, спрятанные в норах, вырытых в склонах балки. Как при фотографировании результатов удара по немецкому аэродрому зенитки сбили его самого, и как они со стрелком Сашей Кирьяновым тянули к своим на горящем самолете. Как упали на нейтральную полосу, как он вытаскивал под огнем раненого стрелка и самое ценное – кассету аэрофотоаппарата со снимками боевой работы. Как их спасли специально поднявшиеся в атаку пехотинцы.

7b062bf1980e5600344e14ab945717a4.jpg

Какое воспоминание самое яркое? Да все! Мое детское воображение работало вовсю, причем так, что я, слушая эти рассказы, словно видел некое кино со всеми подробностями и деталями.

А потом были бои за Крым, освобождение Белоруссии и разгром немцев в Восточной Пруссии. Поэтому такие названия, как аэродром Гумрак, Миусс-фронт, Саур-могила, Сапун-гора, Кенигсберг, Пиллау, коса Фриш-нерунг – я навсегда запомнил именно с тех пор. Равно как и названия, и прозвища наших и немецких самолетов – «худой», «фоккер», «рама», «лаптежник», «костыль», «як», «кобра», «гобатый», «пешка», «бостон» и т.д.

И еще мама с ее рассказами о страшном бое при неудачной попытке освободить Воронеж, где ее тяжело ранили, с ее фронтовыми песнями под гитару вместо колыбельных...

Потом они об этих событиях рассказывали все реже и реже, а в преклонном возрасте вообще перестали. Лишь повзрослев сам и повидав кое-что, я понял, в чем тут дело. Тогда, в 1950 году, родителям не было и 30 лет, а война-то закончилась всего пять лет назад, считай, вчера. Они, без сомнения, и сами все никак не могли понять, как же в отличие от множества их сверстников, смогли выйти из этой кровавой мясорубки, пусть и ранеными, и контуженными, но живыми. Рассказывая мне в подробностях все эти эпизоды, повторно переживая их, они, очевидно, хотели разобраться, когда же им удалось не перейти ту грань, которая отделяет жизнь от смерти. Причем в качестве своеобразной психологической защиты они придавали этим событиям даже иронический оттенок. Ну а в зрелом возрасте все большее место в их воспоминаниях занимало осознание пережитых потерь и тягот, о которых уже не очень-то хотелось распространяться.

Галина и Муса Гареевы 1986.jpg

М.Гареев с женой Галиной

 

Головокружительный трюк

Первоначально штурмовики Ил-2 были одноместными, что в результате плохой организации, а то и вообще отсутствия прикрытия своими истребителями, делало их сравнительно легкой добычей немецких истребителей. В начале 1943 года стали выпускать двухместный Ил-2 с кабиной стрелка, правда, без какой-либо бронезащиты последнего и с ограниченным сектором обстрела. Тем не менее стрелок представлял опасность для атакующих истребителей, и они стремились первым делом убить именно его, подкравшись и резко выскочив с нижней полусферы, куда огонь стрелка не доставал. В результате по статистике на одного погибшего летчика-штурмовика в среднем приходилось семеро (!) стрелков.

Папа со своим стрелком Александром Кирьяновым провоевал до конца войны. Он обладал удивительным чутьем и наблюдательностью. Дядя Саша сам рассказывал, что папа, сидя спиной к хвосту за бронеспинкой, умудрялся предупредить его об атаке истребителей раньше, чем он сам их замечал, сидя к хвосту лицом. Кроме того, папа придумал головокружительный защитный прием. Когда немец подкрадывался снизу, он неожиданно ставил самолет «на крыло» – умудрялся лететь под углом 90 градусов. В результате немец неожиданно сам оказывался в секторе обстрела пулеметчика со всеми вытекающими последствиями. Так дядя Саша «завалил» два «мессера». До последних своих дней дядя Саша продолжал даже в разговоре называть папу «командир».

Гареев и сго стрелок-радист Александр Кирьянов Уфа 1966 год.jpg

М.Гареев и его стрелок-радист Александр Кирьянов 

 

Самый важный урок от отца

Никаких наставительных бесед и разговоров «по душам» папа с нами не вел, а ежели и пытался, то это у него плохо получалось. При этом вовсе не был человеком угрюмым и черствым. Он любил дружеские компании (причем за всю жизнь ни разу не видел его опьяневшим), любил анекдоты, розыгрыши, песни, причем не только фронтовые, но и лирические. Эмоции разного рода у него бурлили, но где-то внутри. Чего-чего, а держать себя в руках он умел. 

В общем, со скидкой на неизбежное влияние чрезвычайно ответственной и сложной работы, требовавшей самоконтроля и сосредоточенности, он был совершенно обычным и временами вполне душевным человеком. А вот с нами душевный контакт у него плохо получалось наладить из-за того, что как личность он сформировался в суровой армейской атмосфере с ее специфическими порядками и подходами.

Гареев с внуком Тимуром в Парке Победы Уфа 1985 г.jpg

С внуком Тагиром

Впрочем, когда я сам учился в аэроклубе на летчика-планериста, у нас с отцом состоялась профессиональная беседа на предмет теории полета, аэронавигации и метеорологии. Я впервые после раннего детства увидел, как всегда сдержанный папа не просто «растаял» и «расцвел», но и вообще глядел на меня влюбленными глазами. Мои познания в летном деле были для него как бальзам на душу. Окончательно же оттаял и раскрылся он только на внуках, к которым испытывал нежнейшие чувства.

В целом же мы с братом вынесли из всего этого главный жизненный принцип: «В папиных достижениях нашей заслуги нет, и всего мы должны достигать самостоятельно».


ПОДЕЛИТЬСЯ