Прислать новость

Гендиректор «Уфанет» Искандар Бахтияров: «Мы купили ИВЛ, а нужно было средства защиты для врачей»

17:19, 16 Апреля 2020

| c5044

Олеся Арамелева

Бизнес в условиях падения доходов находит силы помогать медикам.

Гендиректор «Уфанет» Искандар Бахтияров: «Мы купили ИВЛ, а нужно было средства защиты для врачей»

Одной из компаний, которая с первых дней пандемии коронавируса подключилась к борьбе с ним, была «Уфанет». Мы встретились с ее генеральным директором Искандаром Бахтияровым в почти опустевшем офисе компании. Несмотря на малое количество сотрудников, дезинфекция здесь проводится по несколько раз в день и все - от охранников до руководителей - носят маски. Предвидя неизбежное пришествие COVID-19 в Башкирию, предприятие стало закупать средства защиты еще в конце зимы.


«У нас пытались отнять бизнес»

- Искандар Махмудович, Вы начинали свой бизнес в 90-е. Пережили не один экономический кризис. Какие уроки вынесли?

- Опыт прохождения кризисов сам по себе полезен. Самое главное в такие периоды – смотреть на реальность. Не идти от шаблонов. Каждый кризис – это что-то новое, неожиданное. В 1998 году, с одной стороны, была ужасная ситуация: курс доллара увеличился в четыре раза с 6 до 24 рублей. С другой стороны, сразу после кризиса начался бурный рост экономики. Тогда Дума впервые приняла решение вразрез президенту Борису Ельцину и назначила премьер-министром не Черномырдина, а Примакова. Благодаря здравому руководству Правительства уже через полгода экономика стала подниматься, через год вообще всё хорошо было. Кризис 1998-го оказался живительным, экономика налилась энергией.

- Что происходило в тот год с вашей компанией?

- На первый взгляд всё было страшно. Мы вложили много денег в новое направление, и вдруг такой сильный удар. У многих бизнесменов «снесло крышу». У нас пытались отнять бизнес, но мы смогли отбиться. Кроме того, тогда наша компания очень грамотно повела себя с точки зрения управления, учитывая все реальные факторы. Уже через несколько месяцев после кризиса мы восстановились и продолжили развитие.

Уфанет Бахтияров (1).jpeg

- Как в этот раз? Уже по-другому воспринимаете наступившие трудности?

- Конечно, человек, переживший 90-е годы, последующие кризисы, спокойно относится к этим вещам сейчас. Я понял, что коронавирус – это серьезно, когда еще в Китае он начался. Был уверен, что и до нас дойдет, но не ожидал, что в такой жесткой форме. По крайней мере, мы успели запастись средствами защиты и антисептиками для своих сотрудников. Это уже хорошо. Сейчас, когда абонент обращается в компанию и ему необходим выезд специалиста на дом, мы уточняем, находится ли он на карантине. Если да, то сервисные инженеры «Уфанет» приедут в специальных костюмах, а на лице у них будет не только медицинская маска, но и пластиковый защитный экран.

Уфанет Бахтияров.jpeg

«Мы в самом начале кризиса»

- Как на «Уфанет» отразилась пандемия коронавируса и падение рубля?

- Самое главное – мы не можем развиваться. У нас были планы, стратегии. Сейчас их нужно пересматривать. Нельзя строить сети, продавать. Склады забиты оборудованием, оно к нам поступает, мы его оплачиваем. Мы – ответственная компания: раз обещали, значит, продолжаем закупки уже по новому курсу. На складах развернуться невозможно.

Суровый карантин убьет экономику. А его отсутствие – убьет некоторое количество людей. По крайней мере, так считается. Почему? Копируют зарубежный опыт, но он разный. Японцы или шведы действуют по-другому. Доверяют своему населению, его чувству разума и самосохранения. Нашли золотую середину.

- Когда планируете возобновить строительство сетей?

- История с коронавирусом, на мой взгляд, продлится примерно до августа. Но не только она влияет на нас. С таким курсом доллара сроки окупаемости оборудования увеличиваются, следовать прежней стратегии невыгодно, а разрабатывать новую пока рано, ситуация только развивается. Мы в самом начале кризиса.

УфанетБахтияров (3).png

- Какие спасительные меры со стороны руководства страны помогли бы России не задержаться надолго в кризисе?

- Самое главное, нужно привлечь грамотных экспертов. Они в стране есть. Составить комитет, четкую программу действий, запустить пропаганду, агитацию и четко следовать выбранному курсу. Когда война, ресурсы не жалеют. Иначе проиграешь.

- Вы намерены сохранить весь коллектив? Можете себе представить ситуацию, когда вам придется сокращать людей?

- Нет, не могу. Сейчас кто-то работает дистанционно, кто-то в отпусках. Люди – самая главная ценность нашей компании. Не будет сотрудников, не будет компании. Мы вложили огромные средства в обучение и подбор персонала. Люди – это то, с чем мы будем расставаться в последнюю очередь. Каждый сотрудник – один из 20 претендентов, прошедших собеседование, а если учитывать все поступившие анкеты, то 1 из 100.

«Проблем с нагрузкой нет»

- Что вашей компании нужно на данный момент, чтобы было легче пережить кризис?

Не помешает снижение налогов хотя бы на 30%. Мы не относимся к малому или среднему бизнесу, которому сейчас обещают кредитные каникулы, отсрочки по платежам (но и это нас не спасло бы). В России очень высокие налоги. Экономика многие годы базировалась на нефтяном бизнесе – все эти годы была возможность снизить налоги для остальных отраслей, чтобы дать возможность им подняться. Но сейчас эта возможность исчезла, потому что нефтяной бизнес становится менее прибыльным.

- Вы активный пользователь Facebook. Что для вас эта соцсеть – просто площадка для самовыражения или вы хотите повлиять через нее на мировоззрение людей?

- Всё вместе. Это такая площадка для размышлений, где по комментариям, постам других людей я могу понять, что они думают, как рассуждают и реагируют на те или иные ситуации. Кстати, сейчас больше умных мыслей стало на Фэйсбуке, интеллектуальный уровень вырос. Чувствуется, что люди, которым раньше было некогда писать в соцсетях, сейчас сидят дома, и у них есть время высказаться публично.

УфанетБахтияров 4.jpg

- В самоизоляции люди больше стали пользоваться домашним интернетом. Увеличилось ли количество обращений в «Уфанет»? Как вы справляетесь с увеличившейся нагрузкой?

- Проблем с нагрузкой у нас нет – у людей проблемы с Wi-Fi. Сейчас «эфир» очень сильно загружен, это влияет на скорость соединения. Количество звонков в наш колл-центр увеличилось примерно на 30%. Когда к нам обращаются, мы предлагаем подключить кабель напрямую к компьютеру, тогда всё нормализуется. Так «забитость» Wi-Fi эфира во много раз снижается.

«Бесплатный доступ к онлайн-урокам»

- Почему возникли сложности с организацией дистанционного обучения школьников? Как решить проблему с зависанием сайтов, рекомендованных для пользования учителями?

- Проблемы были предсказуемы – эти сайты не рассчитаны на такую нагрузку. Даже у нас не со всеми сотрудниками получилось гладко перейти на удалёнку, хотя большинство из них продвинутые, обученные. Невозможно осуществить массовый переход на дистанционное обучение одномоментно без проблем. Да и надо ли устраивать онлайн-уроки на прямой связи учителя со всем классом? Большой вопрос. Как ты поймешь, усвоили дети материал или нет, когда перед тобой экран? Есть сайты, в частности interneturok.ru, где с участием лучших педагогов России записаны видеоуроки по всей школьной программе с 1 по 11 класс. Мы сделали для своих клиентов бесплатный доступ к этому сайту. Все остальное – прямое общение учителя со школьниками, проверку домашних заданий – можно организовать в мессенджерах или соцсетях.

УфанетБахтияров 5.png

- Вы бесплатно подключаете больницы к интернету. Во сколько можно оценить эту помощь?

- Сейчас в шести больницах республики провели разного рода работы. Это не только бесплатный доступ к интернету. Где-то провели Wi-Fi, локальную сеть, установили видеокамеры, видеодомофоны. Для нас это не сложно. Сложнее было приобрести медоборудование – ИВЛ, электрокардиографы, другие аппараты. Их и достать непросто было, и стоят они очень дорого. Сейчас понимаю, что, может, и не стоило покупать их, а те же деньги направить на средства для защиты врачей, то есть сработать на предотвращение распространения инфекции, а не лечение. Вся помощь больницам, не считая инженерные работы, обошлась компании примерно в 12 млн рублей. Принимая решение, чем помочь, мы ориентировались на просьбы врачей.

Реклама


ПОДЕЛИТЬСЯ