Главный врач РКБ им.Г.Г.Куватова Эльза Сыртланова: «Наша мечта сделать РКБ медицинским технопарком»

13:03, 11 марта 2020

| c70508

Республиканская клиническая больница имени Г. Г. Куватова по праву считалась головным медицинским учреждением республики. Между тем к его прежнему и нынешнему руководству всегда было немало претензий. Что это за больница, какие проблемы в ней есть – мы пообщались с главным врачом Эльзой Сыртлановой. Но с ней как организатором здравоохранения темы беседы оказались шире.

Главный врач РКБ им.Г.Г.Куватова Эльза Сыртланова: «Наша мечта сделать РКБ медицинским технопарком»

Мечта о медицинском технопарке

– Ваша больница является самой большой в республике. Соответственно, когда мы про это говорим, то имеем в виду и высокотехнологичные операции (ВМП). Но если смотреть по публикациям, то в последние годы видим некий спад, все больше таких операций проводится в клинике БГМУ. В чем причина небольшого количества высокотехнологичных операций в РКБ?

– Я бы так не сказала. Как раз наоборот, количество высокотехнологичных операций ежегодно увеличивается как в целом по Республике, так и у нас в больнице – более 3,5 тысяч операций в год. Это довольно большая цифра, но мы можем сделать и в два раза больше, при достаточном выделении квот и финансировании из всех источников: ОМС, бюджета Российской Федерации и Республики Башкортостан.  

Количество и качество таких операций увеличивается, другое дело, что мы это недостаточно громко и широко освещали через СМИ. На это стоит обратить внимание, важно информировать население о возможностях Медицины в нашей республике и повышать престиж врачебной работы. Многие уникальные операции ВМП проводятся только у нас в больнице, в частности по трансплантологии. В прошлом году их было 36. В этом году запланировано 68 операций по пересадке почек, 6 - печени и 6 сердец (в РКЦ). На сегодняшний день уже выполнено 16 трансплантаций.

– Простые люди знают, что РКБ является самой крупной больницей. Но по содержанию и смыслу не очень это понимают. Объясните, что такое республиканская больница.

– В наших планах сделать РКБ медицинским технопарком. Это не просто самая крупная больница по площадям, тут производятся все виды высокотехнологичной и специализированной медицинской помощи, внедряются новые современные методы лечения, реабилитации, проводятся клинические исследования, конечно же, при участии профессорско-преподавательского состава БГМУ. 

– Когда говорим самая крупная, то какие цифры имеем в виду?

– Мы обслуживаем не только территорию Республики Башкортостан. Поликлиника РКБ не имеет прикрепленного населения, она консультативная с диагностическим центром. Порядка 2500 человек в день проходят через заботливые руки наших специалистов. Помимо этого, у нас 1200 больничных коек, 46 специализированных центров, оказывающих все виды специализированной стационарной помощи. В этом году открылось онкологическое отделение. У нас одно из крупных реабилитационных отделений, наряду с Госпиталем ветеранов, БСМП и ГКБ № 21.

РКБ Куватова, больница, мидицина, (3).jpg

Давайте уточним, у РКБ есть свои структурные отделения в районах, или окружные центры и райбольницы сами по себе?

– У нас филиалов нет. Однако мы проводим со всеми районными больницами организационно-методическую работу. Наши специалисты выезжают в составе «Здравпоездов» в районы, где не хватает определенных специалистов. Помимо этого, по графику, врачи РКБ в составе мультидисциплинарных бригад выезжают по заявкам главных врачей в межрайонные центры, где проводится приём пациентов со всего округа. В итоге такого выезда за день на приеме у каждого специалиста бывает от 25 до 30 пациентов. Можно сказать, поликлиника на выезде. 

Вопрос не только как главврачу, а как организатору здравоохранения. Столько лет говорится о дистанционной медицине через интернет. Налажена ли сегодня система или пока все остается только на уровне разговоров?

– Работа вполне успешно ведется. Любая больница может через специальную систему прислать нам документы по пациенту. В случае экстренной ситуации мы отвечаем в течение двух часов, говорим, что необходимо сделать или доделать и прислать нам. Если это плановая консультация, то отвечаем в течение дня. В каждом отделении у нас закреплены доктора, все очень оптимизировано. Если в прошлом году у нас было 270 консультаций, то уже сегодня произведено 270 таких мероприятий через Центр дистанционного консультирования (ЦДК).

Если необходимость со сложными больными возникает у нас, то мы устраиваем консультирование с центральными медицинскими центрами. У нас очень хорошо налажено взаимодействие с Центром акушерства и гинекологии имени Кулакова в Москве. С ними мы общаемся 1-2 раза в неделю в режиме телеконсультации. Консультирует врач врача. Прямое общение врача и пациента в таких случаях не всегда эффективно, они могут друг друга не понять. Поэтому с центрами мы работаем именно в таком формате.

– Как обстоят дела с маршрутизацией беременных, ведь долгое время порядка не было?

– В последние два года все прописано приказами по маршрутизации, при необходимости вносятся поправки. Между учреждениями 3 уровня распределены районы республики. Со своими закрепленными округами мы проводим еженедельные совещания в удаленном режиме, так называемый Диспетчерский час, видеоконсультирование. К нам поступает информация по сложным беременным, об имеющихся организационных проблемах, решаем вопросы госпитализации, консультаций и при необходимости планируем выезды на места. Плюс ко всему у нас есть санитарная авиация. 

В нашем распоряжении 9 автомобилей «Мерседес» и «Форд» (последний поступил уже в этом году), которые оснащены всем оборудованием для оказания экстренной помощи и эвакуации. Также сейчас у нас договор с компанией «Руслайн» на перевозку врачей вертолетами «Робинсон» и самолетами АН-2. В июне мы ждем вертолет «Ансат» с медицинским модулем как для вылетов врачей, так и эвакуации пациентов. На все это будет выделено финансирование, и во второй половине года мы планируем совершить 75 вылетов.

– Очевидно, что это вопрос денег и немалых. Каков бюджет вашего учреждения?

В ответ собеседница улыбается и не очень спешит отвечать. Но всё же прозвучала сумма более миллиарда рублей.

Безусловно, большая часть средств расходуется на приобретение оборудования. Как с этим сейчас обстоят дела, какие крупные закупки планируются?

– Парк крупного медицинского оборудования практически не обновлялся в течение последних 15 лет. Сегодня достигнуто хорошее взаимопонимание с руководством республики и Министерством здравоохранения, и запланированы закупки. Это эндоскопическое оборудование, оборудование для малоинвазивных операций. Ожидается закупка рентгеновского оборудования. И самое главное - начато строительство нового корпуса поликлиники. До 2021 года мы должны построить, а в 2022 году ее оборудовать.

– А ГК «СУ-10» успеет за один сезон поднять и построить корпус? А то, на примере того же онкодиспансера, сроки смещаются…

– Я надеюсь, успеют. Строительство того же кардиоцентра идет в хороших темпах.

_DSC8626.jpg

– При вашем предшественнике господине Нагаеве была дорогая закупка ангиографа, но потом он почему-то долгое время не работал. Сейчас он работает?

– Работают оба ангиографа в круглосуточном режиме. Мы работаем как РСЦ (Региональный сосудистый центр), то есть госпитализируем экстренных пациентов с инсультом, острым коронарным синдромом, инфарктом миокарда с закрепленных районов республики и поликлиник Уфы.

При этом мы стараемся попасть в «золотой час», то есть время оптимального вмешательства, когда последствия для пациента будут минимизированы.

Погрузить коллектив в стресс

При вашем переходе в РКБ прозвучал стон от врачей, мол, Сыртланова занимается самодурством, заглядывает в тумбочки, проливает кофе. Кто-то из ваших коллег, напротив, говорит, что вы правильно сделали, погрузив на начальном этапе коллектив в стресс. Как бы то ни было, все это говорит о том, что в РКБ накопился целый комплекс проблем. Назовите их. Как вы будете их решать?

– Сейчас для нас важно внедрить систему менеджмента качества (СМК), как мы это сделали в других учреждениях. Она включает в себя непрерывное совершенствование, обучение, элементы бережливого производства, стандартизацию всех, в том числе лечебных процессов, клининга, системы закупок. Это требует переосмысления подходов к организации работы всей больницы. 

У меня есть такой опыт, поэтому мы построили работу таким образом – на первом этапе мы сформировали группы для обучения. После того как его прошли первые группы, пошло каскадное обучение и коллектив понял, что мы от него хотим. Убрать все ненужное, освободить пространство, в том числе и на рабочих столах, внедрить систему 5S (один из методов бережливого производства и система улучшения производственного процесса, основными целями которой являются снижение потерь, организация рабочего места и повышение производительности труда – прим. ред.). Стандартизировать все процессы так, чтобы человек мог спокойно работать как на 2 этаже, так и на 5 этаже. Тот же алгоритм проведения инъекций или порядок оказания неотложной помощи не должны различаться в отделениях или корпусах. Для этого необходимо время и настойчивость. 

Как говорят все гуру менеджмента, в любой организации при внедрении СМК есть сопротивление. Это иллюстрируется кривой: 15-20% с самого начала поддерживают новшества, 15-20% - всегда против нововведений. Остальные 60-70% в процессе внедрения становятся сторонниками, либо присоединяются к негативистам. Именно этот процесс сейчас у нас идет. После обучения доктора и средний медицинский персонал втянулись в процесс. Мы проводим конкурсы на лучшего специалиста по внедрению стандартных операционных процедур, конкурс по разработке миссии больницы или лучших стихотворений. Все это подстегивает людей в хорошем смысле.

За Ринатом Нагаевым ушла большая часть управленческого и бухгалтерского персонала. Почему?

– Команда идет за своим руководителем – это нормально. Здесь тоже говорят, что Сыртланова притащила сюда половину 13-й больницы. Конечно же, на самом деле, не половина больницы. Но правильно, когда сформированная команда единомышленников помогает внедрять новые технологии и процессы. Так и команда Рината Явдатовича ушла с ним в ГКБ № 21.

Позвоните главному врачу

– Специфика РКБ еще в том, что большая часть ее пациентов попадает сюда из отдаленных районов. Это сельские жители, часто пожилые и смирные. Не раз приходилось слышать, что персонал больницы этим злоупотреблял, давил на пациентов и вел себя, мягко говоря, неделикатно. Как вы с этим боретесь?

– Один из главных принципов системы менеджмента здравоохранения – это пациентоориентированность. Необходимо, чтобы каждый специалист больницы повернулся лицом к пациенту, к его проблемам, к его боли. И мы в первую очередь везде развесили номера горячей линии. Там указан номер моего сотового телефона, номера моих заместителей, а в каждом отделении еще и номер заведующего. Эти же номера указаны на сайте больницы и в социальных сетях. Если я не всегда успеваю ответить на звонки, то позже перезваниваю, и на все сообщения отвечаю. Если до меня дозвонится человек, я всегда стараюсь быть на стороне пациента. Я говорю подчиненным, даже если пациент трижды не прав, мы все равно ему должны постараться все разъяснить и помочь, если не получается, то это наша недоработка. За последние месяцы мы не попали ни разу в систему «Инцидент», количество обращений в органы власти уменьшается.

Более того, мы внедрили и номер бесплатной горячей линии 8-800 7750 112. Восемь операторов контакт-центра в течение 12 часов по будням и в субботу, с 8 до 15.00 отвечают на все вопросы, если все операторы заняты и не подняли трубку, то звонок идет уже мне.

5464.jpg

Второй из аспектов пациентоориентированности в работе контакт-центра – это обзвон пациентов за день до посещения или диагностических процедур, с целью напоминания о визите и уточнения явки на приём. Благодаря нашим звонкам мы выявляем около 30% неявки, и сдвигаем очередь для других пациентов. Таким образом, у нас выросло на 20-30% количество посетителей.

Третий момент. Вместо односменной работы диагностической поликлиники с 8 до 15 часов, мы ввели работу в две смены с 8 до 20.00. Это очень важно, ведь многие пациенты едут к нам из отдаленных районов, увеличивается возможность пройти все обследования за один день. 

И четвертое: мы вышли с инициацией пилотного проекта по выделению целевого дня для каждого округа. То есть, так называемый День открытых дверей для округа. Надеемся, что это покажет свою эффективность. 

Еще один вопрос как к организатору здравоохранения. Общий поток к вам растет. Но при этом качество работы в учреждениях первичного звена падает. Во многих больницах первичного уровня не проводятся простые операции, например, есть такие данные по Архангельской ЦРБ. У вас растут компетенции, количество приемов, ОМС все это покрывает, а в первичке все хуже. Разве это не плохо? 

– Это в первую очередь проблема кадрового обеспечения. Специалистов действительно не хватает на местах. Вопрос постоянно стоит на контроле у руководства республики. Долгое время не было целевого направления. Поэтому и была внедрена программа «Земский доктор», система маршрутизации пациентов по всем специальностям как в межрайонные центры, так и в республиканские учреждения. Когда специалист в ежедневном режиме делает операции, то рука у него «набивается», качество операций повышается, осложнения сводятся к минимуму. Точно так же в системе родовспоможения. Но если больница проводит только 50 родов в год, или одну-две операции брюшной полости в месяц, то специалист может утратить определенные навыки. Можно потерять человека, получить непредвиденные осложнения. Поэтому и выстроена система маршрутизации. Какие-то минимальные операции и экстренные вмешательства производятся на местах на первом уровне. 

Более сложные – производят на втором уровне, все это прописано в приказах. На втором уровне - в межрайонных центрах и городских больницах укомплектованность кадрами значительно лучше, здесь специалистов привлекают жильем, приглашают молодежь на постоянную основу. В межрайонных центрах для молодых специалистов есть возможность обустроить личную жизнь, удовлетворять свои культурные потребности.

А самые сложные операции, самые тяжелые пациенты переводятся на третий уровень. Эти клиники обучают своих врачей уже в Москве, Санкт-Петербурге, федеральных центрах, зарубежных клиниках для обучения и внедрения новых методик. Плюс на 3 уровне - «санавиация», когда пациента невозможно эвакуировать на 3 уровень, мы едем туда, производим операцию и перевозим сюда. Или вот недавний случай, когда пациента пролечили в Ханты-Мансийске, а потом перевезли сюда. Он проходит реабилитацию у нас.

Сколько клинических кафедр у вас? Много ли выпускников БГМУ вы оставляете у себя?

– У нас на базе РКБ размещаются 11 кафедр БГМУ, но выпускников мы оставляем немного. Укомплектованность штата у нас высокая, более 90%. Не хватает отдельных специалистов, как и по всей республике: анестезиологов, кардиологов, пульмонологов. 

– Обычно новый руководитель в крупных учреждениях по приходе заводит с собой КСП РБ, чтобы «подчистить» площадку. У вас не было такого желания?

– До того, как я пришла в РКБ, в период с мая по сентябрь здесь было порядка 10 проверок: КСП, Росздравнадзор, Роспотребнадзор, КРУ и прочее. У меня были все акты, по которым пришлось принимать решения.

– Понятно, что были недостатки, а долго их пришлось исправлять?

– Некоторые приходится исправлять и сейчас. Это крупные хозяйственные вопросы. Тот же лифт быстро не исправишь. Очень большая потребность в тяжелом медицинском оборудовании. Пишем программу по переоснащению РКБ. 

– А не будет повтора ситуации, хотя господин Нагаев это отрицал, когда больные сами вынуждены покупать перевязочные материалы, лекарства?

– Мы сделаем все, чтобы такого не происходило. Даже если какой-то препарат не проходит по ОМС, то мы его закупаем через врачебные комиссии. Они сейчас проводятся не менее семи раз в неделю.

Вы в составе медицинских бригад ездили в Сибай. Там ваша работа была достаточно высоко оценена. Но все же, объясните, почему медики за все это время не ставят диагнозы, связанные с задымлением карьера и города? Боятся увольнения?

– Врачи ставят диагноз по анализу крови. Если продукты горения обнаружатся в крови, то это уже очень запущенная стадия. Бригада была в составе Института профзаболеваний, не было выявлено таких случаев. Все же это больше к токсикологам, а не врачам терапевтического профиля.

Про обливание кофе и Сибай

В конце 2018 года сразу три заместителя министра, включая вас, уволились и ушли в больницы. Как так получилось?

– Это было не одновременно по принятию решения. Могу ответить за себя, что когда мне поступило предложение возглавить родную для меня ГКБ № 13, то я согласилась. Это место, где я начинала трудовую деятельность, это знакомый коллектив и поддержка УМПО.

Ваши коллеги многие в личных разговорах буквально шипели, что Мингазов сам организовал увольнение Фиргата Байрамгулова в перинатальном центре, потом сел в его кресло. Ползающая бабушка в ГКБ № 13 и увольнение главного врача… Тем не менее многие сегодня признают, что в 13-ой больнице вы порядок навели. И все масштабы разные. У вас уже был план при переходе в РКБ?

– Начнем с бабушки. В больницу я пришла через полгода после данного инцидента. С Радифом Махмутовичем (уволенный главврач – прим. ред.) у нас прекрасные отношения. Мы вместе в свое время стали в 13-ой больнице заместителями главного врача. Мы всегда работали рука об руку, поэтому ни о каких подставах не может быть речи. Мы вместе с ним внедряли новую систему.

Разница в масштабах ГКБ № 13 и РКБ большая. Если там 1500 человек персонала, то здесь – 2500 человек. 13-я больница – это стационар и четыре поликлиники. Там больше выстроена работа на местах. Необходимо стандартизировать работу всех поликлиник на территориях, будь это «Машинка» или Нежинская, повернувшись лицом к пациенту. Это меньший стационар, 540 коек. В РКБ же все вместе, один квартал, город в городе. Я вспоминаю книги Артура Хейли «Отель», «Аэропорт», «Клиника» и осознаю описанное построение мелких процессов большого организма. Это необходимость выстраивания отношений с людьми без всяких «обливаний кофе».

Так именно про ваше обливание кофе и говорят?!

– Нет, я всегда стараюсь быть тактичной. Я вообще не хожу одна. Иначе будут разговоры и обвинения. Со мной всегда кто-то есть.

Разумно…

В целом общение с руководителем РКБ оставило хорошее впечатление. Очевидны ум, целеустремленность и энергия. Несколько портит впечатление сообщение источника из больницы о том, что Эльза Сыртланова во время отпуска совершает турне по странам Северной Америки. Злые языки не исключают, что организация поездки прошла не без участия поставщиков больницы.

ПОДЕЛИТЬСЯ




Загрузка...

Последние новости

СOVID-19: последние данные по России, Башкирии и миру L
23:32 20 октября 2020 | e 0
Прогноз погоды в Башкирии на 21 и 22 октября
23:21 20 октября 2020 | e 0
В 60 регионах оклады педагогов ниже МРОТ. Башкирия в их числе L
23:04 20 октября 2020 | e 0
Башкирской легенде ММА и защитнику Куштау Венеру Галиеву подарили коня L
22:55 20 октября 2020 | e 0
В Минздраве Башкирии прокомментировали «беременность» уфимского пациента L
22:04 20 октября 2020 | e 0
В Башкирии ограничат полномочия помощников депутатов Госсобрания L
21:14 20 октября 2020 | e 0

Новости Уфы и республики Башкортостан
© Права защищены. 2008-2020