Прислать новость

Марс Сафаров: «Санация «Химпрома» требует уникального подхода – промедление смерти подобно для уфимцев!»

16:35, 14 Февраля 2020

| c20731

Светлана ГАФУРОВА

Последствия отравления столицы Башкирии самым опасным в мире ядом – диоксином, произошедшего тридцать лет назад, не ликвидированы до сих пор. Более того, этот яд, вызывающий онкологию, продолжает накапливаться в крови уфимцев, с каждым годом прибавляя свои значения и повышая опасность заболевания раком. Подробности можно узнать из рассказа эксперта, который был одним из самых активных участников «Диоксиновой программы» в 90-е годы прошлого столетия, профессора Марса Сафарова.
Марс Сафаров: «Санация «Химпрома» требует уникального подхода – промедление смерти подобно для уфимцев!»
https://opt-930389.ssl.1c-bitrix-cdn.ru/upload/iblock/

12-го февраля на заседании комитета Госсобрания Башкирии по аграрным вопросам, экологии и природопользованию заместитель министра природоохранного ведомства Нияз Фазылов сообщил, что Башкирия вновь не смогла войти в Федеральную программу финансирования по ликвидации загрязнения территории «Химпрома».

Чиновник объяснил это тем, что контракт на проведение проектно-изыскательских работ получило ООО «Размах ГП» из Санкт-Петербурга, предложив в ходе объявленного тендера 25 млн рублей за выполнение работ и выиграв тендер. График выполнения работ предприятием многократно нарушался. Это и послужило причиной нового переноса санации «Химпрома» на неопределенное время. Как стало известно, предприятие «Размах» собирается проводить дополнительные проектно-изыскательские работы по новому графику.

– Не понимаю, зачем это делать? – удивляется доктор химических наук, профессор Марс Сафаров. – Все изыскательские работы давным-давно проведены. Сделаны тысячи анализов, взяты десятки тысяч проб на диоксины, на что потрачены уже десятки миллионов рублей. Все результаты этих исследований, карты загрязнения территорий, техническое задание на санацию «Химпрома» заархивированы и сохранены. Могу указать адрес, где их найти. Но никто из чиновников города и республики, занимающихся этой темой, ко мне не обращались, разве что, кроме сенатора Ирека Ялалова. Он помогает городу выйти на федеральный уровень с решением этой экологической проблемы.
Далее «зеленый профессор» рассказал о том, что многие годы в Уфе работал Башкирский республиканский экологический центр (БРЭЦ), в народе его называли Диоксиновым центром, который этим и занимался.

– Более того, – сообщил Сафаров. – По приглашению «Химпрома» в Уфу в начале 90-х из США приезжал специалист по диоксинам, «звезда» мировой величины господин Шехтер, который взял сотни, тысячи проб на загрязнение почвы, воды, воздуха в Уфе. Также Шехтер проводил исследования среди работников «Химпрома» и уфимцев на содержание диоксина в крови и подкожном жире. По его данным выяснилось, что в крови работников «Химпрома» превышение содержания этого вещества в те годы составляло 180 единиц от нормы. А в крови рядовых горожан это превышение фиксировалось в 12 единиц, которое с годами, по данным исследований БРЭЦ, увеличилось до 23 единиц. 

Тогда Шехтеру по медицинской статистике удалось выяснить, что работники «Химпрома» умирали от онкологии в 28 раз чаще, в пересчете на каждую тысячу человек, чем рядовые уфимцы. Есть данные о том, что за восемь лет, начиная с 1990 года, заболеваемость онкологией среди уфимцев выросла в два раза. Все эти сведения хранятся «мертвым грузом», – пояснил ученый. Они до сих пор никому не нужны.

– Беда нашего города также в том, что период полураспада диоксина составляет примерно сто лет. И те данные, собранные в 90-е годы, крайне актуальны и сегодня. Этот яд не выводится из организма, его накопление в крови и в подкожном жире с каждым годом неуклонно ведет к повышению заболеваемости онкологией жителей всего города.

Справка. По данным Википедии, диоксины — это глобальные экотоксиканты, обладающие мощным мутагенным, иммунодепрессантным, канцерогенным, тератогенным и эмбриотоксичным действием. Они слабо расщепляются и накапливаются как в организме человека, так и в биосфере планеты, включая воздух, воду, пищу. Величина летальной дозы для этих веществ существенно (на несколько порядков) меньше аналогичной величины для некоторых боевых отравляющих веществ, например, для зомана, зарина и табуна.
По мнению ученого, каждый год в крови любого уфимца прибавляется диоксина на 1 пикограмм. Сегодня — это примерно 40 пикограмм в организме каждого уфимца.

– Мы все, жители Уфы, неуклонно приближаемся уже к нижней границе нормы по содержанию диоксина в крови. И каждый год промедления санации «Химпрома» преступен и подобен смерти города, – убежден ученый, специалист и, пожалуй, один из самых сведущих на сегодня экспертов в Уфе по экологической проблеме.

На изучение диоксиновой проблемы в республике потрачены уже очень большие деньги. Только НИИ безопасности жизнедеятельности в начале нулевых освоил по этой теме почти миллиард. Но воз и ныне там. «Химпром» как стоял, так и стоит. И несет серьезную угрозу городу и здоровью уфимцев. Странно, что тендер на разработку проектно-изыскательских работ выиграло не местное предприятие, с которым легче было бы общаться экспертам, а общество с ограниченной ответственностью, не имеющее к Башкирии никакого отношения, и которое имеет в уставе  разрешение на строительную деятельность.

Санация же «Химпрома», по мнению Марса Сафарова, требует уникальной подготовки специалистов для проведения столь сложных работ.

– Во всей истории мировой цивилизации такие работы проводились всего один раз в итальянском городе Севезо, – рассказал далее профессор. – Там произошло распыление диоксина в небольшом количестве примерно полтора килограмма, на территории 18 квадратных километров. Всю почву на этой территории в Севезо сняли глубиной на штык лопаты. Было вынуто три миллиона тонн грунта. Его сложили в мешки. Вырыли две ямы глубиной в девять метров, дно которых опрессовали глиной и цементом. Туда сложили мешки с грунтов, герметично заварив их в специальную пленку. Сверху был насыпан слой чернозема в 70 сантиметров и на этом черноземе высажен оливковый сад.

– Вот так это надо делать, как в Севезо! – уверен Марс Сафаров.

В Уфе в шламонакопителях «Химпрома» до сих пор хранятся не килограммы, а тонны диоксинсодержащих отходов. По мнению эксперта, санировать надо не только сами шламонакопители на площади в 47 гектаров, как сейчас планируется, но и всю промзону, в том числе и санитарно-охранную территорию вокруг нее.

Но руководство Уфы не собирается разрывать контракт с фирмой из Санкт-Петербурга, несмотря на срыв графика проектно-изыскательских работ, в результате чего санация «Химпрома» вновь откладывается.

Кроме того, по словам вице-мэра Уфы Салавата Хусаинова, реализация проекта осложняется тем, что на территории бывшего «Химпрома» продолжают работать около 10 предприятий по различным направлениям.

 



ПОДЕЛИТЬСЯ