Прислать новость

«Безногих носят на руках»: уфимцы жалуются на условия в здании медико-социальной экспертизы

14:50, 07 Февраля 2020

| c3165

Светлана ГАФУРОВА

Девять лет уже в России действует программа «Доступная среда», призванная облегчить жизнь людей с ограниченными возможностями. Однако стала ли уфимская среда действительно доступной для таких людей? Молодой уфимец отправился с больной мамой в бюро медико-социальной экспертизы на Большой Гражданской, 24 в Уфе для очередного ежегодного подтверждения инвалидности и ужаснулся условиям, в которых инвалиды и люди, потерявшие трудоспособность по болезни, вынуждены каждый год вновь и вновь доказывать, что у них, допустим, не отросла вдруг нога или рука.
 «Безногих носят на руках»: уфимцы жалуются на условия в здании медико-социальной экспертизы
Фото Булата Салихова
Прослушать новость

«Начнем с того, – пишет на своей странице «Вконтакте» Глеб Колонских, – что к этому учреждению очень трудно подъехать. Для инвалидов у здания оборудовано всего два парковочных места. Да и те всегда заняты. Припарковаться практически невозможно.

Конечно, здоровый человек может где-то приткнуть свой автомобиль и дойти пешком два-три квартала. А как быть людям, потерявшим, допустим, ногу или перенесшим инсульт, или инфаркт? К тому же и остановок общественного транспорта рядом нет» – резонно негодует уфимец.

Далее Глеб рассказывает о том, что кнопка вызова персонала в учреждении так же расположена неудобно. Инвалиду или просто больному человеку надо сначала подняться по лестнице, прежде чем он сможет позвонить, ведь кнопка вызова находится у двери учреждения, а не рядом с лестницей. «Хорошо, что она хотя бы не нарисованная», – с иронией говорит журналисту автор поста. «В некоторых местах города мне приходилось видеть просто нарисованные муляжи, имитирующие такие кнопки для проезжающего мимо начальства».

Далее человеку, прибывшему на экспертизу, допустим, без ноги, или сидящему в инвалидной коляске, предстоит преодолеть подъем по пандусу, но без перил. Летом это еще худо-бедно как-то можно сделать даже тем, для кого каждый шаг героический поступок. А зимой по скользкому льду подняться в государственное учреждение даже здоровому человеку нелегко. Того и гляди, загремишь под фанфары.

– Но вот вы преодолели препятствие, вас, допустим, затащил на руках в здание родственник или друг, - продолжает свое повествование молодой уфимский бытописатель. – Вы попадаете в узкое пространство коридора без окон, где люди, ожидающие очереди, буквально вжимаются в стену, когда мимо проходит кто-то из медперсонала. Как здесь по коридору люди проезжают в инвалидных колясках, я не представляю. Инвалидов неходячих здесь, конечно, принимают на первом этаже. Лифта в здании нет. Персонал вынужден бегать с этажа на этаж. Иногда приходится и безногих тащить наверх на руках или родственникам или друзьям.

Возмущение Глеба можно понять. Он не жил в прошлые времена, когда над людьми в нашей стране принято было издеваться и мучить их огромными очередями, отсутствием каких-либо человеческих условий при получении государственных услуг. Глеб привык получать эти услуги в многофункциональных центрах по системе «одного окна», что, конечно, очень удобно и комфортно.

– Почему бы и в медико-социальной экспертизе не сделать то же самое? По логике надо бы выделить здание, где будет располагаться бюро медико-социальной экспертизы и где прием будут вести и представитель пенсионного фонда, и сотрудники службы социальной защиты, и работники из бюро занятости. Прошел человек комиссию признали его инвалидом – он сразу может узнать, как пройти реабилитацию, быстрей выздороветь и выйти на работу. Ведь инвалидам тоже нужна работа, заработок. Жить с каждым годом всем становится трудней. А инвалидам и больным людям плюс ко всему просто передвигаться по городу крайне сложно, - недоумевает уфимец. 

Молодой человек рассказал, что попал в бюро медико-социальной экспертизы случайно. Обычно его маму после инсульта на экспертизу сопровождал папа. Но отцу было необходимо поехать за нужными документами и Глебу пришлось отпроситься с работы, чтобы сопроводить свою маму.

«Я пробыл там всего два часа и мне стало душно, плохо, – признался молодой человек. Окон и вентиляции в коридоре нет. А больным людям порой с ненормальным давлением приходится там сидеть по полдня, подниматься на второй и третий этажи».

«Меня потрясло и то, – сообщил далее Глеб Колонских, – что на запасном пожарном выходе на втором этаже не было никаких указателей и дверь эта была приперта лавочкой. А случись что, как эвакуировать инвалидов, куда бежать, спасаться?»

С данными вопросами неравнодушный уфимец послал свой запрос в МЧС города. Словом, свежим взглядом Глеб Колонских обнаружил много огрехов и недостатков в работе этой службы. И не стал молчать.

«Поймите меня правильно, – говорит журналисту Глеб. – Я вовсе никого не собираюсь хаять, поливать грязью. Просто хочу, чтобы эта проблема решилась! Инвалидам и больным людям и без того жить очень трудно».

Надо отдать ему должное, ведь столкнувшись со столь сложной ситуацией, Глеб не только опубликовал в соцсети все нюансы проблемы, но и отправил почти с десяток писем в различные инстанции и службы города, а также всей республики, от которых зависит решение этой проблемы. Письма были отправлены в Аппарат правительства РБ, в Министерство здравоохранения, в Министерство семьи и социальной защиты, в МЧС, в отдел по работе с ветеранами и, наконец, в само Бюро медико-социальной экспертизы на Большую гражданскую, 24. И отовсюду автор посланий получил те или иные ответы. Не будем приводить их все и полностью, их слишком много, но по сути из ответов следует, что пока в городе не могут найти подходящих муниципальных помещений для казенного учреждения медико-социальной экспертизы, отвечающего всем требованиям программы «Доступная среда», в том числе и оборудованном хотя бы лифтом. 

Правда, чиновники обнадежили автора писем, что все же намерены подыскать более подходящее помещение, когда Минздраву город передаст определенное количество площадей под нужды здравоохранения. Что ж, подождем! Ведь федеральная общероссийская программа «Доступная среда» рассчитана до 2024 года. Пока же наша уфимская среда обитания скорее «недоступная», чем «доступная» для людей, имеющих проблемы со здоровьем.

 


ПОДЕЛИТЬСЯ