Прислать новость

«Позитивный» человек. Эпидемиолог СПИД-Центра Башкирии о новом лице ВИЧ-инфекции

13:33, 24 Января 2020

| c8535

Ирина ДЕРЕВЯНЧУК

С начала 80-х, когда вирус иммунодефицита человека был обнаружен, портрет ВИЧ-положительного человека претерпел серьезные изменения. ВИЧ изменил свою «целевую аудиторию» и теперь под угрозой находится каждый человек, который ведет половую жизнь. Так ли это? Попытаемся выяснить в беседе с заведующим эпидемиологическим отделением Республиканского центра по борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями Робертом Давлетьяновым.
«Позитивный» человек. Эпидемиолог СПИД-Центра Башкирии о новом лице ВИЧ-инфекции
Прослушать новость

ИД: В предыдущем материале мы рассказали о ситуации с ВИЧ в республике, сейчас хотим узнать, как с точки зрения эпидемиолога, врача, осуществляющего эпидемиологический анализ, планирование противоэпидемических мероприятий и эпидемиологические обследования очагов инфекционных заболеваний, изменился «портрет» носителя вируса. Тем более вы видели, каким он был в 90-х и 00-х.

РД: За последние годы в Республике Башкортостан регистрируется снижение темпов прироста заболеваемости ВИЧ-инфекцией. В 2019 году зарегистрировано новых случаев на 2,8% меньше, чем в 2018. Среди впервые выявленных ВИЧ-инфицированных снижается доля подростков и молодежи в возрасте 15-20 лет и доля молодежи в 20-30 лет. Наибольшее количество ВИЧ-инфицированных среди возрастной группы 31-40 лет (41,96%) и 41- 50 лет (26,8%).

В 2000 годы основная заболеваемость приходилась на возрастную группу от 20 до 30 лет. Это связано с изменением структуры пути передачи. В 2019 году она выглядит следующим образом: 84,8% — половой путь, 14,5% — парентеральный путь среди наркоманов, 0,7% — вертикальный путь, то есть от матери к ребенку. В 2000-2002 годах было наоборот, доля инфицированных ВИЧ, при употреблении инъекционных наркотиков, составляла более 80%. Это связано с переходом эпидемии в общую популяцию и распространением инфекции преимущественно половым путем. Статистические данные регулярно обновляются на официальном сайте нашего центра.

ИД: Попробуем составить некий портрет ВИЧ-позитивного человека?

РД: Насчет портрета я не уверен, но я могу привести данные о том, какие социальные слои в какой мере подвержены ВИЧ. Изучим социальный состав, составленный со слов пациентов, состоящих на учете. Неработающие — 51,52%, рабочие — 32,55%, служащие — 4,09, учащиеся школ —0,21%, студенты — 0,49%, из них студенты ВУЗов — 0,21%, пенсионеры — 1,38%, инвалиды —1,26%, в учреждениях УФСИН — 6,87%, дети до 15 лет — 1,06%, БОМЖ — 0,57%.

ИД: Сколько жителей Башкирии в год проходят обследование? Например, сколько жителей Башкирии было обследовано в 2019 году?

РД: Количество обследованных из года в год увеличивается. В 2019 году мы обследовали 1 051 928 человек, это 25,97 %, практически более четверти населения республики. Есть документ, санитарные правила СП 3.1.5.2826-10 «Профилактика ВИЧ-инфекции». В них определены контингенты, которые подлежат обследованию на ВИЧ: доноры крови и других биологических жидкостей, врачи, средний и младший медицинский персонал, персонал лабораторий медицинских организаций, работающий с кровью, призывники и контрактники, иностранные граждане и лица без гражданства.

Добровольное обследование на ВИЧ проводится беременным женщинам и их половым партнерам, детям, рожденным матерями, не обследованными на ВИЧ во время беременности и родов, и детям, рожденным от ВИЧ-положительных женщин и детям, которых ВИЧ-положительные мамы кормили грудью. Также подлежат обследованию лица, относящиеся к группе риска: употребляющие психоактивные вещества, гомосексуалисты, оказывающие сексуальные услуги, находящиеся в местах лишения свободы, с заболеваниями, передающимися половым путем, контактные с ВИЧ-позитивным, при котором имелся риск заражения ВИЧ. Также обследоваться на ВИЧ может отправить врач, по клиническим показаниям. Желательно обследоваться каждому и знать свой ВИЧ-статус.


                                                         Фото: Роберт Давлетьянов

ИД: То есть, я правильно понимаю, что каждый человек потенциально находится под угрозой?

РД: ДА, потому что знать свой ВИЧ-статус — это безопасность конкретного человека и его окружения, конкретно речь здесь идет, прежде всего, о половых партнерах.

ИД: Как вы считаете, связана ли такая эпидемиологическая ситуация со снижением нравственности среди населения?

РД: ВИЧ — это социальная проблема. Особой сексуальной революции в последние годы мы не наблюдали, но надо признать, половой путь стал основным путем передачи вируса. Замечу, верность — это действительно защита от ВИЧ, но лишь в том случае, если ваш партнер также хранит её вам. Однако, к сожалению, этого вам никто гарантировать не может. Поэтому презервативы становятся одним из самых надежных способов предотвратить заражение. Замечу, что чрезмерное увлечение алкоголем тоже способствует распространению ВИЧ, ведь человек «теряет тормоза». По моим наблюдениям, большая часть случайных половых контактов у наших пациентов происходила в состоянии алкогольного опьянения. Выводы делайте сами.

Еще раз повторюсь — обследоваться на ВИЧ нужно каждому, причем делать это регулярно. Каждый ВИЧ-инфицированный при постановке на учет дает расписку о том, что он знает о своем диагнозе и предупрежден об уголовной ответственности за умышленное заражение ВИЧ. Поэтому те, кто свой диагноз знают, распространять его скорее всего не будут.

ИД: Часто ли происходят такие прецеденты как уголовные дела по таким статьям?

РД: Нет, совсем не часто, было буквально несколько дел. Чаще всего дело в том, что заразил муж или любимый человек, кто-то прощает, кто-то не хочет лишиться кормильца. Кто-то, возможно, просто стесняется обращаться в правоохранительные органы, мало кто хочет рассказывать о своем диагнозе, даже должностным лицам, особенно в небольших населенных пунктах.

ИД: Были ли в вашей практике случаи, которые особенно запомнились вам, возможно взяли за душу или повергли в шок?

РД: Некоторые случаи действительно запоминаются. И чаще всего это случаи заражения по глупости, по обидной глупости. Конечно, я приведу примеры. В первом и, пожалуй, самом трагичном случае, женщина, имеющая ВИЧ, кормила грудью ребенка своей сестры, когда мы выяснили, «откуда ноги растут», женщина сказала, что ей сказали не кормить своего ребенка, про чужих детей ничего сказано не было. Так странная логика женщины «подарила» ребенку диагноз, мне этот случай кажется трагичным.

Еще один прецедент — сын-подросток брился станком отца, который о своем диагнозе домашних не уведомлял. Половые контакты и прием психоактивных веществ парень исключал. Так мы и вышли на источник инфицирования, опять-таки, выходят дела семейные.

Есть на моей памяти случай, где молодой парень 17 лет получил ВИЧ половым путем при первом опыте. Он пригласил девушку по вызову, и того, что между ними произошло, хватило для того, чтобы получить гонорею и сифилис. Больные с венерическими заболеваниями обследуются и на ВИЧ, как вы понимаете, путана одарила нашего пациента и им.

Ещё один случай с семейными и половыми отношениями не связан — молодой парень не мог умерить свой пыл и искал с кем бы подраться. Находил. Драка — дело такое, рассёк руку о зубы противника, произошел контакт с его кровью, вот так и обрёл свой диагноз.

Согласитесь, истории трагичны тем, что фактически произошли по глупости.

ИД: Безусловно, это так. Давайте еще раз перечислим основные правила, которые обезопасят читателя от подобных «глупых» рисков. Про половой и парентеральный путь понятно. С чем еще нужно быть осторожнее?

РД: Маникюр и татуаж нестерильным инструментом, использование чужих бритвенных приборов. Любые инвазивные процедуры, при которых происходит контакт кровь-кровь. В очередной раз повторим, что ВИЧ-инфицированные люди могут жить полноценной жизнью и никакой опасности в быту не представляют. Они могут ходить в бассейны, бани, заниматься спортом, в общем вести полноценную жизнь.

Замечу, что если раньше ВИЧ считался смертельным заболеванием, то сегодня он перешел в разряд хронических. Если ВИЧ-инфицированный человек ведет здоровый образ жизни и привержен АРВТ терапии, то у него есть все шансы прожить столько же, сколько он прожил бы без диагноза. Естественно, это касается тех носителей вируса, которые принимают антиретровирусную терапию.

ИД: Насколько мне известно, есть целая группа населения, среди которой большинство инфицированы ВИЧ, при этом они не только отказываются от приема АРВТ (антиретровирусная терапия – прим.ред), но и считают ВИЧ «заговором фармкомпаний». Их называют ВИЧ-диссидентами. Встречались ли вам такие?

РД: Да, встречались. Люди отрицают диагноз, подписывают отказ от лечения и обследований, фактически роют себе могилу. ВИЧ может долгое время протекать бессимптомно, пока иммунный статус пациента не опустится до критической отметки. Тот самый момент, когда вирус превращается в синдром, ВИЧ, с которым можно было жить, переходит в IV стадию — СПИД. Тогда и происходит резкое снижение иммунитета, ослабленный организм перестает бороться с элементарными ОРЗ и ОРВИ, не говоря уже о болезнях-оппортунистах. Объясню, что это такое.

Каждый человек является носителем множества микроорганизмов. Если иммунная система работает должным образом, она контролирует эти микроорганизмы. Но если иммунная система ослаблена ВИЧ-инфекцией, эти микроорганизмы выходят из-под контроля и вызывают серьезные проблемы со здоровьем. Инфекции, которые пользуются слабостью иммунной системы, называются «оппортунистическими». Некоторые из них живут в организме здорового человека и не приносят особых неудобств. Грибок кандида, цитомегаловирус, вирус герпеса. Здоровому иммунитету они фактически не страшны, а иммунитет в супрессии с ними справиться не может, и может привести к фатальным последствиям.

Однако диссиденты порой даже в стадии глубокого СПИДа не отказываются от своих убеждений, лечатся голоданиями, соками, идут к знахарям. При этом самое страшное в этой ситуации то, что они свои идеи распространяют, и если у взрослых посторонних людей есть своя голова на плечах, то дети диссидентов находятся в большой опасности.

Беременная, поддавшись утешающему аргументу диссидентов, отказывается от терапии, рожает инфицированного ребенка, заболевание быстро прогрессирует. Лечат чем придется. Когда иммунных клеток почти не остается, обращается к медикам, с уже умирающим ребенком. А медики не всесильны, ребенок «уходит», а убитая горем мать начинает голосить о том, что «токсичная терапия» сгубила её ребенка. С этим нужно как-то бороться.

ИД: Как с этим можно бороться? Что республиканский СПИД-Центр делает в подобных ситуациях?

РД: Очень радует, что у наших педиатров хорошо получается бороться с таким преступным «свободомыслием» родителей. Если обязать беременную с ВИЧ принимать АРВТ врачи не могут, профилактику уже рожденному ребенку они могут производить без согласия родителей, по суду. У нас эта система отлажена − суды, органы опеки работают вместе с врачами, и это приносит свои плоды. Вертикальный путь передачи вируса постепенно сходит на нет. Напомню статистику, в 2019 году лишь 0,7% случаев заражения произошли от матери к ребенку.

ИД: Подводя итоги нашей беседы, предлагаю вывести основной посыл для читателей.

РД: ВИЧ сегодня — хроническое заболевание, которому подвержены все категории населения. ВИЧ инфицированный — не изгой, а такой же гражданин, который никак не ограничен в правах. Но, к сожалению, под потенциальной угрозой находится каждый, независимо от возраста и социального статуса. Но защитить себя от этого недуга также посильно каждому, достаточно соблюдать правила, о которых мы уже говорили. Дорогие сограждане, берегите себя и своих близких!



ПОДЕЛИТЬСЯ