Прислать новость

«Нет школы – нет села». К чему привело закрытие сельских школ в Башкирии

16:55, 04 Января 2020

| c11824

Марина КАРИМОВА

С 2014 года по стране стартовала оптимизация образования. Цель - повышение доступности и высокого качества образования.

«Нет школы – нет села». К чему привело закрытие сельских школ в Башкирии
Фото: Марина Каримова

В конце 2019 года под Уфой со скандалом прямо в разгар учебного сезона на ремонт была закрыта сельская школа в Трошкино. Это небольшая деревня в Благовещенском районе, где проживают всего-то чуть меньше 300 человек, а школьников, ну максимум 44, из которых половина уже учатся в соседнем селе – они были переведены туда несколькими годами ранее.

Причиной того, что младшие классы руководство школы также решило перевести в соседнее село Новонадеждино, за 8 километров от Трошкино, назвали неработающий котел, который, как оказалось, был не готов к зиме. Вследствие его неготовности пострадала проводка в школе, ее нужно было прозванивать и, видимо, заменять. Для таких работ требуется проводить торги по ФЗ-44. И это несмотря на то, что перед началом учебного года в сельской школе был проведен ремонт, и комиссия вроде как приняла его.

Без имени-1.jpg

Общественники назвали такое положение дел очень подозрительным, ведь таким образом, вероятно, школу попросту хотели закрыть, а ремонт, проведенный перед этим, лишь оказался поводом перебросить школьников в соседнее село.

- По всей Башкирии за последние годы была приостановлена работа многих сельских школ. Что нанесло огромный урон демографии села и образованию детей в целом, - рассказала общественница Диана Демидова. - В ноябре 2019 года я посетила две крупные нефункционирующие школы: в селе Старогумерово Кушнаренковского района и селе Урзайбаш Буздякского района. За год до закрытия в обеих школах был сделан ремонт. Это выглядит подозрительно, а точнее напоминает отмыв денег, - предположила она.

По словам Демидовой, которая ссылается на родителей, по документам школы вовсе не закрыты, в них лишь произошла приостановка работы. Возник вопрос о сохранности их имущества, но это, как оказалось, мало кого интересовало. Так, школа в селе Урзайбаш предстала перед ней в удручающем состоянии: «Приехав сегодня в школу, я увидела все то же, что и в Старогумеровской школе. Двери открыты, стекла разбиты. Открытый доступ в помещение. Нет в наличии газовых котлов отопления. Батареи еще пока на месте, но уже срезаны крепления».



Оптимизация в образовании

Оптимизация в образовании началась в 2014 году, и затронула в основном сельские школы, так называемые малокомплектные. Говорилось, что их невыгодно содержать, что детям лучше ездить в более крупную школу, где они получат качественное образование. Для того, чтобы дети не испытывали неудобств, для их перемещения были предоставлены автобусы.

Согласно распоряжению правительства РФ N 722-р от 2014 года, прописывающему "Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки", если региональные начальники посчитают школу или детский сад неэффективными – они могут их закрыть.

Сколько было закрыто неэффективных школ, в Минобре Башкирии нам не ответили. По данным Министерства образования в Башкирии еще функционируют 1549 образовательных учреждения в селе, 395 в городе. Однако согласно Басштату, в 2010 году в республике было 1840 образовательных учреждений, а в 2017 году осталось лишь 1353 - это более точные цифры.

Согласно федеральному закону «Об образовании в РФ», ликвидация сельской школы допускается с согласия схода жителей села. Общественники говорят, что из-за того, что жители обычно против, школы не закрываются, их сначала делают филиалами более крупной школы, а потом деятельность просто приостанавливается – результат тот же: дети ездят учиться в соседние села, а здания школ приходят в негодность. Родителям говорят, что детям лучше в более крупной школе, а учителям, что их зарплата будет слишком маленькой из-за недобора часов.

Так, по сообщению Минобра, деятельность школы начального образования в Старогумерово (581 житель) Кушнаренковского района была приостановлена в связи с заявлением родителей, пожелавших возить детей в село Старые Тукмаклы (728 жителей), расстояние далеко не самое большое – всего 13 километров. В России есть села, где дорога до школы для детей удлиняется до 30 километров – и ничего, не жалуются.

Та самая школа, которую посетила общественница в селе Урзайбаш, является филиалом старобогадынской сельской школы. По данным Минобра, там все еще учатся дети. Это  те дети, что учатся вместо школы в здании детского сада: четверо в первом классе, четверо – во втором, два школьника в четвёртом. 

Старшие дети ездят в соседнее село. Тем временем жители деревни Урзайбаш, где по данным 2010 года численность населения составила 713 человек, все еще хотят вернуть родную школу для своих детей, котроые испытыают большие неудобства из-за ежедневных поездок.

Без имениава-1.jpg

– Мой сын учится в детском саду, – говорит местный житель Рамиль, который сам вырос и отучился в родном селе. – Школа у нас была нормальная, прекрасная, там отучились две моих дочери. Лучшая школа района в свое время, ученики ездили на соревнования в Москву, в Одессу, было много медалистов. Но сейчас в садике закрыли ясельную группу и открыли там начальный класс. Хотя здание садика не оборудовано под школу. Очень хочется, чтобы все восстановили как было. Детей возят в старобогадынскую школу (село Старые Богады, население – 547 человек по данным 2010 года, расположено в 10 км от Урзайбаш). Зимой в непогоду автобус не может подняться на пригорок – и дети вынуждены идти пешком. Иногда автобус ломается, иногда сходит в кювет, но об этом нигде никто не сообщает, а еще дорога неудобная, скользкая, опасная.

 

«В Родине школу не закроют»

С тем, что родители «против», мы столкнулись в селе Родина Гафурийского района, где проживает 60 школьников. По словам местной жительницы – Татьяны, ее 15-летняя дочь ездит на маршрутке в Красноусольский – дочь там не обедает, уже заработала гастрит и постоянно мерзнет в ожидании маршрутки, за которую еще нужно платить, потому что рейс автобуса не совпадает с окончанием факультативов.

– Конечно, автобус ходит, – делится женщина. – Но ребенок не может выбрать, на какое дополнительное занятие пойдет, потому что ждать его никто не будет. Такси из Усолки, где учатся теперь дети, стоит 150 рублей, а маршрутка - 15, но она ходит редко и надо выходить на трассу. Ребенок отстает, внимания ему в новой школе не хватает. Их, конечно, не обижают, но трудности есть. Моя дочь только на адаптацию потратила год. А теперь у нее тройки, хотя она была ударницей.

RUW5fmOR6d4.jpg

В сельской школе села Родина при таком марш-броске детей в соседнее село, накануне был сделан ремонт. Поначалу и учителя были довольны, и родители. Все обрадовались. Никто не ожидал, что ремонт означает закрытие школы. Теперь половина классов пустует.

По данным Минобра, сегодня в этой школе учится 20 детей. Семеро в первом классе, трое – во втором, в третьем – четверо детей, а в четвертом классе – шесть. В администрации Красноусольского сообщили, что 45 детей ездят в райцентр и подвоз школьников полностью обеспечен автобусами. Чиновники уверили, что школа в Родине закрыта не будет, и в крайнем случае к 2021-му году там уже будут учиться дети с 1 по 9 класс.

Татьяна тоже говорит, что слухи о возвращении детей в родную школу в селе ходят, но как и многие, она опасается, что теперь уже  не вернутся учителя.

E34v0wlF5O4.jpg

 

Когда откроют школу в селе Трошкино?

На закрытие или приостановку деятельности школ родители обычно остро реагируют. А когда подключаются общественники, реагировать остро начинают представители власти. В соцсетях глава администрации Благовещенского района устроил перепалку с депутатом Курултая Лией Хафизовой, которая подключилась к проблеме.

По ее словам, неформально родителей предупреждали, что школа будет закрыта насовсем. В свое время среднее звено уже перевели учиться в Новонадеждино – это 24 учащихся. Остальных двадцать учить в отдельном было невыгодно.

_e27ke5WM4s.jpg

Сельская школа в Трошкино Благовещенского района / Фото со страницы депутата Курултая Лии Хафизовой

Родительская общественность настаивает на сохранении всей своей школы и на том, чтобы абсолютно все ребята, с первого по 11 класс, учились в Трошкино. Это 44 ребенка.

На это глава администрации Благовещенского района Олег Голов ответил, что решать проблему с помощью общественности – странный метод, что нужно было обращаться к ним. Также он упомянул, что вернуть ребят из основной школы в Новонадеждино в Трошкинскую – уже не получится.

«Да, раньше, лет 30 назад, не возникало подобных проблем, но сейчас, если в классе 3 ученика в каждой из близлежащих деревень, то их объединяют в один класс, для этого и организован подвоз детей. Это по всей стране происходит, не только в Благовещенском районе», – ответил он. Теперь, по его словам, нужно устранить предписания надзорных органов до апреля 2020 года. И тогда, вероятно, школа откроется вновь, хотя бы для младших классов.

  

Долгая дорога в школу

Предполагалось, что оптимизация будет во благо. Но по факту дети часто учатся в соседних селах, где население даже меньше, чем в их родном. Иными словами, школьники получают знания далеко не лучшие, плюс к этому еще добавились неудобства в виде долгой дороги до школу, которая в условиях бездорожья, бывает невозможной.

В Минобре на вопрос о том, каковы критерии закрытия сельской школы, нам не ответили. Как и на вопрос о количестве закрытых за последние 5 лет школ.

На вопрос о том, правда ли перед закрытием школ в них делают ремонт, последовал ответ, что в 2018-2019 годах ремонт в зданиях образовательных учреждений, подлежащих ликвидации, не проводился.

Но есть другая новость. Теперь решение о закрытии школы принимают органы местного самоуправления, и с начала прошлого года это происходит по согласованию с Минобром.


Проблема шире, чем кажется

Конечно, все началось давно. С отсутствия работы на селе, с миграции молодежи. Попытки сохранить все как есть, которые не приводят к результату.

- После закрытия колхозов и совхозов, работы в деревнях практически не осталось, - рассказал молодой родитель из Баймакского района, у него в деревне тоже закрыли школу. Вообще в округе закрыли массу школ, просто об этом никто уже не хочет говорить. - Мужчин подвели к подработкам на севере вахтовым методом, да и женщины сейчас от них не отстают. А поскольку детей оставлять некому, их отдают в городские интернаты и гимназии. В селах остается мало детей, класс-комплект не набирается и поэтому школы среднего общего образования (1-11 классы) остаются до основного общего (1-9 классов), а потом доходит до начального, и оттуда недалеко до закрытия. А когда в деревне нет школы, то семьи вынуждены переезжать куда-либо. Нет школы – нет села. Еще нужно учитывать учителей, которых сокращают, грубо говоря, за ненадобностью. Так и выходит, что жители деревни остались никому не нужны.

651_oooo.plus.pngРустем Шайахметов, демограф, доцент:

- К чему в целом привела оптимизация образования? К тому, что дети теперь ездят в такую же сельскую школу, только в соседнем селе. Закрыв школы, не было предложено альтернативы. Ведь в соседней сельской школе качество образования не лучше. Там такие же учителя пенсионного и предпенсионного возраста, отсутствие интернет-технологий, которые могли бы позволить и учителям и ученикам получить знания совершенно по новому. Их просто там нет.

Сейчас ребенок, окончив сельскую школу, увы, имеет меньше шансов поступить в хороший вуз. И в целом по качеству образования мы как регион отстаем от той же Москвы, Санкт-Петербурга и Казани. И в то же время, используя интернет-технологии, наши дети могли бы получать образование не хуже. Чтобы наши дети были конкурентоспособными, нам уже сегодня надо ускоренными темпами развивать интернет-платформу, особенно в сельской местности.

Но кроме повышения качества образования на селе на основе интернет-платформ нам нужно создавать экономические центры, а для этого нужны эффективные программы с бюджетным финансированием. Такие, которые будут востребованы. У нас такие сектора экономики в России есть, это и создание индустриальных парков, и особых форм развития. Но для этого необходимо развивать общественные пространства. Развитие того же туризма, аграрного сектора невозможно, если у нас не развито пространство в сельских поселениях. Туризм – это та отрасль, которая имеет перспективы роста, у которого есть потенциал, но он не развивается, потому что нет жестких целей по развитию территориального туризма. Чтобы можно было пройти, прогуляться по этно-центру, чтобы и жителям села и туристам можно было куда-то сводить детей, молодежи пойти куда-то. Этого нет, и люди начинают уезжать. Они выбирают лучшее качество жизни. Люди живут там, где хорошо. А качество жизни в деревне очень низкое по сравнению с городами. От отсутствия инфраструктуры на селе бегут. И первые такую территорию покидают женщины. У нас очень сильна женская миграция. В том же Аскинском районе уже 600-700 женщин на 1000 мужчин. В таких условиях рожать детей просто некому.

Закрытие сельских школ – лишь следствие непродуманной политики территориального развития республики, в том числе демографической. После закрытия школ, ФАПа, детских садов убыль населения только увеличивается. У родителя возникает вопрос, а стоит ли тут вообще жить. Так усиливается миграция. Школа – важный показатель устойчивости развития села.

Размазывание бюджетного финансирование ровным слоем не даст тот эффект, который даст то, если сконцентрировать средства на приоритетные проекты, которые способствуют толчку. Если инвестор увидит, что на селе создают нормальные условия, люди приедут, будут там  жить, инвестор будет вкладываться. Ведь если нет человеческого ресурса, то, как правило, нет и инвестора.



ПОДЕЛИТЬСЯ



Рекомендуемое


Последние новости


Лонгриды



Самое читаемое