Общество


«Алиночка, хотя бы звони мне»: Как выживает одинокая бабушка в Уфе и на что тратит пенсию

9:59 02 Декабря 2019 | 14504
Автор: Марина КАРИМОВА
Все материалы автора

ProUfu начинает серию репортажей о том, как живут и выживают одинокие пожилые люди в нашем городе.

«Алиночка, хотя бы звони мне»: Как выживает одинокая бабушка в Уфе и на что тратит пенсию
Прослушать новость

Халима Султановна Искандарова несколько лет не выходит из дома. Ее квартира расположена на первом этаже панельного дома в микрорайоне Сипайлово Уфы. И дело не только в том, что в нем нет пандусов. 70-летняя инвалид первой группы, передвигающаяся только на коляске, сама не хочет никуда выходить. Днем она живет обычной жизнью городского затворника, а ночью страдает бессонницей и думами о том, что умрет в одиночестве, холоде, со знанием, что ее мечтам уже никогда не сбыться.


«Я с детства понимала, что никогда не буду ходить»

В квартире пожилой женщины очень холодно, и пол как будто ледяной. Узкая кровать неуютно пододвинута к стене, подальше от окна. На полках пыльно. В маленьком запылившемся фотоальбоме аккуратно хранятся фотографии не её жизни. У женщины никогда не было своей семьи: она никогда ни в кого не влюблялась и у неё никогда не могло быть своих детей…

DSCF7101.jpg

Болезнь её для нынешнего времени редкая. Даже врачи ошибаются, когда приходят к Халиме Султановной и заявляют с порога – у вас полиартрит.

– Нет, мой полный диагноз звучит так: последствия перенесенного полиомиелита с тетрапарезом четырех конечностей разной степени, – отвечает бабушка. – Сейчас считается, что эту болезнь побороли, но это не значит, что ее нет. Я много знаю людей моего возраста с таким заболеванием.

Халима Искандарова родилась в 49-м году в селе Красный Ключ Нуримановского района. В то время детей не прививали. Иммунитет у девочки изначально был слабый. В 8 месяцев у нее умерла сестра-близнец, по какой причине – никто не знает.

– Когда мне было 13 месяцев, и я уже бегала вовсю, пошла эпидемия вируса полиомиелита, – вспоминает она. – Скосило многих, но не всех. Вместе с двоюродной сестрой мы лежали в одной люльке – я заболела, а она нет. Говорят, это зависит от иммунитета.

То, что она никогда не будет ходить, Халима знала с детства. До 5-6 класса мама носила ее на руках в школу, а потом, когда было уже тяжело, девочка закончила учебу дома.

Полиомиелит оставил последствия – тетрапарез мышц, они просто атрофировались. Костям не за что было держаться, и их скрутило.

Лечить полиомиелит в деревне было проблематично и, после окончания школы, Халима с мамой и братом втроем перебрались в город. Мама сначала устроилась дворником, чтобы получить хотя бы однокомнатную квартиру. Жить там пришлось впятером: бабушка, брат мамы – фронтовик, сама Халима и ее брат. В 84-м году им дали двухкомнатную квартиру в Сипайлово – пусть первый этаж, они и этому были рады.

Халима устроилась работать в Башкирский производственный комбинат, шила рукавицы на дому целых 15 лет, потом работала диспетчером на дому. Общий стаж у женщины – 29 лет. Зарплату получала 104 рубля. С этой зарплаты ей и начислили пенсию.

– Моя мама была героиней, заменила мне целый мир. Делала она для меня все возможное и невозможное. Сейчас вот есть практика, что некоторые матери отказываются от прививок. Дуры они. Моя мама ни за что бы не отказалась, будь в наше время прививка.

DSCF7137.jpg

– Посмотрите на ногу – у меня там усохли мышцы, одна нога держится только на железных подставках. Вторая нога, хоть вся кривая и косая, опорная, – говорит Халима Султановна.


На что уходит пенсия?

Пенсия Халимы Искандаровой вместе с надбавкой за инвалидность неплохая – 18 тысяч рублей. Но ее все равно не хватает, часто приходится брать в долг у соседей.

Сама пенсионерка делать ничего уже не может: ежедневно к ней приходит соцработник, чтобы приготовить поесть, сходить в магазин, в аптеку, оплатить квартплату, убраться в доме и т.д. Обходятся бабушке эти услуги в 3 тысячи рублей в месяц.

В субботу-воскресенье соцработник не работает. Поэтому еще 2 тысячи нужно отдать соседке сверху, которая спускается каждые выходные, чтобы разогреть еду, поставить чайник, накормить бабушку.

DSCF7143.jpg

5 тысяч из пенсии уходит за коммуналку. Почти 6 тысяч – на лекарства. Остается 2 тысячи на еду, но еще нужно оплатить 165 рублей за телевизор, 175 рублей – за интернет, 300 рублей на мобильную связь. Еще некоторая сумма уходит на бытовую химию, примерно 200 рублей в месяц, когда больше, когда меньше. Еще бабушка пользуется влажными салфетками, потому что все время задевает колеса инвалидной коляски. Это еще 200 рублей из ее пенсионного бюджета.

DSCF7120.jpg

Покупает соцработник бабушке только хороший чай, она любит «Ахмад», еще и заварку обновляет каждый раз. Халима Султановна в этом довольно капризна – признается, что не готова отказать себе в этом удовольствии и сэкономить на чае. Пачка 200-граммового чая стоит около 150 рублей. В месяц нужно хотя бы 6 пачек. Это около 900-1000 рублей в месяц. Очень-очень дорого.

Зато получается сэкономить на одежде, потому что на улицу Халима не выходит. Покупает только гольфы и трико. Это редкие траты.

На хлеб уходит немного, 300 рублей в месяц. Столько же на крупы и на мясо, хотя бы килограмм. Раз в неделю соцработник покупает сливочное масло за 95 рублей. Молоко обходится в 68 рублей, покупается оно раз в 3-4 дня.

DSCF7135.jpg

Сколько уходит на овощи, бабушка не помнит. Знает точно, что не может позволить себе фрукты. Ни о каких десертах речи вообще не может быть.

Халима Султановна признается, что денег ей не хватает. Если 22-го числа она получила пенсию, то сегодня у нее только 3,5 тысячи рублей, жить на них надо еще 17 дней.

– Я вся в долгах, признается Халима, – Раньше мне хватало пенсии на все, а сейчас уже нет. Пенсию не прибавляли давно, а цены растут. Я считаю дни, чтобы сэкономить. Не знаю, дотяну ли. Я никогда не любила брать в долг. Но сейчас понимаю, что ну никак не получается. Приходится просить соседей, слава богу, они не отказываются.


«По ночам я думаю о том, что не сбылись мечты»

Когда ушла мама, для Халимы исчез целый мир. В первое время женщина засыпала только с феназепамом. Прошло 10 лет, она так и не смогла свыкнуться с мыслью, что мамы больше нет.

Сейчас добавились ночные боли. Болят ноги, приходится колоть димедрол. Врач говорит, это туннельный синдром. А от бессонницы уже и феназепам не помогает. Наверно продали «пустышку» в аптеке.

Родственники не очень балуют вниманием бабушку, но та не жалуется. Говорит, сейчас жизнь такая, времени ни у кого нет, тем более на нее, «кому нужна калека». Племянники тоже не заходят. Они, конечно, все заняты, у них дела, учеба, ЕГЭ – это сложно.

– Я понимаю, что брату физически некогда, он в 3 часа ночи встает и выходит в рейс. Он – водитель. Возвращается поздно вечером. В редкие выходные бывает у меня... нет, меня никто не обижает. Просто они сами по себе, а я сама по себе.

DSCF7146.jpg

Скоро Новый год. Халима Султановна говорит, что встретит его с артистами. В квартире будет также пусто и неуютно. Здесь никогда не будет привычной бабушкам кошки, на подоконниках никогда не будет живых цветов. Балкон так и останется незастеклённым, неудобным, туда все также будут лететь окурки от соседей. На полках будет пылиться фотоальбом, где фотографии не ее жизни, племянников и брата. Бабушка, конечно, признает, что хотела бы немного внимания от родственников.

– Племянницу прошу: «Алиночка! Ты хоть звони иногда». Но понимаю, некогда ей.

Когда-то у Халимы Султановной была мечта – повесить у себя в квартире картину, настоящую, живую, такие, как в галерее бывают. Но сейчас это кажется ей лишь смешной глупостью. Остались мысли, которые не дают уснуть перед сном: «Как буду доживать, с кем, где. Хотелось бы в своём доме, а не в казенном».


ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты




Карточки






---

Опрос

В Уфе к Новому году на городских площадях устанавливают живые новогодние ели, в то время, как в прошлые годы устанавливали ели искусственные. Вы за живую ель или искусственную?

Пройти опрос

Происшествия



Сексуальная пятница