Общество


Максим Забелин: «Наша цель – сделать здравоохранение Башкирии лучшим в России»

15:30 08 Ноября 2019 | Загрузка
Автор: Марина КАРИМОВА
Все материалы автора

Что ожидает систему здравоохранения в ближайшее время и в каком состоянии медицина Башкирии – в большом интервью с Максимом Забелиным на ProUfu.ru.

Максим Забелин: «Наша цель – сделать здравоохранение Башкирии лучшим в России»

Мы говорим о самых острых проблемах в медицине Башкирии: кумовстве, коррупции и кадровых перестановках.

– Недавно произошли крупные перестановки в главных больницах Уфы. В 13-й, 21-й, РКБ им. Куватова произошла рокировка главврачей. В чем логика такого решения?

– У нас идет плановая ротация главврачей. У кого-то заканчивается контракт, т.е. срок полномочий, а у кого-то имеется собственное желание поменять место работы. Здесь отчасти совпало, что Гульнара Мустафина захотела перейти на другое место работы. С учетом ее опыта ей предложили возглавить одно из крупных поликлинических учреждений. По поводу Рината Нагаева, с учетом его опыта именно как организатора здравоохранения, плюс ко всему он возглавляет соответствующую кафедру БГМУ, а также с учетом того, что было большое количество негативных публикаций в отношении 21-й больницы, – было предложено ему навести там порядок.

– На какое время примерно?

– У нас стандартная процедура – 6 месяцев испытательный срок. Потом будет рассматриваться продление контракта на один-два или три года.

– Как вы относитесь к тому, что пациенты придумывают больницам свои названия – «фабрика смерти» (21-я больница), «филиал морга» (Демская)?

– Это высказывания пациентов, которые оказались чем-либо недовольны, которые не получили ответы на свои вопросы. У нас идет работа по прямым обращениям граждан в системе «Инцидент», где происходит объективный анализ поступивших заявлений. Мы стараемся в максимально сжатые сроки предоставить пациентам ту информацию, которую они запрашивают. Как правило, вопросы связаны либо с компетенцией врачей, либо с доступностью оказания медицинской помощи, с ее качеством, либо же это нехватка того или иного оборудования. Процесс с обращениями у нас постоянный, в неделю приходит по 20–30 и больше сообщений. Бывает всплеск обращений. Например, перед Госсоветом. Тогда общественность на федеральном уровне активно интересовалась проблемами региона.

_MG_7255.jpg

– Кстати, о Госсовете. Голикова назвала провальной оптимизацию в регионах. Ваше мнение по этому вопросу.

– За всю Российскую Федерацию я говорить не могу. Что касается тех мероприятий, которые проходили в республике Башкортостан, они имеют определенную эффективность. Мы же пошли на аналогичный шаг, который приведет к укрупнению юридических лиц, без нарушения качества оказания медицинской помощи непосредственно для пациентов. Ну и плюс для самих наших сотрудников в первую очередь в том, что это подведет уровень зарплат маленьких медучреждений к уровню крупных, тех же стационаров, где больший объем финансирования.

– Разве в той же 21-й больнице хорошая зарплата?

– Да, хорошая, в среднем.

– Например, зарплата главврача больше ста тысяч, а зарплата терапевта какого-нибудь в районе 30-ти тысяч. Это разве, по-вашему, большая зарплата?

– Разница между зарплатой главврача и врача терапевта, конечно, будет и она оправдана. Потому что функции, которые выполняет терапевт, а он работает, скажем, смену и отвечает за определенный объем работ, и главного врача, который отвечает в целом за учреждение, несет финансовую, экономическую ответственность, разные. У нас же есть разница между уровнем зарплаты, например, коммерческого директора и обычного работника. Здесь такая же аналогия. Но есть у нас и ограничения, – например, некоторые коллеги, которые, пользуясь служебным положением, пытаются сделать себе зарплату выше, – такое пресекается. У нас больше чем трехкратное увеличение от средней заработной платы по медучреждению руководитель и его заместители не имеют права себе назначить. И поэтому говорить о том, что у нас главные врачи имеют космический уровень зарплат, тоже нельзя, потому что это неправда.

_MG_7216.jpg

– С начала года несколько главврачей уволены, можно сказать, без объяснения причин. Приказом, по пункту «Утрата доверия». Тот же случай с главврачом 50-й поликлиники – Галиуллиным?

– Причины увольнения я называть не могу – это служебная информация. Не для распространения.

– В медицинском сообществе говорят о том, что вы освобождаете место для своих ставленников. Что вы на это скажете?

– Ну, во-первых, я ни для кого место не освобождаю. У нас есть четкие критерии принятия того или иного кадрового решения. У каждого руководителя есть эффективный контракт, где прописаны те или иные показатели эффективности, так называемые KPI, которые руководитель должен достигнуть. Говорить о каких-то своих ставленниках, я считаю, неуместно. Я в регионе живу и работаю чуть меньше года, поэтому говорить о том, что я лоббирую чьи-то интересы, нет ни основания, ни повода.

– Скучаете ли вы по своей семье? Расскажите о родных.

– Моя семья приехала сюда вместе со мной. У меня есть жена, двое детей – они ученики школы 11-го и 9-го класса. Уже взрослые, самостоятельные люди.

– Вы приехали в наш регион ради чего: опыта или вы получаете здесь большую зарплату?

– Я лишь один из членов правительства, которое работает как единое целое, выполняет свои полномочия, указания, которые ставит перед нами Радий Фаритович Хабиров. Если говорить о том, почему я приехал сюда, то это действительно предложение главы республики. Решение это очень обдуманное. Возможно кому-то может показаться, что человек приехал самоутвердиться. Но это не так. До этого я тоже занимал достаточно ответственные должности. Та программа, которую хочет реализовать Радий Фаритович, она меня заинтересовала и полностью совпадает с моим видением. Что мне импонирует еще, что ни в одном регионе нет такого пристального внимания, такой поддержки здравоохранения, которое оказывает Радий Фаритович. Это и ежедневная аналитика той информации, которую мы ему предоставляем, и полное погружение в отрасль, и еженедельные совещания, посвященные той или иной проблеме, и помощь в плане дополнительного финансирования, которое необходимо нам, которое уже реализовывается, в том числе в части укрепления материально-технической базы, большей возможности в обеспечении лекарственными препаратами льготных категорий наших граждан.

– То есть?

– Есть вопросы, которые Радий Фаритович держит на своем личном контроле: льготное лекарственное обеспечение, кадровая политика, улучшение материально-технической базы, создание оптимальных условий для улучшения доступности медицинской помощи для населения. Это ежедневно мониторируется им же, то есть мы ежедневно отчитываемся перед ним. Действительно, как вы заметили, мы работаем с утра и до позднего вечера. Порой нам не хватает времени, чтобы сделать быстро, вовремя, эффективно, чтобы здравоохранение в республике Башкортостан  стало самым лучшим в Российской Федерации. Это наша общая цель, это цель Радия Фаритовича, нашей команды, нашего правительства.

_MG_7200.jpg

– В башкирской медицине есть клановость (павловские, гульшатхамитовские). Например, какие-то люди не дают уволить того или иного главврача, приходят и говорят: «Это наш человек». Как вы с этим боретесь? Или не боретесь? Или клановости нет?

– Я бы не сказал, что клановости нет. Действительно, есть категория таких, скажем, ходоков, пожелателей, которые хотят пролоббировать тот или иной интерес, того или иного сотрудника, либо сферу своих интересов. Но здесь, могу сказать, у нас все абсолютно прозрачно. Мы не опираемся ни на какие пожелания или звонки сверху. К тому же у нас сейчас внедрен механизм предконтрактной проверки. Это значит, что перед принятием решения о продлении контракта проводится комплексная проверка всех показателей эффективного контракта, по которому работает сам руководитель, и учреждение в целом.

– Связанный с этим вопрос по госзакупкам. Если раньше у нас участников торгов было один-два или три, и все они были связаны с кланом так называемых «подставных» директоров новиковых (и далее – Пономаревым), то теперь заметно, что участников в торгах стало больше. Это и питерские фирмы, и московские, «НИК» тот же. Столкнулись ли вы с лоббированием интересов в госзакупках? И как удалось достичь такого количества игроков?

– Много фирм – это, на ваш взгляд, хорошо или плохо?

– Это хорошо, конечно, но…

– Вы сами это подтверждаете, что хорошо. Сейчас мы работаем абсолютно в правовом поле. У нас нет никакого желания связываться ни с так называемой группировкой, ни с группой влияния, или еще какой-то фармацией. Поэтому у нас и расширился ассортимент игроков на площадках. У нас максимально прозрачные технические задания, вследствие чего в торгах может принять участие практически каждый желающий. Это нам позволяет, в первую очередь, добиться правильной конкурентной борьбы, снижения стоимости поставляемой продукции. Только по нацпроекту мы добились экономии в несколько десятков миллионов рублей по нескольким позициям. Если говорить в целом, мы сэкономили более 200 млн рублей, что позволило заново разыграть эти деньги, провести дополнительные конкурсные процедуры, получить дополнительное оборудование, изделия медицинского назначения для реализации тех целей, которые обозначены в майских указах президента.

_MG_7246.jpg

– Если говорить о лекарственном обеспечении, одна из первых ваших реформ связана с ГУП «Башфармация», которую планируют сделать единственным поставщиком для обеспечения республики льготными лекарствами и медицинскими изделиями. Насколько я знаю, ФАС опротестовало это решение. Правда ли, что вы не отказались от этой идеи? Станет ли это решением лекарственной проблемы?

– У вас здесь не совсем правильная информация. Единственным поставщиком Фармация уже давно стала в ряде регионов, в том числе в ПФО. Да, у нас есть такая задача по централизации, и суть здесь в том, чтобы проводить совместные аукционы с нашими подведомственными учреждениями. Это уже показало эффективность в плане повышения конкурентоспособности, получения той или иной услуги, того или иного наименования. Выходят на такие торги, как правило, добросовестные поставщики, которые готовы предложить льготные условия в соответствии со всеми требованиями антимонопольного законодательства. Еще один плюс – экономия до 30%. Как показал опыт работы других регионов, и мнения экспертов, это позволит улучшить качество лекарственного обеспечения льготной категории наших граждан, инвалидов, которые подпадают под действие законодательства.

– Что подразумевает качество лекарственного обеспечения? Это оригинальные препараты?

– Во-первых, это бесперебойность. Во-вторых, обеспечение всем ассортиментом, в котором нуждается пациент. В том числе, если нужны какие-то оригинальные препараты, которые приобретаются по решению врачебной комиссии. Это позволит в кратчайшие сроки проводить закупочные процедуры с целью максимально быстро обеспечить человека тем или иным препаратом. Таким образом и должна обеспечиваться непрерывность лекарственной медицинской помощи.

– Младенческая смертность в Башкирии – и без того самая высокая в ПФО, (6,1 погибших на 1000 живорожденных). В последнее время она еще выросла на 30–40%. То ли у нас она реально выросла, то ли это правдивые цифры всплыли?

– Говоря о статистических показателях, которые характеризуют младенческую смертность, у нас это реальные цифры. Мы работаем без утайки какой-либо информации. Потому что ряд таких примеров, которые возникают в системе здравоохранения, например, ситуация коллег в Калининграде (после скандала с неонатологом зафиксирован рост младенческой смертности), – там пытались нивелировать ту или иную ситуацию, – получила широкую огласку. Подчеркну, что мы работаем в правовом поле и не пытаемся что–то исказить, преподнести в выгодном нам свете. В настоящий момент у нас, по оперативным данным, идет тенденция к снижению этих показателей. По данным Башстата, показатель составляет 6,2. Проведен ряд самостоятельных аудитов, мы запросили помощь федеральных центров – к нам приезжали из НМИЦ им. Кулакова. В республику приезжал главный неонатолог Минздрава России Дмитрий Олегович Иванов, мы приглашали коллег Департамента медицинской помощи детям и родовспоможения из федерального Минздрава. То есть мы имеем четкое понимание объективной ситуации, того, что у нас есть на самом деле, знаем свои болевые точки. Где-то необходимо усилить кадровый состав, где–то улучшить материально-техническую сторону. Но могу заверить, что каждый ребенок у нас на контроле. И это уже дает свои результаты.

– Объединение 4-го роддома и РПЦ специалисты оценивали неверным. Ваше мнение.

– Положительное. Это состоявшаяся история, а объединение коллективов только на пользу им. Эти два медучреждения только усилили друг друга. Единственное, у 4-го роддома слабее материально-техническая сторона вопроса. В планах на ближайшие годы ее улучшение, серьезное обновление парка оборудования, приведение в порядок отделений роддома.  

– Будет ли восстановлена должность зама по родовспоможению?

– Да, уже в ближайшее время. В настоящее время идет конкурсный отбор. Соответствующий документ правительства уже есть.

– Конкурсный?

– У нас должности назначаются не по чьему-то желанию или требованию, а именно по заслугам.

– Как это – по заслугам?

– Есть четкие требования, по которым мы рассматриваем кандидатуры. Сейчас их 8, причем 6 человек – не из республики. Это люди, которые изъявили желание приехать и усилить команду. Так что в ближайшее время мы пройдем все конкурсные процедуры, и должность будет восстановлена.

– В ГКУ Техобеспечение (отдел Минздрава, отвечающий за торги) уже все руководители – не из Башкирии. Хотелось бы узнать их мотивы – приехать и…

– До этого вы задавали вопрос: почему мы достигли большого количества участников рынка? Вот поэтому и достигли. Это связано с тем, что люди, никак не связанные с республикой, приехали и честно выполняют свою работу. Они не лоббируют ничьи интересы, они отстаивают интересы государства. Интересы республики, правительства РБ. Это люди, которые никак не связаны с республикой, поэтому одним из решений было на данные позиции пригласить коллег из других регионов, которые приедут и будут честно работать.

– В том числе это борьба с кумовством?

– Конечно. Результаты вы видите, у нас снижение как в ценовом эквиваленте, увеличение ассортимента участия в госзакупках. В результате этого мы получаем качественный товар за меньшие деньги в большем объёме.

– Служба скорой помощи в последнее время является поставщиком плохих новостей. Переработки фельдшеров, забастовки, вывод за штат водителей. Как вы оцениваете работу скорой в республике и что планируется сделать, чтобы наладить ситуацию с кадрами? Тем более что все доходит до абсурда – например, водители выплачивают штраф за скорость из своего кошелька…

– Дисциплина касается всех. Если водитель скорой помощи нарушает ПДД и это не связано со спасением жизни пациента, то, здесь, извините, нет скидок. Водитель должен соблюдать скоростной режим. Он отвечает не только за свою жизнь, но и за жизнь своих коллег, которых он везет. Другое дело, если он едет с включёнными спецсигналами и ему действительно необходимо оказать медицинскую помощь и в сжатые сроки довезти пациента до лечебного учреждения. Здесь штрафы исключены, тем более из своего кошелька. Урегулирование этих вопросов – забота главного врача.

В целом по работе скорой по указанию Радия Хабирова разработана программа дополнительного стимулирования работы скорой помощи. Сделаю анонс и предоставлю небольшую служебную информацию. У нас планируется введение мер стимулирующего характера для этой категории медицинских работников. Врачи у нас будут получать от 7 до 10 тысяч, фельдшеры – порядка 5–7 тысяч в месяц, водители – до 3 тысяч рублей. Ежемесячно. Отдельно готовится программа «Башкирский фельдшер», которая предусматривает получение определенного статуса: после подтверждения квалификационных требований  фельдшер сможет получать ежемесячно стимулирующие надбавки – от 5 тыс. рублей, в зависимости от выполняемых работ. Это позволит дополнительно привлечь в отрасль кадры. Отмечу, что все это делается по решению Радия Фаритовича и под его личным контролем.

_MG_7232.jpg

– Аутсорсинг скорой – будет ли он продолжен?

– Мы не планируем увеличение объемов данной услуги. После того, как мы закроем вопросы материально–технического оснащения – устраним полностью дефицит автопарка скорой – мы откажемся от этой услуги.

– Строительство хосписа на каком этапе? Выдерживаются ли сроки?

– Пока идут проектно–изыскательные работы, есть рабочая группа, у нас готово техническое задание. Параллельно с разработкой проекта ведется выделение земельного участка.

– Хоспис будет возле ТЦ «Мега»?

– Окончательно на этот вопрос я пока не готов ответить. Но рассматривается в том числе и эта площадка. В любом случае у нас получится очень хороший проект, думаю, один из самых лучших в стране. Там будет и детское и взрослое отделение, готово даже рабочее название – хоспис «Вера». Обсуждается проект совместно с Анной Константиновной (Нютой) Федермессер.

– В 3-м роддоме Уфы обсуждалась концессия с турками. Отказались ли от этой идеи?

– Нет, от этой идеи не отказались. Есть рабочая группа, которую возглавляют представители Корпорации развития. Минздрав привлекается как орган исполнительной власти, отвечающий за сферу здравоохранения. Сейчас проект проходит экспертизу. После того, как будет определена полная стоимость, проект будет окончательно согласован. Я думаю, в начале следующего года будет подписание самого соглашения.

– Это будет отличаться от Салаватского роддома?

– Конечно. В Салаватском роддоме концессионер взял в эксплуатацию уже готовый роддом и планировал перестройку в процессе эксплуатации, а здесь сначала будет строительство, а уже потом эксплуатация.

– Старое здание 3-го роддома перейдет под администрацию? Так предполагалось по проекту.

– Не только. По проекту есть нюансы, пока мы ждем заключение экспертизы.

– Мне кажется, это довольно амбициозный проект.

– Да, в том числе и потому, что в нем предусмотрен специальный блок для беременных, которые могут быть подвержены риску той или иной инфекции. Это делается для их безопасности и безопасности персонала, который с ними общается и проводит те или иные медицинские манипуляции.

– То есть концессия-ГЧП в медицине будет?

– Да, мы не отказываемся от ГЧП. Пока на стадии проработки у нас три проекта. Мы планируем открытие еще одного центра позитронно–эмиссионной томографии (ПЭТ-центра) в Стерлитамаке для жителей южной части республики. Кроме того, с привлечением частных инвестиций будет модернизировано и оснащено самым современным оборудованием радиологическое отделение в Стерлитамаке. Уже согласованы основные условия инвестиционного соглашения по созданию Сосудистого центра в Октябрьском.

– Предприниматель Андрей Носков продвигал идею хосписа на 200 человек возле онкоцентра. Там же были хирургические и другие услуги. Будет ли реализован этот проект?

– Как я уже говорил, республика будет строить хоспис, где будут находиться взрослое и детское отделения.  У нас нет задачи строить отдельно хоспис при онкоцентре. Но у нас есть план развития РКОД на ближайшие годы.  В первую очередь планируется сдать в эксплуатацию новый корпус в первом квартале 2020-го года. Там у нас будут размещены поликлиника и палатный корпус. В дальнейшем мы планируем расширение центра компетенции РКОД. Нам необходим центр по лечению опухолей головы, лицевой области, шеи, ЦНС. Такой проект сейчас обсуждается – в ближайшее время мы будем выходить на ключевые вопросы, связанные с финансированием.

_MG_7190.jpg

– То есть будет построен еще один центр?

– Нет, это будет один из корпусов, в котором будет находиться центр компетенции по опухолям ЦНС, головы, шеи.

– Вы, как онколог, можете сказать: в нашем регионе, по сравнению с другими, выше заболеваемость онкологией, или нет?

– По количеству заболевших республика не отличается от других регионов, все в пределах средних статистических данных. Однако работа онкологической службы в Башкирии оценивалась как «удовлетворительно». Сейчас мы фиксируем успехи за счет реализации нацпроекта и некоторых решений, которые мы применили. Дополнительно мы открыли 4 центра компетенции – это центры амбулаторной онкологической помощи в уфимской 13-й больнице, Нефтекамске, Кумертау, Октябрьском. У нас в Башкирии есть неплохие результаты и по ранней выявляемости рака. Это достигнуто, в том числе и за счет дополнительных мер стимулирования. Единичные субъекты используют такие беспрецедентные меры, на которые мы пошли. Денежные выплаты в 5 тысяч рублей, которые выплачиваются врачам первичного звена за ранее выявление онкологического заболевания – этого нет ни в одном регионе. Причем они не разовые. Если врач выявил несколько случаев заболевания, то он получит денежное вознаграждение за все.  Мы добились снижения смертности от онкологических заболеваний, у нас улучшается ранняя выявляемость. Стала более доступна химиотерапевтическая помощь. Практически нет перебоев в лекарственном обеспечении. Но при всем этом у нас есть направления, которые необходимо еще развивать. В частности, это патоморфологическая служба, отстающая от того уровня, которого хотелось бы достичь. Требуют внимания вопросы, связанные с дооснащением оборудования, повышением компетентности сотрудников.

– То есть то оборудование, которое закупается по нацпроекту, оно не простаивает, специалисты сразу обучаются работать на нем?

– Все оборудование, которое поступает по нацпроекту, практически на следующий день начинает свою работу, включается в борьбу, именно в «борьбу», с онкологическим заболеванием. У нас заканчивается ввод в эксплуатацию третьего линейного ускорителя – два мы уже ввели в эксплуатацию, – то есть у нас обновляется парк радиологической техники. Вы знаете, что у нас в республике успешно работает «ПЭТ-Технолоджи», где жители нашей республики получают высокотехнологичную помощь.

– По квотам.

– Квоты оплачивает республика, то есть пациенты за исследования на ПЭТ, КТ не платят ни копейки.

– Вы были в РСЦ (Республиканский сосудистый центр) в 21-й больнице. Какова там ситуация, простаивает ли оборудование?

– Я бы не сказал, что простаивает. Оборудование там есть, оно современное и будет выполнять свои задачи, которые ставятся перед ним. В ряде стратегических сессий с главврачами мы обсудили вопросы по командообразованию, улучшению работы, реализации актуальных вопросов, связанных в том числе со снижением смертности и эффективности работы уже существующего оборудования. То есть мы свои задачи видим, осознаем и работаем над ними.

– Современное оборудование – это купленное пять лет назад?

– Медицинское оборудование имеет срок эксплуатации минимум 10–15 лет. Ежегодно менять оборудование, мы, к сожалению, не можем себе позволить. В этом и нет необходимости.

– Спасибо большое за открытость и обстоятельные ответы.


Загрузка
ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---

Опрос

После отъезда Айдара Губайдуллина из страны, другим фигурантам дела о массовых беспорядках в Москве могут отказать в изменении меры пресечения на подписку о невыезде. Как вы считаете, правильно ли он поступил?

Пройти опрос

Происшествия



Сексуальная пятница