Прислать новость

Марс Сафаров: «В Сибае горение руды в подземных выработках началось еще в 2008 году»

13:01, 29 Октября 2019

| c47470

Нурия ФАТХУЛЛИНА

На днях исполняется год, как жители Сибая попали в экологическую беду, связанную с отравлением воздушной среды города сернистым газом. Это большой промежуток времени, которого вполне достаточно для того, чтобы разобраться в причинах инцидента, а также ликвидировать его последствия. За разъяснениями газета обратилась к доктору химических наук, профессору, писателю-публицисту Марсу Сафарову. 

Марс Сафаров: «В Сибае горение руды в подземных выработках началось еще в 2008 году»

– Марс Гилязович, что произошло в Сибае?

Осенью прошлого года жители Сибая стали ощущать резкий и неприятный запах сернистого газа, напоминающий запах горелой спички. Этот газ влияет, в первую очередь, на органы дыхания и проявляет себя, вызывая кашель, насморк, першение в горле, хрипоту. При продолжающемся отравлении наблюдается: глотание с болью, удушье, рвота, нарушение речи, иногда начинается острый отек гортани и легких. Особенность сибайского казуса в том, что воздействие газа на горожан не однократное, а почти постоянное в течение года. Это создает у людей ощущение безысходности и отчаяния.

– Откуда в Сибае сернистый газ?

– Сибай – это моногород, город горняков, занятых добычей медно-цинковой руды открытым (карьер) и подземным (шахта) способом. К сожалению, медь в природе представлена в виде соединения с серой. Таков и медный колчедан, добываемый в Сибае. Интересно, что меди в руде около 2%, а серы – десятки процентов. Сера и его соединения горючи. Их особенность в том, что при контакте с воздухом (кислородом) они не горят открытым пламенем, а тлеют как торф под землей. Конкретно к сибайскому случаю имеется заключение лаборатории по борьбе с эндогенными рудничными пожарами института «Унипромедь», согласно которому «руды Сибайского месторождения по химической активности относятся ко второму классу склонных к окислению и самовозгоранию». По обязательным для исполнения инструкциям, для предотвращения пожаров подземную добычу медной руды в Сибае следовало вести: либо с заполнением пустот (камер), образовавшихся после выемки руды, так называемыми твердеющими закладочными смесями, либо их профилактическим заиливанием.

_MG_6015.jpg

– Это ведь, наверное, очень накладно. Не было ли попыток отказаться от этих обременительных технологических процедур?

– Вопрос не в бровь, а в глаз. В проекте «Доработки Сибайского месторождения подземным способом, разработанном ОАО «Унипромедь» в 2008 году отмечается, что с целью «снижения себестоимости добычи руды и повышения рентабельности работы рудника…» авторы проекта пришли к выводу о возможности отработки Ново-Сибайской залежи и без закладки, и без профилактического заиливания. Уважаемый читатель, вот где заложена первопричина сибайского рудничного пожара, сибайской трагедии! 

Надо же, никому раньше не приходило в голову, что подобным образом можно повысить эффективность добычи медной руды, т. е. получить сверхприбыль! Тут дело не в догадливости: именно в те годы произошла смена собственника рудника. СФ УГОК перешел в собственность господам Искандеру Махмудову и Андрею Козицыну, которые действуют в точном соответствии с К. Марксом: капитал «при 100% прибыли попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». Так что горение руды в Сибае – это явление вполне рукотворное!

– Почему горение руды и выделение сернистого газа продолжается так долго? Почему пожар не потушили сразу при обнаружении?

– По мнению экспертов Совета по правам человека при Президенте России, горение руды в подземных выработках началось еще в 2008 году с момента добычи и без закладки, и без заиливания. Вначале очаг возгорания был, видимо, невелик и контролировался. Теперь же площадь горения сильно возросла, и пожар стал неконтролируемым. Даже неспециалисту понятно, что затушить горение и выделение сернистого газа можно только одним приемом – прекратив поступление кислорода к горящей руде, залив шахту водой. Это означает прекращение добычи руды временно или навсегда. 

Хозяева шахты на это никогда не пойдут, такой вариант для них – сплошные убытки. Поэтому весь 2019 год пошел на то, чтобы и добычу руды сохранить, и пожар потушить. Надо было сделать так, чтобы вода при затоплении изолировала локально очаги горения, но не повлияла на добычу руды. Хотя над поиском решения работали специалисты компании, знающие свое дело, и четыре (!) научно-исследовательских института РФ, решение едва ли найдено. В начале лета было запрошено еще 140 дней на тушение тления руды. Каковы результаты – я не знаю.

_MG_5951.jpg

– Судя по имеющимся сведениям, ситуация в Сибае с сернистым газом в летние месяцы как будто нормализовалась – превышения ПДК не было. Может быть проблема решена?

– Вашими устами бы мед пить! Я бы очень хотел, чтобы трудолюбивые и глубоко симпатичные мне жители Сибая зажили, наконец, нормальной человеческой жизнью, дышали чистым воздухом и пили качественную воду. Однако боюсь, не является ли нынешнее экологическое благополучие игрой погодно-климатических капризов?

– Как вы оцениваете взаимодействие руководства компании с общественностью в ходе экологического кризиса в Сибае?

 – Если коротко, то, как неприемлемое. Столько лжи и вранья вокруг этого события! Эти дешевые спектакли с вентиляторами, с круглосуточно включенными видеомониторами по бортам карьера, пытающимся засыпать карьер объемом в 600 млн. кубометров самосвалами, жалкие попытки затопить карьер с помощью тонкой струи воды по трубе, попытки избавить население от сернистого газа с помощью марлевых повязок, выдаваемых по паспорту (!) и многое другое. Все это низкосортная бутафория для самодеятельного театра.

_MG_6094.jpg

Примером большой лжи является случай с карьером. СФ УГОК делает возможное и невозможное, чтобы откреститься от него. Это делается с очевидной целью отвести от себя всякую ответственность за отравление Сибая. Понятна плоская логика руководства СФ УГОК и их хозяев: если карьер им не принадлежит и давно заброшен, то они не обязаны его культивировать, за пожар и последствия от него в чужом карьере они не отвечают и т. д. Интересно, если карьер не участвует в процессе добычи медной руды подземным способом, то зачем горняки за большие деньги арендуют его у города? И еще, никто не отрицает, что город отравляют выделения сернистого газа из карьера, хотя сам карьер не горит. Значит, сернистый газ «привозной», он из подземных выработок, где и тлеет серосодержащая руда. Ясно, что карьер и шахта представляют единую систему подземной добычи, в которой карьер исполняет роль печной трубы. Горит в «печке» (штольня), сернистый газ выходит в «трубу» (карьер).

Пока в соответствии с ст.8.2 КоАП РФ за загрязнение воздуха граждане Искандер Махмудов и Андрей Козицын могут штрафоваться только на сто тысяч рублей, пожар в Сибае будет продолжаться.




ПОДЕЛИТЬСЯ