Прислать новость

БЕЗ ЦЕНЗУРЫ. Куштау: сода с голландским привкусом – разговор с Рафиком Дусалиевым

12:15, 26 Октября 2019

| c17926

Азамат САИТОВ

На опубликованную уфимским адвокатом Рафиком Дусалиевым статью в социальных сетях обратили внимание многие. Особенно те, кто не равнодушен к судьбе башкирских шихан. Главная интрига в публикации – на гору-шихан Куштау претендуют не столько пресловутые производители кальцинированной соды, сколько их бизнес-партнеры из голландской фирмы, специализирующейся на производстве цемента и гипса.

С автором статьи беседует автор и ведущий проекта «Глаза в глаза» Азамат Саитов. 


БЕЗ ЦЕНЗУРЫ. Куштау: сода с голландским привкусом – разговор с Рафиком Дусалиевым

- В интересное время все же мы живем. Можно, к примеру, взять и написать письмо звезде Голливуда, и все благополучно, да разом разрешится. Как к примеру, у нашего осеми обожаемого во времена СССР киноартиста Савелия Крамарова. Отправил письмо тогдашнему президенту США Рональду Рейгану, и стал гражданином Америки. Только не помогло ему, как выяснилось позже, бегство от всенародной любви к творческому забвению на чужбине…

Я о чем? Надумали на днях наши защитники башкирских шихан, а именно горы Куштау, обратиться к самому Леонардо ДиКаприо. Однако, чужеземец от наших бед отмахнулся. Вывод: надо биться за свои природные достояния самим. Как, например, это делает уже более десяти лет мой сегодняшний собеседник - уфимский адвокат Рафик Дусалиев, опубликовавший на этой неделе пост в социальных сетях под заголовком: «Лучше гор могут быть только деньги». Пост, который заметили, кстати, многие.

Это авторская программа  «Глаза в глаза», выходящая на портале Proufu.ru. Я -Азамат Саитов, здравствуйте. Приветствую и вас, Рафик Садыкович!

фото4.png

Ваша статья начинается так. Процитирую для тех, кто еще ее не читал: «В начале декабря 2018 года, тогда еще врио главы республики Радий Хабиров, заявил, что власти передают гору Куштау для решения сырьевой проблемы Башкирской содовой компании. После этого заявления, - пишете далее вы, - общественники начали критиковать Хабирова за то, что он отдал БСК один из шиханов». И завершаете абзац таким вопросом: так ли это?

Вопрос уже к вам: а что, не так?

- Я считаю, не совсем так. Начнем с того, что если есть федеральное законодательство, Лесной и Водный кодексы, есть Конституция РФ, то по всем этим нормативным документам леса на горе Куштау и река Белая, что течет рядом – все это находится в государственной собственности России. А поскольку это так, решение о их судьбе принимает соответствующий федеральный орган государственной власти. Потому напрямую обвинять республиканские власти в том, что они передали кому-то и что-то нельзя. Правда, на сегодняшний день окончательно передача Куштау под месторождение до конца еще пока не оформлено. Идет процесс реализации дорожной карты, разработанной в 2018 году Башкирской содовой компанией, утверждённой федеральными министерствами и ведомствами. Поскольку гора Куштау не имеет охранного статуса природного объекта, как два других шихана - Торатау и Юрактау, ее последующая судьба регулируется федеральным законодательством: Водным и Лесным кодексом, законом о недрах и т.д.

- Иными словами, есть надежда, что и у Куштау тоже имеется некая охранная грамота? И между официально признанными природными объектами Торатау, Юрактау и между Куштау можно поставить знак равенства по защищенности?

- Знак равенства я бы не поставил, но в любом случае законодательство такие объекты, как Куштау, тоже защищает, охраняет…

- Вы пишете в своей статье, что дорожную карту по разработке Куштау продумала в свое время Башкирская содовая компания, а получателем лицензии на разработку шихана от Роснедра стало почему-то ООО «Сырьевая компания» - стерлитамакский филиал голландской фирмы «HeidelbergCement», бизнес-партнер «Соды». Мы все считали, что к Куштау тянет свои загребущие руки БСК, а тут - иная компания. Это тактическая хитрость, потому как для нашего народа одно название «БСК» уже вызывает негативные ассоциации? Или это разные выгодоприобретатели?

- В «Сырьевой компании» два игрока: первый - сам «HeidelbergCement» и второй – БСК, который так же является учредителем данного предприятия. Но главным, по той переписке, с которой мне удалось ознакомиться, и основным потребителем сырья для производства цемента с Куштау является на сегодняшний день голландская сторона.

- БСК, получается, здесь ни при чем?

- Башкирская содовая компания также планирует использовать сырье с шихана, но основным интересантом, по имеющимся у меня документам, является именно «HeidelbergCement».

фото1.png

- Они равные партнеры? Это звенья одной цепи? Из одного кошелька они обогащаются?

- Это разные структуры. Я бы сказал, что они - бизнес-партнеры. У БСК лоббисты и возможности совершенно другие, чем у голландского предприятия, с учетом того, какие московские люди входят в его совет директоров. Поэтому БСК на основании того, что, мол, сода - стратегическое сырье и с учетом своих возможностей в федеральных органах власти, попросту лоббировала получение голландцами лицензии на разработку шихана Куштау.  

- Вы, адвокаты, как и врачи, имеете удивительную способность говорить о простых вещах чересчур мудреным языком. Я пару-тройку раз перечитал вашу публикацию в соцсетях, пока до меня не дошла суть: разрешение от восьмого августа этого года, выданная департаментом по недропользованию Приволжского федерального округа или «Приволжскнедра» сокращенно на разработку горы Куштау вплоть до 2039 года — по сути документ незаконный. Это так?

- Вы правильно поняли. На горе Куштау расположены лесные массивы, на которые распространяется действие, прежде всего, Лесного кодекса и других нормативных актов. То есть, определяются их категории. Леса Урнякского и Макаровского лесничества, которые находятся на Куштау, по категории относятся к защитным. В советское время, по старому Лесному кодексу, их относили к этой первой категории, которые нельзя было вырубать. Допускалась лишь санитарная рубка поврежденных или погибших деревьев, там до сих пор запрещается заниматься каким-либо производством. Разрешается только пчеловодство, сенокошение, даже сельскохозяйственный профиль работ вести в силу закона там нельзя. Потому как защитные леса оберегают населенные пункты от неблагоприятных воздействий окружающей среды.  

- Есть еще категория эксплуатационных лесов…

- Именно так пытаются обойти закон разработчики дорожной карты по промышленному освоению шихана Куштау из Башкирской содовой компании. В союзники привлекли нескольких чиновников из федеральных министерств, наших республиканских ведомств. С помощью их БСК пытается перевести леса в эксплуатационные, которые могут быть использованы в дальнейшем для получения деловой древесины.

- И можно будет лес пускать «под топор», после чего уже браться за разработку горы?

- Нет, не получится у них и это! Да, эксплуатационные леса можно спиливать, сплошная рубка разрешается. Но даже массив из такой древесины нельзя уничтожать полностью, после рубки его необходимо восстанавливать.

- Как юрист, объясните логику «Приволжскнедра»: солидная федеральная структура, именующаяся департаментом по недропользованию ПФО, и «не дружит» с Лесным кодексом? Как такое может быть?

- Да все они прекрасно понимают! Тем более, что в 2016 году «Сырьевая компания» выступила заказчиком экспертизы: возможна ли промышленная разработка Куштау? Специалисты нашего регионального управления федерального Агентства лесного хозяйства тогда еще дали отрицательное заключение: гору разрабатывать нельзя, поскольку свыше 80 процентов лесного массива на нем относятся к категории защитных, потому там запрещается любая хозяйственная деятельность.

- Но тем не менее…

- Тем не менее, «Приволжскнедра» лицензию выдало.

- Чем вы это объясняете? Почему пошли на это?

- Мне кажется, что все объясняется только одним: в Москве было принято политическое решение, что Куштау надо отдавать разработчикам.  

- Даже нарушая при этом закон?

- Да, нарушая при этом закон, в частности - Лесной и Водный кодексы РФ.

- Понятно, нарушен Лесной кодекс. А как дела обстоят с соблюдением Водного кодекса? Какие там требования?

- Так как гору Куштау огибает река Белая, согласно Водного кодекса РФ в 200-метровой береговой полосе должна быть водо-охранная зона, в которой запрещена любая производственная деятельность. И зона эта переходит на саму гору, поскольку это - единый объект.  Иными словами, коль часть горы попадает под водо-охранную зону – под нее подпадает автоматически весь объект. Мало того, у данного земельного участка с горой есть еще свои запретные лесные полосы - территория защиты увеличивается до одного километра от берега.

- Мы имеем на сегодняшний день два фактора. Первый - гора Куштау защищена Лесным кодексом, потому что там не эксплуатационный лес, который, кстати, нельзя полностью вырубать, а, более ценный – защитный, с санитарными свойствами. Второй фактор - накладывают свою защиту на Куштау, как на единый объект, положения Водного кодекса России.  Какой такой стратегии сегодня придерживаются интересанты – «Сырьевая компания» и «Сода»: они что, как братья-разбойники, пытаются обойти юридические препоны? И удастся ли им это?

- Я рассчитываю, что власти опомнятся…

- Власти в Москве или региональные власти?

- Больше на федеральном уровне. Поскольку леса и недра шихана Куштау находятся в федеральном ведении. Они должны опомниться! Ведь ту же дорожную карту они обязали БСК согласовать с условием безусловного исполнения федерального законодательства. Того же Лесного и Водного кодексов РФ, других подзаконных актов.

фото2.png

- Тогда объясните мне, как юрист: отчего Москва могла разрешить «Приволжскнедрам» выдать промышленникам лицензию, учитывая явное нарушение при этом существующих законов? В Москве чудаки сидят? Или это - цинизм высшего качества?

- Получается, что цинизм высшего качества, абсолютное нарушение всех норм, из которых природоохранное законодательство исходит при выдаче подобных разрешений. В том числе, на промышленную разработку горы Куштау.

- Какие шаги могут предпринять «братья-разбойники» (я их буду называть именно так - и «Сырьевую компанию», и БСК), которые подбираются с двух сторон к природному достоянию - древнему коралловому рифу, шихану, который мы называем поэтически гора Куштау? Что они могут сделать, и что еще будут делать? На чем будет строиться их стратегия?

- Их стратегия уже обозначена - дорожная карта, которую они разработали.  Первый этап: в течение 2019 года должны были определить границы данного месторождения, данного земельного участка, поставить его на кадастровый учет.

- А имеют ли они право уже вести там какие-то буровые работы?

- В принципе, могут. У них с августа этого года уже есть лицензия на разведку и на добычу известняков с месторождения Куштау.

- С нарушением закона?

- С нарушением закона, но на законных основаниях - есть лицензия, по которой государство санкционировало проведение разведки и добычи. Понимаю возможное возмущение людей, но на сегодняшний момент мы должны принимать как факт получение промышленниками разрешения на промышленную разработку шихана Куштау. Это первое обстоятельство. Второе: как быть с населенными пунктами Бельское, Шихан, Урняк Ишимбайского и Стерлитамакского районов?  Для меня это непонятно: что с ними будет? Их либо расселять, либо полностью сносить… Такая опасность существует, поскольку в дорожной карте в первом пункте указано: необходимо определить границы данных населенных пунктов. Значит, они уже намерены изменить либо частично расселять улицами, кварталами, либо их полностью сносить.

- Зачем сносить? Вспомните Сибай: там карьер большой, а на его краю люди живут...

- Возможно. Это более экономичный вариант. Возможно, кстати, и такое.

- У нас в России теперь все возможно.

- Увы, согласен. Сейчас, только общественность может их остановить.

- В эти дни в соцсетях набирает ход флешмоб, запущенный активистами - защитниками башкирских шиханов, конкретно горы Куштау. К кому, в первую очередь, должен быть обращен призыв неравнодушных людей: к региональным или федеральным властям? Или к звездам мирового масштаба, как ДиКаприо?

- Полагаю, что к общественности, к населению, к своему народу. Единственный, кто может сегодня защитить шихан Куштау - народ Башкортостана. Все мы! Власти в таком случае, будут вынуждены прислушаться. Такое, правда, очень редко происходит. Но мы же прекрасно понимаем, что нужное промышленникам решение в Москве уже принято…

- Что вы предлагаете? Общественность обращается к народу, и мы что: возьмем дубины, колья и пойдем защищать гору?

- Есть разные способы защиты. Некоторые заявляют о проведении референдума, как один из вариантов. Конечно, провести его, скорее всего, не дадут, но в любом случае...

- Еще что могут сделать люди, не опираясь на власть?

- Оспаривать в суде решение о выдаче лицензии на промышленную разработку шихана Куштау.

- Как должно делаться такое: каждый в отдельности подает иск в суд или возможна коллективная форма подачи?

- И коллективная форма подачи исков сейчас практикуется. Возможно и отдельный гражданин может обратиться в суд, оспорить решение департамента «Приволжскнедра».

- В суд какой инстанции?

- Лучше, конечно, там, где гражданин проживает. У административного истца есть право выбора: либо он обращается по месту нахождения того, чьи действия оспаривает (в случае с «Приволжскнедра» в суд Нижнего Новгорода), либо, если гражданин – житель, скажем, Ишимбайского района, – в свой, местный.

- Каким временем мы располагаем? Слышал, что разработка или буровзрывные работы на Куштау начнутся не ранее 2024 года.

- План мероприятий по декабрь 2024 года разработан, у них идут подготовительные работы - они будут проводить разведку дальше. Разрабатывать же гору раньше 2025 года они, скорее всего, не будут. Потому, пока есть время, необходимо оспорить незаконную выдачу лицензии на промышленную разработку Куштау.

- А любой юрист средней подготовки может на раз-два оспорить неправомерность этого?

- Думаю, что да. В любом случае судом будет назначена экспертиза, а это – главное. Пока судебных процессов по подобным искам не было, народ узнал о выдаче промышленникам лицензии на разработку горы всего-то недели две-три назад.

- Нарушаются, кстати, права не только тех, кто живет около шихана Куштау, но и жителей Стерлитамака, потому как леса и речная акватория близ горы - легкие большого мегаполиса. Там ведь каких-то два десятка километров…

- Актуально это и для жителей Салавата, Ишимбая. Но, в любом случае, больше всего шансов быть рассмотренными у исков от жителей близлежащих деревень.

фото3.png

- Не такое уж трудное дело, я думаю – подать им всем иски...

- Я так же полагаю, что это - вполне выполнимая задача.

- Вы уже минут двадцать держите в руках лист бумаги. Что за документ? На что вы хотите обратить внимание?

- После моей публикации некоторые общественники начали сомневаться, что интересантом промышленной разработки шихана Куштау является «HeidelbergCement». Мне предоставили копии некоторых официальных обращений от БСК и «Сырьевой компании» к различным властным структурам. Из них все понятно: кому нужна промышленная разработка Куштау. Вот, к примеру, письмо, подписанное гендиректором «Сырьевой компании» Шкурко в адрес различных федеральных органов. В них он откровенно «продавливает» федеральные органы к принятию положительного решения, указывает, что его фирма является голландской компанией и основным потребителем добываемых гипсов. Потому-то я и пришел к выводу, что одним из основных интересантов является головная структура - «HeidelbergCementRus». Основная часть известняков будет использована для нее, второй адрес – Башкирская содовая компания. Хотя его гендиректор Ан Ен Док в вашей авторской программе на «Эхе Москвы» признался лично, что сырье с Куштау для них не подходит. Я полагаю, что их бизнес построен не только на производстве такого важного, по их утверждению, стратегического для страны продукта - соды. Они еще успешно осваивают строительный бизнес…

- Вы хотите сказать, что, добившись лицензии на промышленную разработку шихана Куштау, БСК может «забыть» про производство кальцинированной соды и перейти на производство строительных материалов?

- Они уже в строительном бизнесе давно - крупнейшее по этой части предприятие. Могут и дорожным строительством заняться. Сырье с Куштау может быть использовано где угодно! Это первый момент. И второй момент: из переписки господина Шкурко следует, что вторым акционером «Сырьевой компании» является именно БСК, в адрес деловых партнеров которой и осуществляется поставка строительного гипса.

- То есть, уши «Соды» в этом деле торчат, и достаточно явно.

- Да, конечно.

- Такой еще вопрос: вы свою точку зрения пытались донести до башкирских властей и если «да», то какой был их ответ? Если еще только собираетесь, какую реакцию от главы республики Радия Хабирова и нового башкирского правительства ждете?

- Я им не писал, но посты, которые пишу, они читают. Сигналы мне об этом поступают. Начинают изучать: откуда вся эта информация? И еще. Радий Хабиров, будучи юристом, прекрасно должен осознавать последствия данной ситуации. Конечно, центр принятия решения находится в Нижнем Новгороде, Москве. Но, в любом случае, башкирские власти могут оказать определенное давление. Аргументы есть - нарушение законодательства: Лесного и Водного кодексов РФ, ряда других смежных федеральных законов. Потому рассчитываю, что наши власти смогут написать соответствующее обращение к политическому руководству России, объяснить, к каким нежелательным последствиям может привести дальнейшее развитие ситуации. Верю, потому что пример с Торатау и Юрактау показал, что власти могут и отступить в каких-то особых случаях. Но сегодня надо начинать с обращения к собственному народу, потому что власти уже решение приняли…

- Эх, народ-то у нас инертный…

- Это уже другой вопрос.

- Как недавно признался один из достаточно известных в республике общественных деятелей: зачем, мол, я буду бороться за Куштау? Лучше буду сидеть на кухне и пить чай. Вот так и просидим на кухне за чашкой чая, а выглянем в окно, а там уже ничего радующего глаз и нет…

Спасибо вам большое за то, что вы изложили свою точку зрения, спасибо за страстность, аргументы. Будем думать.



ПОДЕЛИТЬСЯ