Общество


«Это травля»: Врачи из Башкирии рассказывают об уголовном преследовании после смерти пациентов

11:55 17 Октября 2019 | 8148
Автор: Марина КАРИМОВА
Все материалы автора

Откровенные истории и реальные уголовные дела – в материале ProUfu.ru.

«Это травля»: Врачи из Башкирии рассказывают об уголовном преследовании после смерти пациентов

Историю о том, как молодая мама – неонатолог в декрете – 29– летняя Анастасия Журавлева оставляет своего маленького ребенка и идет в суд, чтобы доказать, что она не убивала младенца своей пациентки, рассказали нам в профсоюзе медработников: «Она не виновна. Никто не хотел браться за того ребенка – 7 врачей отказались, все боялись, что он умрет».

В то роковое дежурство в Перинатальный центр привезли привычно много пациенток с осложнениями. Неонатолог Анастасия Журавлева только недавно окончила ординатуру. Наверно, поэтому она смело приняла недоношенного ребенка от 24-летней женщины. Малейшая ошибка, неверно установленный диагноз могли повлечь уголовное преследование.

Ребенок умер через сутки в реанимации. Диагноз, который поставили ему посмертно – легочная гипертензия. Если бы все было сделано вовремя, возможно, ребенка можно было бы спасти, посчитало следствие.

Молодая неонатолог была привлечена к уголовной ответственности по статье «Причинение смерти по неосторожности». Однако районный суд не нашел в ее действиях состава преступления и оправдал ее. Потерпевшие обжаловали решение в Верховном суде. И тут случилось неожиданное – суд направил дело на повторный круг.

22 (372).jpg

Заключение экспертизы показало, что причинно– следственная связь между дефектами оказания медицинской помощи, в которых обвинялась молодая неонатолог, и смертью младенца установлена: врач недооценила состояние ребенка, не осматривала ребенка необходимое количество раз, несвоевременно перевела его в отделение патологии, но в суде одна из экспертов стала противоречить показаниям – и заявила, что нет доказательств, что виновна именно Журавлева.

«Отсутствие своевременной диагностики легочной гипертензии, длительное пребывание ребенка в условиях гипоксии, неправильность проведения лечебных мероприятий, позднее назначение антибиотиков – все это не является доказательством вины именно Журавлевой, ведь ребенок фактически передавался из рук в руки, обвиняемая неонатолог наблюдала его только в дневное время, а ночью следил дежурант, далее ребенок вовсе был в отделении патологии новорожденных», – прозвучали слова.

Эти и другие противоречия послужили причиной того, что дело спустили на дорасследование.

 

«Я устал»

В сельской местности врачи также становятся объектами судебного преследования. Ильдар Гилязов 25 лет проработал в Верхнеяркеевской ЦРБ акушером– гинекологом. 4 года назад в его смену женщина родила ребенка с ДЦП. Молодая мать обвинила в диагнозе врача и написала на него заявление с просьбой привлечь его к ответственности, а также возместить моральный и физический ущерб.

Тогда начались многолетние следственные действия, длящиеся до сих пор. Было проведено несколько экспертиз. Заместитель руководителя Дюртюлинского следственного отдела Ильдар Фатихов сообщил, что дефекты оказания медпомощи в конце концов были установлены, поэтому вскоре дело будет направлено в суд.

– Судебные перспективы у дела есть. Экспертиза установила причинно– следственную связь между ДЦП и дефектами оказания медпомощи со стороны персонала, – рассказал он, не вдаваясь в подробности тайны следствия.

Тем временем в больнице ищут виновного. И, по словам Ильдара, скорее всего им будет он.

– Говорят, что нужно выходить с работы, оставляя все за ее воротами, – рассказывает Ильдар. – Но я, наверно, просто устал. Давно к этому шло: маленькая зарплата, нервы, последний случай тот же…

В ту ночь было особенно тяжело: привезли изнасилованную девочку-подростка, надо было осмотреть ее, просанировать. Параллельно врач наблюдал за сложными беременными и принимал тяжелые роды. Ребенок умер. После этого случая в роддом наведались следователи, начались следственные действия.

Врач написал заявление об увольнении.

 

«Мы влюблены в свою работу»

История Ирины Мильман, заведующей гинекологии 13-й больницы, которая провела операцию стерилизации недееспособной пациентки, в конце 2017 года потрясла всю страну.

Все началось с того, что недееспособную девушку пытался изнасиловать сосед. Опекунша обратилась к врачу с просьбой о стерилизации девушки, чтобы она не могла забеременеть, так как родить здорового ребенка в силу диагноза она все равно бы не смогла.

Однако стерилизация недееспособного человека возможна лишь в двух случаях – по медицинским показаниям или в случае угрозы жизни человека. В остальных случаях необходимо решение суда.

nalozhenie-shvov-na-shejku-matki-pri-beremennosti_1.jpgИрина Мильман допустила ошибку – не взяла письменное согласие. Это стало основанием возбуждения против врача уголовного дела, ей грозило до 5 лет тюрьмы. Мильман пережила травлю, многолетнюю тяжбу в судах и теперь вспоминает об этом времени, как о самых трудных годах своей жизни.

– Я очень сочувствую тем молодым врачам, которым предстоит пройти то, через что прошла я, особенно уголовное преследование, – говорит она. – Никто не застрахован от ошибки. И никто не делает ее умышленно, во вред или назло. Просто у каждого человека индивидуальный организм, под каждого надо подстраиваться, но не всегда получается работать по инструкции. Хотелось бы, чтобы у человека все было как у робота, но это не так. Мы каждый день ходим по острию, каждый день дежурим и в любой момент ситуация может обернуться не в ту сторону. И виноват будет врач, а не администрация. Никто не защищает врачей: ни закон, ни страховая компания, ни медицинское сообщество. Мы, люди постарше, мы влюблены в свою специальность, поэтому никуда не уйдем. А молодым сложнее – сталкиваясь с подобным в начале своего пути, они ломаются и уходят из профессии.

 

Кто защитит врачей?

В России уголовных дел против врачей становится все больше. Если в 2016 году их было 878, в 2017 году завели уже в два раза больше уголовных дел – 1791. В 2018 году еще больше – 2229.

Увеличилось и количество жалоб и обращений, связанных с врачебными ошибками. Два года назад их было около 4,9 тыс., а в 2018-м – 6,6 тыс.

По словам Дамиры Сабирзяновой, президента Национальной медицинской палаты, в настоящее время в России идет не просто давление, идет травля врачей. Сегодня «врач» – очень рискованная профессия. Особенно это касается хирургов, анестезиологов–реаниматологов и акушер–гинекологов.

Сам по себе врач становится профессионалом, отработав с пациентами минимум 5–10 лет, но за то время, пока идет судебная волокита, общество теряет специалиста, считает эксперт.

Медик за это время получает сильное моральное и профессиональное выгорание, он глубоко переживает произошедшую с ними ситуацию, которая к тому же часто становится достоянием общественности.

767_oooo.plus (1).png– Национальная медицинская палата всегда отстаивала идею недопустимости уголовного преследования врачей. С этой целью Палата начала сотрудничество со Следственным комитетом РФ, включившись в рабочую группу по внесению изменений в УК РФ за некачественное оказание медицинской помощи, справедливо полагая, что работа над подобными законопроектами без участия медицинского сообщества может привести к более активному преследованию врачей со стороны следственных органов и ужесточению уголовного преследования. Как отмечает Президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль: «лучше договариваться, чем не договариваться, особенно, что касается таких сложных вопросов как ответственность медицинских работников.
Главным результатом нашей совместной работы со Следственным Комитетом станет такая статья в УК, где будет написано, что за неумышленные осложнения врач не будет сидеть в тюрьме. Это принципиальный вопрос. В своем желании оградить врачей, прежде всего, от тюрьмы – мы всегда будем стоять на стороне врачебного сообщества. Сейчас мы настаиваем на рассмотрении иных форм наказания, кроме материального и тюремного, вплоть до лишения виновного врача права заниматься медицинской деятельностью», – говорит Дамира Сабирзянова.

1789_oooo.plus.pngЮрист, управляющий партнёр судебного агентства «Барристер» Айдар Муллануров уверен, что проблема не в компанейщине против врачей, а в отсутствии независимого следствия и суда. Врачи страдают от этого ровно столько, сколько и представители других профессий. Педагоги, сотрудники полиции, например, подвергаются уголовному преследованию чаще врачей. Неверно искать отдельной справедливости для врачей, нужно добиваться появления в стране независимого суда, уверен эксперт. Это создаст чувство защищённости как у врачей, так и у пациентов.

– Сейчас же обе эти группы чувствуют себя уязвимыми. Помимо отдельных сомнительных, а порой и вопиюще несправедливых фактов уголовного преследования медиков, есть более значимая проблема. Права пациентов очень часто нарушаются врачами и лечебными учреждениями, и чаще всего это остается безнаказанным. Каждый из нас знает, что такое грубость врача, отсутствие внятного диалога, проблемы с госпитализацией, нас не удивляет, когда в стационаре по несколько дней к больному не подходит врач или когда ставится неверный диагноз. Так что врачи гораздо чаще остаются безнаказанными, чем того можно было бы ожидать.

В то же время надо понимать, что врач – живой человек и имеет право на ошибку, как и представитель любой другой профессии. Нужно различать случаи неумышленного заблуждения врача от халатности и недобросовестности, что не всегда делают наши правоохранители. Во всем мире проблема врачебных ошибок решается в первую очередь через систему страхования. Наличие внятных правил страхования персональной ответственности врача и лечебного учреждения, а также разумный подход судов к таким спорам, может перевести большую часть разбирательств из уголовной плоскости в гражданскую.

22 (106).jpg


ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---

Опрос

После отъезда Айдара Губайдуллина из страны, другим фигурантам дела о массовых беспорядках в Москве могут отказать в изменении меры пресечения на подписку о невыезде. Как вы считаете, правильно ли он поступил?

Пройти опрос

Происшествия



Сексуальная пятница