Общество


«Как маме мне хотелось оторвать им головы»: почему и за что дети подвергаются травле в школах Башкирии

12:00 12 Октября 2019 | 6444
Автор: Валерия ПАНАЕВА
Все материалы автора

Травля, или буллинг, в отношении детей – к сожалению, проблема небезызвестная, и появилась она не сегодня. Слово хоть и новое, но проблема давняя. По данным опроса Общественной палаты Башкирии, проведенного весной 2019 года, 60% детей в республике хотя бы раз в жизни сталкивались со школьной травлей. Публикуем откровенные истории из уфимских семей, которые знают о буллинге не понаслышке.

«Как маме мне хотелось оторвать им головы»: почему и за что дети подвергаются травле в школах Башкирии
Фото: tengrinews.kz

Согласно статистике, 20% детей из Башкирии самим пришлось попасть под буллинг или стать жертвой травли в интернете (кибер-буллинг - прим.ред). 35% несовершеннолетних в республике становились свидетелями травли других детей в тех или иных проявлениях. И всего лишь 2% опрошенных признались, что сами выступали агрессорами.

Из 3 219 педагогов 12,7% ответили, что постоянно сталкиваются с ситуацией буллинга, 24,6% – один раз в полугодие, 31,9% – один раз за учебный год, а 30,8% не сталкивались с такой ситуацией ни разу.

«Каждый 10-й родитель говорит о том, что знаком с темой буллинга и что ребенок об этом рассказывал. Но каждый третий ребенок говорит, что лично с этим сталкивался», - заявила уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова о ситуации по стране в целом. 

«Слишком правильный для них»

Анна (имя изменено – прим.ред.) – учитель из самой обычной школы в Уфе. Она преподает в классе у своего 14-летнего сына, который подвергся буллингу со стороны одноклассников. 

«Мой сын терпел травлю шесть лет, с 1-го по 6-й класс.Травля была из-за того, что ребенок не такой, как мальчики, которые его травили, - «слишком правильный», «слишком умный», да еще и сын учителя. Как обычно бывает в классах, собралась компания задир, нашла слабое звено. Один раз моему ребенку даже дали подзатыльник.На нервной почве мой сын располнел, а где полнота, там и издевки. Большим ударом для сына стало предательство «друга» - одноклассника. Тот просто переключился на другого, менее правильного и рассудительного мальчика. Естественно это сопровождалось раскрытием каких-то общих секретов, давлением на больные места моего ребенка. Обращалась к социальному педагогу, результата ноль». 

Уфимка постоянно думала о том, как быть: действовать как мать ребенка, которого обижают, или же как педагог.

«Как маме мне хотелось оторвать им головы. Но как педагог я не имела на это право. У кого-то защитой были старшие братья, у кого-то друзья. Папа жил не с нами, тогда как учитель начальных классов делала вид, что все отлично. А я вести разборки с детьми не могла.


фото: newizv.ru


Обо всем этом мой сын рассказал мне сам. Отказывался ходить на уроки, не давал себя просто перевести в другую школу. В итоге я не перевела. Обдумав и обговорив с сыном всю ситуацию, мы остались в этом же классе – из-за сильного и любимого учителя математики. Через год в наш класс пришли несколько новых учеников, с которыми мой сын нашел общий язык и перестал быть изгоем. Также сын нашел увлечение, которое дает ему уверенность в себе».


«Обзывал мою дочь тварью, чтобы повысить свой авторитет в классе»

Другая история – 35-летняя Людмила (имя изменено – прим.ред.) также работает в школе. Но в классе своей дочери, в отличие от Анны, она уроки не ведет. Уфимка рассказала, что травля ее дочери началась с того, что ее одноклассникам не понравилась родственная связь между учителем и девочкой.

«Мою дочь травили в школе. Это происходило в 5-м классе.

Травили именно потому, что я работаю в той же школе. Травили её одноклассники. Считали, что я заставляю всех учителей ставить моей дочери хорошие оценки или сама ставлю их в журнал. Хотя я никогда не работала в её классе.

Однажды был такой случай - дочь с подругой у нас дома делали уроки вместе. А на следующий день эта же подруга сказала, что моей дочери просто так поставили «пять», что она задание не выполнила. Хотя девочки вместе его делали. Сколько слез и нервных срывов были у моей дочери, такие истерики она дома закатывала. Потому что не понимала, за что так с ней обращаются. Она у меня целыми днями сидела за уроками, всем давала списывать, а дети так с ней поступали. 

Я хотела перевести её в другую школу. Но потом решила, что я смогу помочь своей дочери. И помогла. Беседовала с детьми, объясняла. Собрала этих учеников в отдельную комнату, пригласила педагога - психолога, дочь, классного руководителя. И мы разбирали эту ситуацию вместе. Кстати, оскорбления в сторону моей дочери были тоже очень жестокие. Один мальчик постоянно её обзывал «тварью». Я прямо в лицо у него спросила, почему моя дочь тварь. Мальчик ничего не отвечал, просто стоял и постоянно извинялся. А потом выяснилось, что он обзывал мою дочь, чтобы повысить свой авторитет в классе.


фото: letidor.ru

Кстати, все учителя, у которых их дети учатся в той же школе, сталкивались с такой проблемой рано или поздно. Моя мама учитель. Сестра училась в той же школе, и её травили. Хотя это было много лет тому назад. Я училась в другой и, слава Богу, не столкнулась с такой проблемой. Ну а вот дочери моей не повезло.

Есть уверенность, что мое якобы «участие» в успеваемости дочери обсуждают дома родители этих детей, которые травили мою дочь. Я не думаю, что в 4-5-м классе дети сами бы до этого додумались.Около года мы боролись за принятие моей дочери в классе, и теперь все хорошо. Но я постоянно начеку. И неважно, что я учитель. Никто, кроме меня, мою дочь не защитит. Если это начнётся опять, то я буду обращаться в разные инстанции дальше. При таком поведении детей ставят на учёт. Знаете, дети очень жестоки. И порой даже намного коварнее, чем взрослые. Я это поняла давно. Я порой наблюдаю за детьми и мне страшно становится, откуда у них столько агрессии. Они ведь не только обзываются, а руки и ноги распускают. Раньше такого не было. Были конечно издевки, но без рукоприкладства.

Если какого-то ребёнка не приняли в классе, могут заклевать так, что этот ребёнок от безысходности наделает глупостей. Здесь нужен постоянный контроль и со стороны родителей, и со стороны классного руководителя. Ведь в классе сразу видны изгои».

«Девять лет называли крысой за шапку»

Жительница Уфы Диана (имя изменено – прим.ред.) закончила школу давно, но то, как подверглась травле в классе, запомнила на всю жизнь.

«В школьные годы сломали мне психику во времена перестройки в уфимской гимназии для крутых детей. Меня обзывали крысой за шапку, которую испугался кто-то, когда она упала на пол. Это не суть. Травили меня кличкой целых девять лет. Это делали в основном дети не самодостаточные, которые пытались «прокачать» своё ЧСВ (чувство собственной важности – прим.ред.) и самоутвердиться. Дети из неполных семей. Из них, кстати, ничего хорошего не получилось. Я живу небогато сейчас, но и не так плохо, как они, судя по страницам в соцсетях и тому, что знаю о них лично. 

Через какое-то время я перешла в другую школу, но и там меня травили. Уже другие - тоже моральные уроды, но уже конкретно из неблагополучных семей. Тоже ничего из них не вышло. Но там мне было полегче. Без кличек обошлось, да и вообще за меня конкретно заступились: съездили люди с моего двора, так сказать. Одноклассники сами на «стрелку» не пришли, так мои заступники приехали сами.

Считаю, что надо сдружиться с самими родителями тех, кто травит. Не ссориться - это главное. Мои родители ссорились с родителями обидчиков и напрямую с детьми. Это их ошибка. Да и бедные мы были в начале 90-ых, а одноклассники, среди которых были дети депутатов, тоже любили потравить, но не так обидно, а вот дети среднего или чуть ниже среднего класса - вот они душу на мне отводили конкретно.

Восстановилась я лишь в студенчестве. Стала активной во всех смыслах. Сейчас - лучший менеджер по рекламе, совершенно ушла боязнь общения. Наслаждаюсь жизнью. Но страхи быть главной и нести большую ответственность все же остались.

Советую сходить с ребенком, которого травят, к психологу. Иначе убьёте его психику. Не мучайте ребёнка обращениями, жалобами во все инстанции - от этого только хуже. Ребёнок может быть и будет чувствовать поддержку, но "отрыжка" может оказаться страшнее. Даже если в другую школу уйдёте, но останетесь жить в том же районе: одна встреча нового одноклассника с прежним и рассказом о прошлой жизни - это трагедия. Ещё при переходе в другую школу слава может дойти и до учителей. Люди разные бывают. Плохая слава о ребёнке и его родителях не принесет ничего хорошего».

«Поборы в родительском чате закончились нервным срывом у ребенка»

Еще одна жительница Уфы Лидия (имя изменено – прим.ред.) сообщила нашему изданию, что ее сын стал жертвой буллинга из-за того, что она и ее муж выступили против школьных поборов. Правда, здесь, по словам Лидии, агрессорами выступили учителя школы, где учится ее сын.

«Думаю, буллинг начинается с коррупции в школе. У нас проходило первое родительское собрание, после которого начались поборы на нужды детей, в классный фонд, в школьный фонд и на подарок учителю. При этом мой супруг изначально согласился помогать классу – делать ремонт шкафов, стульев, решать технические вопросы. Родители сразу купили в класс проектор, экран, принтер, сделали ремонт класса, приобрели жалюзи, шкаф-купе, стулья... Плюсом к этому нужно было установить и подключить проектор, настроить его с компьютером, отремонтировать принтер, и заправить, а тут ещё уборка в классе понадобилась. Были дни, когда мы вчетвером после работы папы отрабатывали в школе! Под конец родительский комитет решил ещё принтер подарить, вот тут и началось… Я считаю, что школа - это не рынок. Когда мое терпение кончилось, я выложила в соцсетях список, что школа сама всё это должна предоставить. Родители нас не поняли - в чате я всеми силами защищала супруга, так как родители просто-напросто начали «наезжать» на него и на нас обоих.

Нас исключили из родительского чата, после этого мы ничего не платили, но на нас смотрели косо. Пытались воздействовать на ребенка, под конец учебного года его как отличника не поздравили ни на общей линейке, ни на собрании с детьми. У ребенка случился нервный срыв.

Новому классному руководителю я сообщила, что сообщение о поборах в школе поступит в прокуратуру – после этого к нашей семье вообще никто не приставал. Кстати, при ней один раз на физкультуре дети кидали с балкона вещи моего ребенка, так классный руководитель такой шум подняла, что больше такого не повторялось. Только очень жалко, что тот учитель перешел в другую школу, таких я видела только лет двадцать назад и в СССР. Травля прекратилась благодаря личному общению с учителем и доверию ему». 


фото: regnum.ru

Немного статистики

Учителя республики определили признаком буллинга (травли) притеснение, запугивание и унижение достоинства личности. Они понимают, что возник буллинг, если видят вербальную (обзывания, грубости) или физическую (тычки, пинки или удары) агрессию в отношении учеников, а также насмешки, пренебрежение или бойкот – самую сложную форму буллинга. По мнению башкирских педагогов, травля в школе возникает из-за неправильного выбора среды общения, неправильного воспитания, ненависти ребенка из-за социального неравенства, безразличия родителей и неуверенности подростка. Кроме того, учителя считают, что причинами буллинга в школе могут стать плохое влияние интернета и улицы, а также выбор ребенком-агрессором травли как способа самоутверждения. Самим же педагогам, оказавшимся в классе, где происходит буллинг, грозит не только нервное напряжение и стресс (43,6%), но и наказание от руководства школы в виде выговора или даже увольнения (31,9%). При этом результаты исследования показали, что учителя Башкирии в ситуации со школьным буллингом занимают позицию «активного наблюдателя» - они детально представляют себе буллинг, понимают его причины и последствия, знают, как на него реагировать, но их активные действия редки и малоэффективны.

По данным исследования, в Башкирии травле чаще всего подвергаются замкнутые и подавленные школьники. Опрос показал, что травля школьника может нанести ребенку психологическую травму (17,3%) и привести к печальным последствиям: замкнутости, неуверенности, снижению самооценки, потери интереса к учебе (2,6%), уходу из дома. При этом подавляющее большинство – более 37% респондентов - считают, что жертва буллинга склонна к суициду.

Агрессором в буллинге, как правило, выступает активный ребенок, чья энергия не была вовремя направлена в позитивное русло. Участники опроса полагают, что наказанием агрессору могут послужить санкции со стороны школы или родителей (25,3%), но при этом наказание может спровоцировать преследователя на еще большее агрессивное поведение. Свидетели травли, как правило, испытывают чувство вины, угрызения совести, что не могут помочь товарищу. Однако предпринимать активные действия они не спешат – по мнению учителей, им мешают страх преследования и боязнь оказаться на месте жертвы. При этом стыд за бездействие в буллинге может внушить ребенку то, что жизнь несправедлива.

Что касается эффективных способов решения проблемы и прекращения буллинга, то взрослые в Башкирии считают, что помочь участниками травли может индивидуальная беседа с учителем (41%) либо со школьным психологом (15%). А вот привлечение в конфликт родителей учителя республики считают неэффективным. 65% опрошенных педагогов считают, что усугубить положение может безразличие учителя к происходящему и его невмешательство в ситуацию с травлей ребенка.

Среди 20480 школьников, принявших участие в опросе, 70% детей признались, что знают о буллинге. 59,2% из них сталкивались с травлей, большинство жертв которой – дети в возрасте от 11 до 14 лет (57%). Наиболее распространенной формой буллинга дети называют унижение (43,2%) и оскорбления (27,8%). Кроме того, школьники отнесли к травле вымогательство денег, насмешки над инвалидами, школьные драки, а также порчу вещей и удерживание в классе.

При всем этом лишь 38% опрошенных школьников сообщили, что являлись участникам буллинга. 25% являлись наблюдателями издевательств, 11% из них были жертвами травли, а 2% выступали в качестве агрессоров. Согласно результатам опроса, чаще всего жертвами становятся девочки, агрессорами – мальчики. Школьники Башкирии считают, что больше всех травле подвержены те дети, которые слабее и не могут дать сдачи (51,1%). Затем идут те, кто физически или внешне не похожи на агрессоров (31,6%) и школьники со своим мнением (14%). При этом учащиеся считают, что травля прекратится, если жертва изменит свое поведение (18,3%) или же после наказания зачинщика буллинга (16,1%), а также если взрослые вовремя заметят конфликт (14,8%). 46% школьников полагают, что сами ученики способны остановить буллинг.

Здесь же отметим, что 31% детей подвергался буллингу со стороны учителей, тогда как 2,2% школьников являются жертвами травли учителями постоянно. 26,3% опрошенных школьников считают, что взрослые недостаточно помогают жертвам травли. 

Что думают о буллинге сами школьники

Сами школьники Башкирии во время анонимного опроса кроме традиционных советов по воспитанию детей привели оригинальные доводы по тому, как не допустить травлю учеников:

«Объяснять, что все люди одинаковы, даже если отличаются чем-то».

«Проще ко всему относиться и помнить то, что чужая жизнь никого не должна волновать».

«Агрессивные отношения неизбежны. Но если каждый будет надеяться только на себя, он будет знать, что его ждёт. Возможно ВСЕМ стоит высказывать своё мнение и не обязательно, чтобы они совпадали. Тогда люди не будут выделяться, мы будем просто индивидуальны».

«Агрессивные дети должны учиться в отдельных классах».

«Это все исходит от родителей и материальных благ. Ввели форму, это уже хорошо. Ввели бы запрет ходить в школу с айфонами и другими дорогими телефонами, было бы супер. Чтобы не было социальных неравенств, чтобы не делили сами же ученики на бедных и богатых».

«Учителя должны относиться ко всем детям одинаково, и не иметь любимчиков и относиться к другим хуже».

«Учителя должны ставить оценки за знания, а не за оплошность (забыл что-то - сразу ставят "2"), учителя должны быть лояльными и толерантными к ученикам».

Ну и напоследок. В ходе исследования было выявлено, что в Башкирии на начало 2018-2019 учебного года в штатах лишь 551 общеобразовательной организации имеются единицы педагога-психолога и 694 – социального педагога. Это составляет соответственно 44,12 % и 55,56 % от общего количества школ. Получается, что большинство школ просто-напросто не имеют в штате психолога-педагога. А в остальных образовательных учреждениях психологи из-за большого количества детей и «бумажной волокиты» не справляются с поставленными задачами. Наличие психолога могло бы содействовать решению проблемы, если вернуть во все школы ставки педагога-психолога. Тем временем, сегодня вся ответственность за здоровую психологическую обстановку в классе ложится на плечи классного руководителя.

А вы как думаете, почему возникает травля в школе и как ее пресечь?


ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---

Опрос

В Благовещенске студент колледжа открыл стрельбу из ружья по своим одногруппникам. Считаете ли вы, что оборот оружия в России следует ужесточить?

Пройти опрос

Происшествия



Сексуальная пятница