Общество


«Мы общались только знаками, кричать я не могла»: 33-я годовщина захвата самолета в аэропорту Уфы

13:02 20 Сентября 2019 | Загрузка
Автор: Валерия ПАНАЕВА
Все материалы автора

33 года назад в уфимском аэропорту произошел теракт – солдаты-срочники местной воинской части захватили пассажирский лайнер, на борту которого было 75 пассажиров и 5 членов экипажа. Четверо в ходе захвата погибли. ProUfu напоминает, как это было и как сейчас живут те, кому удалось выжить в теракте.

«Мы общались только знаками, кричать я не могла»: 33-я годовщина захвата самолета в аэропорту Уфы
Фото: aviaforum.ru

Сам захват самолета произошел 20 сентября 1986 года. Однако в ходе расследования преступления оказалось, что подготовка к теракту шла задолго до этого дня. Идея захватить самолет и сбежать из страны пришла в голову солдатам-срочникам, которые более года служили в одной воинской части, расквартированной в Уфе. По некоторым данным, семеро военнослужащих обсуждали захват самолета в подсобке на кухне. Есть информация, что некоторые офицеры знали о планируемом, но не воспринимали идею всерьез. Позже трое из солдат и вовсе отказались от задумки, а одного террористы не смогли взять с собой. Предполагаемой причиной такого плана стала усталость солдат от нападок офицеров части. В итоге непосредственными захватчиками стали 20-летний младший сержант Николай Мацнев, 19-летний рядовой Сергей Ягмурджи и 19-летний рядовой Александр Коновал.


Сергей Ягмурджи (справа) на следственном эксперименте. Фото: ntv.ru

Установлено, что в день захвата, 20 сентября 1986 года, Мацнев, Ягмурджи и Коновал покинули часть, прихватив с собой оружие. Этот день они выбрали только потому, что все трое заступили в наряды по части и получили доступ к оружейной комнате, где и взяли автомат, ручной пулемёт и снайперскую винтовку. Ещё один солдат ждал их на военных складах вблизи посёлка Подымалово под Уфой. Известно, что в свое время они проходили спецподготовку в рамках плана «Набат», который вводился в действие при захвате террористами самолёта. Поэтому солдаты были уверены в том, что их план окажется успешным. Да и о побеге дезертиров в части узнали не сразу.

Добирались террористы до аэропорта на случайно пойманной машине, которой оказалось уфимское такси. Как вспоминает водитель такси Николай, всю ночь в Уфе шёл сильный дождь.

1091_oooo.plus.pngВодитель такси Николай Башкирцев:


«На перекрёстке Ленина и Чернышевского я увидел солдата с пулемётом в руках, который требовал остановиться», - сообщил водитель такси.


Один из солдат, угрожая таксисту оружием, заявил, что машина захвачена, и приказал ехать в сторону Подымалово. Доехав до поста КПП, дезертиры поняли, что проехать пункт без остановки машины им не удастся. Тогда они увидели милицейский УАЗ и решили его захватить. По данным СМИ, Мацнев открыл огонь по машине, следом к нему присоединился Ягмурджи. Коновал поначалу оставался в такси, а затем скрылся в лесу.

18-4.jpg

Первыми жертвами дезертиров стали двое сотрудников отдела вневедомственной охраны Ленинского РОВД Уфы, случайно проезжавших мимо и даже не успевших понять, что происходит. Старший сержант Залфир Ахтямов и сержант Айрат Галеев были убиты на месте. Погибшие милиционеры посмертно награждены орденом Красной Звезды. Таксист, в свою очередь, умолял солдат пощадить его – убивать дезертиры его не стали. 

Screenshot_4.jpg
Погибшие сотрудники вневедомственной охраны Айрат Галеев (слева) и Залфир Ахтямов (справа). Фото: 02.rosgvard.ru

После убийства сотрудников милиции Мацнев и Ягмурджи вернулись в такси и приказали водителю ехать в аэропорт. К слову, там всех троих (вместе со сбежавшим Коновалом) должен был ждать Игорь Федоткин, задачей которого было убить сослуживцев в карауле и захватить загруженный боеприпасами БТР. Меж тем до склада Коновал добрался с водителем Камаза, которому придумал любовную историю про подругу. Доехав до части, он разыскал подельника и увидел, что Федоткин испугался и не сделал того, что должен был сделать. Коновал, у которого не было ни единого патрона к снайперской винтовке, рассказал подельнику о случившемся и попросил Федоткина убить его, но тот отказался и прогнал его. Как выяснилось позже, Коновал сумел добраться до одного из домов в поселке и там попытался свести счеты с жизнью, но попытка оказалась неудачной.
107_oooo.plus.png
Александр Коновал, осужденный за захват самолета в Уфе:


 - У меня никакого страха, ничего такого не было. Я об этом даже не думал, насчет расстрела. Я просто чувствовал, что это нужно сделать. Если бы я умер и не пришел бы к Федоткину, у других ребят не были бы поломаны судьбы. (цитата из документального фильма «Создать группу "А". Уфимские оборотни»)


В 3 часа ночи Мацнев и Ягмурджи добрались до аэропорта Уфы. Через 15 минут чудом уцелевший водитель Николай Башкирцев уже сообщил всё дежурным сотрудникам милиции. Однако постовые не сразу поверили таксисту. Вместо проверки аэропорта они повезли таксиста в Уфу к министру МВД. За это время дезертиры проникнули на взлётное поле и спрятались в высокой траве у дальней стоянки. Позже здесь совершит посадку тот самый ТУ-134, летевший рейсом Киев-Уфа-Нижневартовск. Большинство пассажиров были вахтовиками-нефтяниками и летели в командировку. В Уфе самолет приземлился для дозаправки.



Известно, что пассажиры приземлившегося судна на время заправки борта перешли в здание воздушной гавани, а через час они вернулись на свои места в салон самолета. В 4:43 Мацнев и Ягмурджи пошли на штурм.

- И тут вбегают они, эти захватчики. Уже не помню, что они крикнули. То ли «захват», то ли что. Я посмотрела, они такие мокрые, страшные… Что делать? Я их толкнула и – прямо к экипажу. Говорю «ребята, это захват». Они смеются, «что за шутки», - рассказывает Людмила Сафронова, которая дежурила в ту роковую ночь в аэропорту Уфы и проверяла билеты у пассажиров.

Оказавшись в самолете, дезертиры заявили пассажирам о захвате судна. Всего в заложниках у них оказался 81 человек. На борту находились две стюардессы Бориспольского авиаотряда – Елена Жуковская-Ганич и Сусанна Жабинец-Кибарова. В момент захвата самолета Елена была беременна. После теракта их слаженная работа во время захвата самолета будет высоко оценена на государственном уровне - они были награждены орденами. По словам Елены, за 16 лет после случившегося она рассказывала о теракте всего четыре раза. А когда вспоминает, то может заплакать.

- Стоит какой-то парень, что-то кричит, стоит Сусанна, на него смотрит. И потом повернула взгляд на меня с таким удивлением. И главное – улыбкой на лице. Я хотела возмутиться, а он начал кричать требования – я должна была доложить командиру, что немедленно взлетаем, иначе он Сусанну убьет. Он смотрел на меня, как звереныш. Это не строгость, а злость какая-то, - вспоминает бортпроводница Елена.

- Он начал отсчет по секундам. Где-то в уме яркие, хорошие воспоминания появляются. Плохого не вспоминаю. А потом мне сказали, что повезло. Пассажир, который ранее был заключенным, с погонами, пошел на него. Это как для быка красный свет, - рассказывает Сусанна.

Один из пассажиров попытался вразумить захватчиков, но те убили двоих человек, нарушив пулями обшивку самолета. В результате лайнеру потребовался ремонт, и вылет пришлось отложить. Мацнев и Ягмурджи согласились переждать до утра, после чего потребовали доставить им наркотики и гитару. За это время к самолету смогла прибыть группа «Альфа» КГБ СССР и внутренние войска.

Террористы через стюардессу потребовали у закрывшихся в кабине пилотов сдать оружие и лететь в «сторону любой, недружественной Советскому союзу стране», но самолёт никуда не полетел. Стюардессы убедили захватчиков, что самолет с поврежденной обшивкой взлететь с полным салоном не сможет. Для осмотра террористы согласились пустить человека на борт извне – им оказался один из сотрудников «Альфы», который оценил обстановку в захваченном лайнере.


Начальник отделения КГБ Башкирской АССР Анатолий Коцага. Фото «Молодежной газеты».

- Зашел в самолет, Мацнев сказал «стой, кто такой», автомат в живот. Видно было, что уставший, глаза какие-то белые прямо. Такое впечатление было, что он выпил или накурился чего-то, - поделился воспоминаниями начальник отделения КГБ Башкирской АССР Анатолий Коцага. – Бортпроводница мне все записку подбрасывала, чтобы я взял. Но мне никак нельзя было себя чем-то проявлять.

Ягмурджи потребовал подогнать трап и вынести из самолёта тело погибшего. Через некоторое время стюардессы уговорили отпустить раненых, а еще через час с небольшим - освободить женщин с маленькими детьми. В итоге поначалу были освобождены 20 заложников.

Муж дежурной аэропорта Людмилы Сафроновой Геннадий работал там же авиатехником. Через некоторое время после захвата самолета он узнал, что данный борт пошла проверять именно его жена. И все это время она находилась внутри с захватчиками.

- Я подошел к самолету, под ним уже была милиция, неразбериха. Когда увидел убитого человека на трапе, стало страшно. Через полчаса я увидел ее из форточки второго пилота. Сказала, «кабина закрыта, мы все здесь». Я немного успокоился, - вспоминает Геннадий Сафронов.

- Мы общались только знаками, кричать я не могла. Смотрела и показывала, что все нормально.

Я еще думала: «Господи, ливень, лужи кругом, а он ходит по лужам в ботинках и даже не замечает, что по колено в воде, ноги простудит», - говорит Людмила.


Людмила и Геннадий Сафроновы. Фото 1987 года, «Молодежная газета»

Все это время с дезертирами велись переговоры, которые проводил бывший командир роты. Мацнев и Ягмурджи, поняв, что с территории уфимского аэропорта они не выйдут, потребовали от стюардесс наркотиков, чтобы отравиться. Ягмурджи от наркотиков сразу потерял сознание, а Мацнев, который, по некоторым данным, был наркоманом со стажем, просто уснул.

- Сережа, сынок, ты слышишь меня? К тебе обращается мама. Получила известия о тебе тяжелые, не могу успокоиться. Не можем поверить, что ты смог на такое пойти, разве тебя я так воспитывала? <…> Подумай хорошо, и вспомни о нас. Не забывай, - обратилась к Ягмурджи его мать.

- Мацневу и Ягмурджи терять было нечего. Мы были последними людьми для них. Мы должны были зафиксировать их смерть. Доза была пакетиков десять, недостаточна для двоих человек. Мы с Сусанной вскрыли свою аптечку, единственное, что там было – нашатырный спирт. Мы его использовали.

Через час Мацнев проснулся и попытался разбудить подельника, но не смог. После второй принятой дозы его начало тошнить. Стюардессы, воспользовавшись тем, что преступнику плохо, убедили его отпустить пассажиров. Пассажиров освободили, через несколько минут начался штурм. Вся операция по освобождению самолёта заняла не более восьми секунд.

- Через некоторое время ребята из группы «Альфа» залезли в форточку. Было сказано: «Экипажу приказано покинуть кабину». Командир сказал, что мы не можем. Если мы как-то вылезем, то Люся просто не пролезет в форточку. И они остались с нами, - рассказывает Людмила Сафронова. – «Ничего, еще немножко, и будет». Ну нам немножко тоже показалось очень долгим.
В результате захвата самолёта в конечном итоге погибло 4 человека, из них два пассажира лайнера и два сотрудника милиции, расстрелянных ещё до прибытия в аэропорт.

В ходе спецоперации Николай Мацнев погиб на месте, а Сергей Ягмурджи был ранен в ногу, которую затем пришлось ампутировать. 22 мая 1987 года Ягмурджи был вынесен смертный приговор, который привели в исполнение через год. Александр Коновал, как не принимавший участие в непосредственном захвате самолета и впоследствии отказавшийся от преступных замыслов, получил 10 лет лишения свободы. Охранявший склады Игорь Федоткин и ещё трое солдат, которые знали о планирующемся захвате самолета, получили от 2 до 6 лет лишения свободы. Солдат Александр Коновал выжил, его спасли врачи тюремного госпиталя. Из 10 лет он отсидел половину. В январе 1992 года его освободили по амнистии Ельцина. Вернувшись на Родину, он женился, у него родились двое детей. Вскоре жена Коновала скончалась, и семья осталась втроем.

Людмилу и Геннадия Сафроновых дома ждал трехлетний сын. Позже Людмила ушла из аэропорта. Стюардесса Елена Жуковская вышла замуж и родила сына. Она говорит, что орден Красного боевого знамени у них общий.

Загрузка
ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---

Опрос

После отъезда Айдара Губайдуллина из страны, другим фигурантам дела о массовых беспорядках в Москве могут отказать в изменении меры пресечения на подписку о невыезде. Как вы считаете, правильно ли он поступил?

Пройти опрос

Происшествия



Сексуальная пятница