Прислать новость

БЕЗ ЦЕНЗУРЫ. Елена Прочаковская: «Народ мы приучили к тому, что их слышат. И это важно»

15:40, 06 Сентября 2019

| c6765

Азамат САИТОВ

Гостьей авторской программы «Глаза в глаза» у Азамата Саитова стала Елена Прочаковская, руководитель новой структуры в башкирской властной вертикали – управления по социальным коммуникациям при администрации врио главы РБ.


БЕЗ ЦЕНЗУРЫ. Елена Прочаковская: «Народ мы приучили к тому, что их слышат. И это важно»

Азамат Саитов: - Фраза «Москва слезам не верит», особо полюбившаяся народу после одноименного фильма Владимира Меньшова, имеет, между тем, свою древнюю историю. А именно со времен татаро-монгольского ига, когда сбор дани для Золотой Орды перешел от Твери к Москве, где правил в то время суровый нравом Иван Калита. С тех пор сей фразеологизм несколько изменил свой первоначальный смысл, и сегодня его надо понимать, скорее, как наличие трудолюбия и упорства, а не попытку кого-то и в чем разжалобить.

К чему все это я? Да к тому, что Москва во многих смыслах продолжает оставаться для нас законодателем моды. Вот и на днях, по примеру московского правительства, в структуре башкирской властной вертикали появилось новое образование - управление по социальным коммуникациям при администрации главы региона. А возглавила его хорошо известная нам доселе как руководитель рабочей группы по работе с обращениями граждан в социальных сетях Елена Прочаковская.

О новой структуре и многом другом мы, надеюсь, узнаем немало любопытного в формате авторской программы «Глаза в глаза», выходящей на портале ProUfu.ru. Я – Азамат Саитов, здравствуйте! Приветствую и вас, Елена Анатольевна! Во-первых, поздравляю с новой и довольно высокой должностью!  Как понимаю, она не столько статусная, сколько хлопотная. Это так?

– Не хлопотная, а, скорее, правильная. Я бы даже сказала, приятная в плане функционала, который с собою несет. Должность начальника управления – часть структуры, которая, так или иначе, отвечает, либо влияет на качество жизни. Но в нашем функционале ничего не меняет: как работали с обращениями жителей раньше в качестве рабочей группы, так и будем продолжать дальше.

Одна из главных задач нового для башкирской властной вертикали управления по социальным коммуникациям мониторинг, анализ, формирование тенденций в общественных процессов в республике…

– Нет, общественные процессы исключаются. Суть нашей работы заключается в том, что роботизированная система «Инцидент-менеджмент» распознает по ключевым словам в интернет-пространстве обращения, связанные с республикой, регистрирует их, они попадают в наш общий, скажем так, котел. Далее уже обращения назначаются по районам.

В одном из своих самых первых интервью башкирским СМИ допустили такой пассаж. Я даже процитирую: «Если посмотреть на систему, на шаги «Инцидента», там нет никаких политических составляющих, есть только разделы про ЖКХ, благоустройство, транспорт, медицину и многое другое». Разговор этот был с журналистами, когда «Инцидент» у нас только внедрялся. Что-то добавилось с тех пор, какие-то нюансы? Палитра обогатилась?

– Если говорить про изначальный интерфейс, самые первые шаги в системе – это сам инцидент непосредственно, согласование с нами ответа со стороны того или иного муниципалитета или министерства. И все ли соответствует законодательству: мы – не юристы, но часто на шаг вперед знаем немножечко больше, чем на местах. Потому что ближе находимся к шестому этажу, скажем так…

Но народу поясним, что шестой этаж правительственного здания, где сидит руководство…

– Да. Администрация главы республики. И наша задача – предоставлять жителям достоверную, правдивую информацию. Чтобы они получали ответы, которые соответствуют требованиям времени, не было никаких отписок, никакого «футбола» в ответах.

Как восприняли появление такой роботизированной системы чиновники? Они долго привыкали?

– Если анализировать этапы, то внедрились мы в будни Башкортостана с середины октября 2018 года. На активную фазу вышли в первых числах ноября, когда уже более-менее сформировались как структура в составе администрации. Конечно же, привыкание было непростым, потому как чиновники подписывали в рамках своих должностных инструкций некоторые документы, которые не рекомендовали раньше работать в соцсетях. Но у нас они, соцсети, уже сейчас стали частью жизни: люди в них часто выражают свое мнение. Собственно говоря, это и заставило чиновников переориентироваться. В соцсетях сейчас зарегистрированы все муниципальные образования Башкортостана, министерства и министры. Словом, все те люди и ведомства, которые, так или иначе, влияют на нашу жизнь. Они зарегистрированы, есть площадки, с которых можно отвечать жителям.

пе2.png

Приступая к башкирскому формату «Инцидент менеджмента», вы тогда подчеркивали, что федеральная роботизированная программа, которая внедрена, кстати, не только в нашей республике, но и в других российских регионах, ориентирована не на выявление градуса недовольства людей, а конкретных проблем, особо волнующих общество…

– Абсолютно так.

Вы можете назвать на сегодняшний день перечень чисто башкирских актуальных и, может быть, даже болевых тем?

– Конечно. Если не говорить о тех темах, которые на поверхности, то это – проблема общественного транспорта, реформу которой в республике начали в минувшем октябре-ноябре. Задач было немало. Нелегальных перевозчиков мы отодвинули, но заменить их полноценной базой не было возможности: автобусов не хватало, водителей. И взять их неоткуда… Конечно же проблемы есть и сегодня. Но сейчас ситуация иная: с теми же «НефАЗами» – большими, полноценными!

То есть изменения есть?

– Конечно, причем существенные. Врио главы поставил задачу соединить райцентры с Уфой до первого сентября – это удалось почти на сто процентов! Остались точечные моменты. Если говорить про автобусные перевозки внутри городских агломераций, вопросы решаются. И с сельскими поселениями тоже. Не все сразу, но в «Башавтотранс» идут большие финансовые вливания.

Еще о школьных автобусах не упомянули. Это же – великое дело!

– Вы задали вопрос про болевые точки. Конечно, о транспортной теме можно наговорить отдельно целую беседу. Но вот на первых совещаниях в ноябре прошлого года у меня было достаточно прохладно внутри от осознания степени всех задач. Потому как люди тогда писали: мол, у нас упразднили управление социальной защиты, МФЦ работают плохо, мы не можем сдать документы… Это была проблема! А теперь ее, как таковой, нет. Сейчас сеть МФЦ Башкортостана – одна из лучших в России! Меньше, чем за год удалось сделать многое: ремонты в помещениях МФЦ, набрать туда сотрудников, обучить, задать им тренд общения с жителями. МФЦ становится теперь дружественной организацией жителям республики. Многие другие проблемы, которые обозначались в ноябре, сейчас, как говорится, шлифуются. То есть, их решают. Это, к примеру, сфера здравоохранения, ее кадровые проблемы – огромный пласт работы! Можно, конечно, построить больницу за два года, если даже нет денег в бюджете – найти инвестиции, но подготовить сотрудников для работы в этой больнице, и не одного, а целый штат – невозможно! Это большая, точечная работа. И те меры, которые удались за это время: определиться всем главам на местах с выделением жилья медработникам, решить вопросы с соцподдержкой, а руководству региона – с выделением средств на программу «Земский доктор», финансирование которой уже прекратилось, с определением финансирования на 125 миллионов рублей на оплату труда «узких» специалистов по миллиону на каждого! Хирургов, скажем, нейрохирургов, офтальмологов уже подобрали… В системе здравоохранения, в целом, огромные сдвиги. У нас, если судить по отзывам жителей, система здравоохранения в ноябре прошлого года была на первом месте по количеству жалоб. Сейчас она опустилась до 5-7 места, в зависимости от месяца. Это говорит, согласитесь, о том, что комплекс мер снижает градус обращений. Есть, конечно, проблемы, но снижает.

Мы и сами видим, что позитивные сдвиги есть во многих сферах. Но дело в том, что все проблемы, которые вы, так или иначе, через запятую обозначаете, лично мне, как журналисту, были известны и пять, и десять лет назад. Почему большую часть этих бытовых, жизненных неурядиц удалось решить за столь короткий срок? Нужен был «волшебный пендель» в виде властного взгляда? Или же за счет каких-то инвестиций, за счет лоббирования, хорошей связи с федеральным центром? За счет чего?

– Нет, нет и нет! За счет понимания сути проблем, четко поставленной задачи и жесткого требования ее исполнения. У нас идет постоянный контроль за исполнением поручений. Есть правительство, которое принимает решение, есть Госсобрание-Курултай, который принимает решение, но есть и воля руководителя, который говорит: разберитесь, примите решение, доложите об исполнении. Все протоколируется, и это позволяет, как говорят на латыни «капля долбит камень», постепенно все решать.

Мы вспоминали нашу прежнюю беседу в апреле, когда я, помнится, высказал опасение, что «Инцидент», как сбор просьб от населения, может «породить дракона» в виде сообщества профессиональных жалобщиков или, хуже того, может пробудить в иных чувство инфантилизма. Мол, есть волшебная система «Инцидент»: напишу, позвоню, и все трудности махом разрешатся. То мое опасение оправдалось? Не приучили мы народ к тому, что теперь, как по мановению волшебной палочки, все проблемы решаются?

– Народ мы приучили к тому, что их слышат. Это очень важно, потому как оставлять в интернет-пространстве людей вариться в собственных проблемах неверно по двум, как минимум, причинам. Первое – неправильно по отношению к самому человеку. Его крик души должен быть услышан. И второе – эта общность недовольных людей, так или иначе, может спровоцировать все, что угодно. Если людям не давать вектор направления, они могут интерпретировать совершенно по-другому действия властей и свои возможности. И это неверно. Есть у нас в республике очень сильный, яркий политик – Мурзагулов Ростислав Рафкатович. У него разработан целый научный трактат о работе в соцсетях с научными выводами. К примеру, о том, что, когда с людьми не работают и недовольства у людей копятся, это может когда-нибудь да взорваться. В том числе, не работать и в соцсетях. Но это, считаю, – только часть структурной работы. Не могут жители выражать недовольство только в соцсетях, как и власти строить свою работу только на общении с людьми через интернет. Есть письменные обращения, есть приемы, работа депутатов, глав муниципалитетов на местах. Это – целый спектр всего. И потому научная, хорошо обоснованная работа Ростислава Рафкатовича на эту тему импонирует моим пониманиям. 

Насколько сблизило население республики и власти само появление системы «Инцидент-менеджмент»»? Что можно сказать сегодня, когда общение чиновников всех уровней с людьми через соцсети, благодаря им, стало делом привычным?

– А я вот хотела бы такой вопрос задать вам, потому что такое будет немного предвзято и нескромно с моей стороны. Вы же отражаете часть мыслей жителей…

Мне впервые задают вопрос во время моего же интервью. Хорошо. Дело в том, что я никогда не обращался к вашей системе, потому как человек иного склада. Но в общении со многими людьми слышал немало откликов на «Инцидент» и, что любопытно, все они в основном позитивные. Вот и весь ответ на ваш вопрос.

– Это прекрасно. Хотела бы упомянуть, в качестве примера, ситуацию в одном из районов Уфы. Есть у нас 160-й лицей, который находится на улице Амантая. Это новостройки. И есть очень активный человек – Артур Ахметшин, очень неравнодушный. На таких земля, как говорится, держится. Хотя кровь он пьет из нас – будь здоров! Он дергает нас по каждому поводу. И поводы эти не касаются его лично, касаются всех: подход к лицею, его спортивное поле, освещение на ближайшей улице, пешеходный переход, безопасность детей на дороге, ступеньки вместо пандуса по пути в школу… Этот прекрасный человек все время нас долбил! И вот мы уже настоятельно привлекли к зоне ответственности через министерства тех людей, которые это должны исполнить. Решили, что нужно составить по отношению к 160-му лицею дорожную карту. Встретиться с жителями, собрать комиссию из дорожников, представителей ЖКХ, ГИБДД, других служб. Или, к примеру, сейчас у нас идет активнейшая работа  с обманутыми дольщиками.

Вы по рейтингу агентства «Реальное время» вошли в число тридцати самых влиятельных людей в Башкортостане. Означает ли это, что рулить общественными запросами в соцсетях значит определять в какой-то степени настроение людей?

– Это, не я лично, Прочаковская Елена Анатольевна, 26-я или 28-я – не помню, какая там по рейтингу. Не я лично заняла эту позицию. Это – отражение того, что мы делаем, вся моя группа... Это не просто слова. Если бы я приехала такая умная, красивая в Башкортостан, и не было бы при этом у меня сегодняшней команды, этой общности людей – ничего бы не сделала! И никакую позицию в рейтинге бы не заняла. И у вас бы не сидела сегодня у вас в гостях…

пе4.png

Вы не только на редкость работоспособный человек, но и удивительно скромный человек. Последний вопрос, что называется, под занавес. Мало кто знает, наверное, что вы наша коллега, поработавшая и на «Первом канале» старшим редактором, и продюсером на канале «Россия». И что до Уфы вы даже преподавали в Красногорске в школе журналистов при местном молодежном центре откопал такую подробность. Вопрос: в вашей вот работе с системой «Инцидент-менеджмент» эти профессиональные навыки больше помогают или в чем-то мешают?

– Я бы еще добавила к тому, что перечислили, семь лет преподавания в одной из гимназий Красногорска. Это дало огромный опыт взаимодействия с молодым поколением, в том числе. Добавила бы и девять лет депутатства. Вернее, десять – уже с переходом сюда, потому как полгода здесь еще  числилась депутатом. Но позже сложила полномочия – нечестно было бы по отношению к красногорцам. Я живу здесь – душой и сердцем.  И прежний опыт политической и экономической жизни помогают сегодня в работе. Понимаю, к примеру, как формируется бюджет, что значат его составляющие, знаю сферу ЖКХ чуть-чуть побольше обычного человека, что такое жилищный кодекс… Все это позволяет поправлять неправильные ответы, чтобы жители получали достоверную информацию. И опыт журналиста – это возможность впитать в себя то, о чем ты пишешь, либо снимаешь или о чем говоришь. Вначале пропустить через душу и сердце и уже после этого отразить со своим подтекстом, своим внутренним «я» другим. Мы ведь, журналисты, в какой-то степени навязываем зрителям, читателям, слушателям свой субъективный взгляд. И этот опыт в огромной степени помогает мне в работе, в частности, с обращениями жителей. Есть у меня и большущий опыт работы с Радием Фаритовичем в Красногорске. Скажем, работа с те же обманутыми дольщиками, погорельцами, бомжами… Словом, с людьми, попавшими в сложную жизненную ситуацию.

Одну деталь до этого я не решался осветить в нашей беседе. Но вы сами опередили и порадовали меня. Уж не знаю, как другие отнесутся к тому, что вы у нас теперь уже надолго, но я очень рад, что в полку наших умных, неугомонных башкирок, прибавилась еще одна. Желаю творческих, в первую очередь, удач как коллеге и благодарю за то, что вы нашли время и пришли на разговор.

– Зовите, к вам приду всегда! Огромное спасибо! И у нас с вами разговор, как всегда, пролетел быстро, что, кстати, не сказала еще об одной вещи. У меня еще огромный пласт опыта, когда я была руководителем исполкома «Единой России» в Красногорске, а Радий Фаритович Хабиров – секретарем местного отделения партии. Несмотря на то, что здесь произошло, когда-то у нас была четкая задача: работать так, чтобы партия повернулась к жителям лицом.

Вы считаете, что это удалось?

– Очень во многом. Вы знаете, на конференциях «Единой России» в Красногорске набивался полный зал – такого не было раньше никогда! Радий Фаритович, выступая перед собравшимися, рассказывал о том, что мы делаем, отвечал на вопросы жителей, о том, куда мы можем двигаться. И это был разговор на равных!

Но народ шел, скорее, на встречу с ним, а не на партконференцию…

– Люди шли к нему, как к лидеру. Были и другие площадки, где могли послушать Хабирова. Радий Фаритович очень доступный, в Красногорске у него не было никакой охраны, любой мог подойти и сказать о чем-то...

Спасибо огромное за приглашение!



ПОДЕЛИТЬСЯ


Загрузка