Общество


«Утечка мозгов»: почему абитуриенты уезжают из Башкирии в поисках лучшей жизни?

15:20 10 Июня 2019 | 19380
Автор: Нурия ФАТХУЛЛИНА
Все материалы автора

По оценкам прошлого года 50-60% выпускников республиканских школ уезжают учиться в соседние регионы. Как остановить «утечку мозгов», чего не хватает республиканским вузам для привлечения абитуриентов, почему сокращаются бюджетные места и о многом другом мы поговорили в пресс-центре ProUfu.ru с представителями ведущих вузов Башкирии.

«Утечка мозгов»: почему абитуриенты уезжают из Башкирии в поисках лучшей жизни?

Участники круглого стола:

  • Николай Криони, ректор Уфимского государственного авиационного университета;
  • Фаниль Мазитов, ректор Башкирского кооперативного института, филиала Российского университета кооперации;
  • Олег Баулин, проректор по учебно-методической работе Уфимского государственного нефтяного технического университета;
  • Альбина Киньябузова, замначальника отдела профобразования Министерства образования РБ;
  • Азат Галимханов, проректор по учебно-методической работе Башкирского государственного университета;
  • Ринат Тулькубаев, замначальника отдела организации приема и профориентации Башкирского государственного университета;
  • Глеб Матузов, зампроректора по воспитательной работе Башкирского государственного медицинского университета;
  • Алим Ахмадеев, доктор философских наук, профессор;
  • Альбина Хафизова, начальник отдела кадров ПАО «ОДК-Уфимское моторостроительное производственное объединение»;
  • Тимур Алмаев, креативный директор ProUfu.ru, модератор круглого стола;
  • Нурия Фатхуллина, корреспондент ProUfu.ru, модератор круглого стола.
Была приглашена замминистра образования РБ Гуллярия Ялчикаева, но она не смогла подойти. 

Тимур Алмаев (далее – Т.А.): В Башкирии, по разным оценкам, до трети выпускников для получения высшего образования выбирают учебные заведения за пределами республики. Этот тренд к тому же усилился после введения ЕГЭ. Эксперты говорят о фактическом обескровливании научных школ и общего интеллектуального потенциала регионов. Алим Ахатович, год назад в интервью для ProUfu.ru вы выступили с резкой критикой того, что происходит в сфере высшего образования. За этот год, на ваш взгляд, что-то изменилось?

Алим Ахмадеев (далее – А.А.): В 2001 году Башкирия стала экспериментальной площадкой для введения ЕГЭ. Я был тогда председателем комитета Госсобрания – Курултая РБ и курировал этот вопрос. Через год, после завершения депутатства, я был назначен замминистра образования РБ. Вместе с идеологом и руководителем кампании по внедрению ЕГЭ в образовательное пространство Башкирии Натальей Голышевой (экс-замминистра образования РБ) начали работать над экзаменом. Поначалу была эйфория. Мы думали, что ЕГЭ позволит ликвидировать коррупцию, позволит простому сельскому парнишке поступить в вузы Москвы или Санкт-Петербурга, но забыли, что ему там надо еще как-то жить, питаться, одеваться, чтобы соответствовать образу столичного студента. Сейчас идет 18-й год с момента внедрения ЕГЭ, и мы видим его огромные минусы. Декан экономфака МГУ им. М. Ломоносова Александр Аузан, опираясь на многолетние исследования ВШЭ, говорит, что в процессе вузовского обучения студенты деградируют. Почему так происходит? Я считаю, что это падение начинается в двух последних классах школы. Это так называемый «синдром ЕГЭ». В начале 10-го класса ученикам говорят: «А теперь мы два года (10-11-е классы) будем готовиться к ЕГЭ», и это сильно бьет по мозгам. Если два года подряд вместо игры в футбол вас учат только бить пенальти, то вы получите хороший навык, но для победы в матче этого недостаточно.


Нурия Фатхуллина (далее – Н.Ф.): Неужели только ЕГЭ способствует снижению уровня образования?

А. А.: Да. ЕГЭ многие расшифровывают как единственный государственный экзамен. Единственный, а не единый, понимаете? В России очень много противников ЕГЭ, в том числе и президент РАН Александр Сергеев. Недавно российские учителя, исследователи, филологи, языковеды написали открытое письмо на имя министра образования России Васильевой, в котором они в пух и прах раскритиковали систему ЕГЭ.

_MG_4326.jpg

Алим Ахмадеев

Николай Криони (далее – Н.К.): Проблема существует, конечно. Каждый год число абитуриентов растет, как и средний балл ЕГЭ. Если в 2014 году выпускники набирали меньше 60 баллов, то сегодня они уже перешагнули рубеж в 70 баллов. Это говорит о том, что ребята более подготовленными приходят. 

Вы говорите об обескровленных начальных школах, республиканских вузах, но это ведь далеко не так. У меня есть протокол заседания комиссии по отбору крупных проектов по проведению фундаментальных научных исследований по приоритетному управлению экономикой России. В нем упоминаются 15 вузов, среди которых есть и УГАТУ. Это говорит о качестве наших исследований, хотя вуз – это не Академия наук, конечно же.

_MG_4380.jpg

Николай Криони

Олег Баулин (далее – О.Б.): У старшего поколения сложились определенные стереотипы, мол, нефтяники работают обязательно где-то в полях и по локоть в нефти. На самом деле сегодня их работа проходит в основном перед компьютером (моделирование пластов, проектирование объектов и пр.). Меняется сама трудовая функция, и это создает определенный разрыв. За последние годы авиационная, нефтяная и медицинская отрасли сильно шагнули вперед в области IT. Для производства закупают иностранные IT и цифровые технологии или разрабатывают свои собственные. У вуза есть определенная цикличность, потому что они выпускают специалистов каждые 4-6 лет (с учетом магистратуры). Вузы не могут быстро адаптироваться. Мы ведь к тому же работаем в рамках госстандарта, который вносит свои ограничения.

Многие люди еще думают, что хорошо там, где нас нет. Это не всегда так. К примеру, в Екатеринбурге есть только один моновуз – Уральский федеральный университет. О существовании других местных вузов знают лишь 2-5%. В нашей республике сложилась, мне кажется, уникальная история: есть много вузов, готовящих практически любых специалистов. Но нам развиваться сложнее, чем столичным вузам. При этом набор абитуриентов растет: в 2014 году поступали около 3800 человек со средним баллом ЕГЭ 70-71, в 2018 году – порядка 6500 человек со средним баллом 77.

_MG_4398.jpg

Олег Баулин

Глеб Матузов (далее – Г.М.): В прошлом году контрольные цифры увеличились по бюджетному отделению на 12%. Потребности в абитуриентах у нас нет, потому что идет достаточно высокая конкурентная борьба. К тому же мы обладаем своей клиникой, которая дает возможность старшекурсникам практиковаться у себя, а не в клинических базах города. Я поддерживаю коллег в том, что нет никакого дефицита желающих поступать в наши университеты.

_MG_4481.jpg

Глеб Матузов

А.А: Почему же в республике нет ни одного федерального, ни одного исследовательского университета, если у нас все так прекрасно? В Татарстане есть Приволжский федеральный и два исследовательских университета, Удмуртия в четыре раза меньше нашей республики, но у них тоже есть исследовательский университет.

О.Б.: На самом деле, это вопрос к тем людям, которые принимали решение в 2009 году, когда вся эта история только начиналась. Оценку вузу нужно давать не по наличию каких-то погон. Я понимаю, что рейтинги всегда субъективны. Но сегодня в топ-100 вузов (я на всякий случай напомню, что в России только головных вузов более тысячи) входят все наши ведущие университеты.

Н.Ф.: Азат Булатович, БашГУ считается главным университетом, лицом республики. Но при этом мы все знаем, что сейчас идет сокращение бюджетных мест. Допустим, на факультете журналистики нет бюджетных мест, а плата за обучение сильно выросла. Неужели это не говорит о том, что рейтинг вуза падает и университет пытается любыми способами заработать денег?

Азат Галимханов (далее – А.Г.): Проблема оттока абитуриентов, я думаю, касается не только нашей республики, она общефедеральная. Мы наблюдаем отток активного трудоспособного населения из Башкортостана. Это системная проблема, которую невозможно решить только в рамках вузов. Развитие регионов идет немного неравномерно. В «Газета.ру» по этому поводу вышла статья, в которой сравнивали Москву, Санкт-Петербург и регионы РФ. Эксперты приходят к неутешительному выводу: для того, чтобы достичь уровня Москвы, регионам нужно 100 лет, учитывая существующие темпы развития.

Действительно, идет сокращение бюджетных мест в вузе, но на следующий год их количество вырастет на 15-20%. Что касается оплаты за обучение (стоимость обучения одного студента по очной форме в БашГУ – от 110 до 160 тысяч рублей), то существует федеральный норматив, ниже которого мы не имеем права устанавливать цену. Поверьте, в БашГУ для большинства специальностей цены установлены на самом минимуме. 

Татьяна Голикова заявила, что в 2020 году бюджетные места сократятся по экономике (-3000 мест по РФ) и юриспруденции (-1000 мест по РФ). Когда выделяются контрольные цифры приема, рассматривается, насколько будут востребованы будущие выпускники на рынке труда. Экономистов и юристов очень много, среди них больше всего безработных. Вывод – нужно сокращать количество бюджетных мест. Не секрет, что сейчас идет увеличение контрольных цифр приема по техническим и естественно-научным специальностям.

Мои коллеги отметили, что у наших вузов достаточно высокий средний балл ЕГЭ. Это означает, что с меньшим баллом абитуриент не сможет поступить на бюджетную форму обучения. Но в регионах, где средний балл ниже, он может пройти. Поэтому он и уходит туда. При этом мы проводим огромное количество профориентационных мероприятий, стараясь максимально завлечь абитуриентов. На мой взгляд, одна из задач для всех наших вузов – создание положительного имиджа учебных заведений. У нас ведь есть колоссальные потенциальные научные возможности. Если мы сможем сделать это, то пренебрежительного отношения к вузам Башкирии не будет.

_MG_4341.jpg

Азат Галимханов

Ринат Тулькубаев: Популярное сегодня видеоблогерство, например, не требует журналистского образования. На рынке труда журналистов хватает. Соответственно, федеральный центр сокращает контрольные цифры приема. А вы нас спрашиваете, почему нет бюджетных мест в журналистике!

Н.Ф.: Мы живем в такое время, когда работодатель всегда требует диплом. Нельзя забывать о тех, у кого нет возможности ежегодно платить условные 120 тысяч рублей. Отбирать у людей шанс получить образование и подсовывать вместо этого видеоблогерство – вещь абсурдная, как мне кажется. Есть ли какая-то статистика, которая показывает, что идет снижение или увеличение числа абитуриентов?

А.Г.: Статистика говорит, что отток абитуриентов по республике все же большой, но количество поданных заявлений не падает.

Альбина Киньябузова: Мы эту цифру ежегодно мониторим. По нашим данным, порядка 20% абитуриентов ежегодно уезжают из Башкирии. Тенденция последних лет такая, что нашей республике внимания особого не уделяли по контрольным цифрам приема. В этом году на уровне Правительства РФ было принято решение увеличить контрольные цифры. Если в 2019-2020 гг. они были установлены в пределах 10 191, то на следующий год эта цифра увеличилась уже на одну тысячу. Все-таки говорить, что бюджетных мест нет, думаю, не нужно. В оправдание миграционного оттока еще можно сказать, что мы мониторим поступление абитуриентов из других регионов и стран в вузы Башкирии. Эта цифра ежегодно увеличивается (в 2,5 раз с 2015 года).

_MG_4471.jpg

Ринат Тулькубаев


Н.Ф.: С одной стороны, хорошо, что увеличивается поток иностранных абитуриентов. С другой стороны, вузы Башкирии должны быть ориентированы на наших студентов, на наших жителей. Мы не должны надеяться, что к нам кто-то приедет и закроет бюджетные места.

О.Б.: Если приезжают абитуриенты из других регионов и даже из других стран, то это показатель для университета. У нас учится самая большая диаспора вьетнамских студентов. Они целенаправленно едут получать нефтегазовое образование в Уфу. В республике обучаются абитуриенты из 55 стран. Они все ведь поехали не в Москву, а в Уфу. Это индикатор и та точка опоры, вокруг которой надо развивать соответствующую экосистему. Если бы у нефтяного университета было дополнительное общежитие, то мы бы цифру по иностранцам запросто увеличили.

Т.А.: Какова цена вопроса?

О.Б.: Разная. Есть ребята, которые идут учиться через Россотрудничество. Если мне память не изменяет, в Сирии по линии госсотрудничества выделяют 500 мест (дополнительно к бюджетным местам). Есть ребята, которые идут учиться за свой счет, есть те, которых компания направляет. 80-85% наших иностранных студентов обучаются на платной основе. Поэтому не стоит говорить, что набор иностранцев – это плохая практика.

_MG_4436.jpg

Фаниль Мазитов: Мы как частный вуз не сможем существовать, если студентов не будет. Есть у нас свой техникум, и ежегодно порядка 55% его выпускников поступают в наш вуз. Выпускников своего техникума мы не теряем. Возможно, некоторые из них уходят к вам, уважаемые коллеги, но в соседние регионы уезжают лишь 1,5%. 

_MG_4460.jpg

Фаниль Мазитов

Н.Ф.: Сейчас много говорят про профориентационные работы вузов. Когда я училась в школе, к нам приезжали представители республиканских университетов. Нас загоняли в актовый зал и рассказывали что-то общими фразами про свой вуз. Приезжали и московские вузы, представители которых показывали комнаты в общежитиях, подробно рассказывали про стипендии и прочие условия. Если кто-то из школьников уже решил, что уедет учиться в Москву, то представители вуза забирали копии его документов. Ребятам уже не приходилось несколько раз ездить туда-сюда. Может, вузам Башкирии стоит брать пример со своих столичных коллег?

О.Б.: Вы точно это подметили. Мы долго думали, что про наш вуз и так все хорошо знают. Только 3-5 лет назад поняли, что люди не до конца имеют представление о нем.

Н.К.: При нашем университете есть лицей №153. Ребята там учатся талантливые, и многие уезжают учиться в московские вузы. Однако, увидев столичную жизнь со всеми ее затратами, они возвращаются и переводятся в наш университет. Такая динамика тоже есть.

О.Б.: Если нет разницы, зачем платить больше? Это как раз тот случай. Я искренне считаю, что нецелесообразно поступать в московские вузы, особенно если речь идет о бакалавриате. Чтобы изучать математику, физику или химию на первом курсе, зачем ехать в Москву? Как говорят родители «возвращенцев», дешевле здесь заплатить за обучение, чем в Москве учиться на бюджете, потому что проживание и перелеты обходятся недешево.

_MG_4376.jpg

А.Г.: Большая проблема – нехватка общежитий. Из-за этого мы не можем принять иностранцев, абитуриентов из других регионов, даже абитуриентов из Башкортостана.

Н.Ф.: Иностранный студент, как я понимаю, должен автоматически обеспечиваться общежитием. При распределении койко-мест кто будет в приоритете – иностранный студент или студент из Зилаирского района?

А.Г.: Николай Константинович правильно сказал, что в вузах есть особый показатель по наличию иностранных студентов. Это общефедеральные требования, которых мы должны придерживаться. Поэтому мы бьемся за иностранцев. В то же время бьемся мы и за наших выпускников. Мы стараемся соблюдать баланс, чтобы обустроить и иностранцев, и своих. Эту проблему тоже необходимо как-то решать.

Г.М.: Иностранные студенты – это деньги. Чем больше иностранцев, тем больше они приносят денег. Эти средства потом идут на ремонт существующих площадей, на строительство новых корпусов. Такой вот положительный замкнутый круг. В итоге наступит момент, когда иностранцев будет практически 50% от общего числа всех студентов. Это глобализация образования, и Россия тоже двигается в этом направлении.


О.Б.: Запущен федеральный приоритетный проект «Экспорт образования», в рамках которого количество иностранных студентов должно утроиться до 2024 года. Это не только деньги, но и продвижение так называемой «мягкой силы». Получившие российское образование иностранцы будут в своей стране продвигать наши технологии, русский язык, они станут носителями пророссийских интересов. В рамках проекта заложено существенное финансирование строительства и создания инфраструктурных объектов, например, кампусов. Поэтому сейчас в Башкирии отрабатывается проект по созданию дополнительного студенческого городка, которым будут пользоваться не только иностранцы.

Т.А.: Недостаточно студента только обучить, его нужно еще и трудоустроить. Вузы, насколько я знаю, сотрудничают с крупными предприятиями, чтобы студент мог устроиться в конкретное место. Альбина Радиковна, расскажите, выпускников каких вузов вы ожидаете увидеть в рядах сотрудников своей компании? Хотелось бы, чтобы и представители вузов рассказали, с какими компаниями они сотрудничают.

Альбина Хазипова: Наш опорный вуз – это УГАТУ. Мы начинаем работу со школьной скамьи. К примеру, в школе Калининского района Уфы есть авиационные классы. Студентов вуза устраиваем на полставки на работу, чтобы они понимали нашу специфику. Но за последние три года работников из выпускников УГАТУ стало меньше.

Н.К.: Я раскрою секрет, почему так происходит. Три года назад от УМПО было около 270 целевых мест, а сегодня – лишь 100.

_MG_4483.jpg

Альбина Хазипова

Ф.М.: 85% наших студентов уже трудоустроены. Остается только трудоустроить школьников, которых мы выпускаем из техникума.

Г.М.: У нас 100%-ное распределение выпускников. Что касается программы «Земский доктор», того, что они отрабатывают пять лет и уезжают из села, то это личное дело каждого. Мы надеемся, что, как и обещал Радий Фаритович, будут расширяться программы стимулирования медработников, чтобы они получили не только подъемный миллион рублей, но и квартиру или дом, чтобы были перспективы и для их супругов.

_MG_4479.jpg

Т.А.: Проблема оттока талантливой молодежи все же существует? Что необходимо сделать руководству республики, чтобы ее решить?

А.Г. Если человек нацелен на Москву, то он уедет. Необходимо системно подходить к этому вопросу, начинать профориентационные работы еще в школе.

Н.Ф.: Вы сейчас говорите про предуниверсарии, которые открылись при УГНТУ и БГПУ?

О.Б.: Этот проект за год реализации показал свою успешность. Вуз оснастил учебно-методическим комплектом класс, его подключили к нашей электронной библиотечной системе. Самое главное – мы смогли вытащить школьника из привычной повседневности и перевести его в вузовскую среду. Из шести победителей и призеров олимпиад по химии четверо прошли через республиканский инженерный центр.

Н.К.: Для того, чтобы талантливые ребята не уезжали из Башкирии, есть несколько факторов: престиж университета, интересный учебный процесс, перспективы дальнейшего трудоустройства, комфортная среда проживания, учебы и отдыха. Если все это будет налажено, то ребята останутся в республике.

Г.М.: На помощь должны прийти и администрация города, и власти республики. Только так возможно создать комфортную среду: удобные дороги и развязки, хорошее освещение улиц, инфраструктуру, доступное жилье.





ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER



Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---


Опрос

8 сентября состоятся выборы на пост Главы Республики Башкортостан.За кого из кандидатов вы отдадите свой голос?

Пройти опрос


Происшествия



Загрузка...

Сексуальная пятница