cпецпроект


Общество


Бывший главврач Салаватского роддома: «Вся надежда была на Хабирова»

15:33 18 Марта 2019 | 18089
Автор: Марина КАРИМОВА
Все материалы автора

С 1991 года Владислав Беглов работал главврачом Салаватского роддома. После того, как роддом передали в частные руки, неожиданно для всех он ушел работать в другой город обычным акушером-гинекологом.

Бывший главврач Салаватского роддома: «Вся надежда была на Хабирова»
Фото: Марина Каримова

Мы поговорили с Владиславом Бегловым, и он рассказал нам свое видение того, что происходит в роддоме.

- Говорят, в последнее время уволились пять врачей, среди которых два неонатолога, то есть почти все, ведь их всего три было… как вообще будет работать роддом?

- О том, как будет работать роддом, надо спрашивать у концессионера и тех, кто курирует этот проект. А медики, да, они будут увольняться, - считает Владислав Беглов. - Когда концессионер вышел с просьбой разорвать концессию, ее надо было удовлетворить. Я сразу сказал, что если они оставят роддом в концессии, то коллектив просто уйдет. Что и происходит. А без неонтологической службы работать роддом в принципе не может. Конечно, можно погрозить оставшимся врачам (что уже делается – авт. мнение), что вот, мол, мы привезем врачей из Уфы, очередь к нам выстроиться. Но это просто смешно. Привезти специалистов из Уфы можно, но им надо платить, понимаете? Платить зарплату надо как полагается, а не так, как они могут. Я давно говорил, если правительство примет решение оставить концессионеров, это будет полный крах. Все врачи постепенно разъедутся. Они уже все, что можно, потеряли. Отпуска 28 дней - вместо 42. Зачем пахать на дядю? Город останется без роддома. Другой вопрос, а нужен ли он им. Может, его специально разваливают.

- Некоторые говорят, что роддом довел до такого плачевного состояния, в частности, бывший главврач... А концессионерам, якобы, досталось то, что досталось…

- Какой бред. Я слышал эти смешные разговоры. Ответственно заявляю: все слова о том, что ремонт не делался 40 лет – неправда! Любой врач, медсестра, санитарка – все это подтвердят. Мы всегда проводили ремонт – это видно по плитке, по тому, что там еще есть работающее оборудование – очень удобное, кстати, и качественное. Единственно, что за полтора года, как только Минздрав прекратил финансирование, так как он не может помогать коммерческим организациям, там резко все ухудшилось. Потому что в медучреждении нельзя не делать ремонт хотя бы год. Вы представляете, что там начнется? Я не про то, что они сделали ремонт в двух палатах. Я говорю про все помещение. Там такая разруха начнется. Впрочем, ничто не мешало концессионерам с их финансовыми возможностями за два года сделать ту же косметику. А их, как известно, штрафуют за то, что они красят стены прямо во время родов. Такие вещи, о том, что там делается, мне, как бывшему главврачу, больно слушать.

- В правительстве считают, что требования к концессионеру надо смягчить, раз в государственном учреждении нарушения не находили, а в частном нашли...

- Как говорили в Древнем Риме, «Закон суров, но это закон». За нарушения должны нести наказание те, кто взялся за это, без уступок. Особые условия – это не то, что они должны требовать к себе. Это то, что они должны обеспечивать тем, кто рожает, а также тем, кто там родился. У нас две жизни, за которые мы несем ответственность, а думать надо постоянно об этом, а не о том, как смягчить требования к себе.

- Может, думают о том, чтобы привлечь инвестора?

- И много привлекли? Полагаю, прокурорские проверки уже всё выяснили.

- Жители Салавата говорят, что их город богат на предприятия. Почему бы им не помочь роддому в ремонте?

- Не смешите, с концессионерами никто работать не будет. Мне, например, комбинат помогал. Был у нас гендиректор Дамир Шавалеев, который в детскую больницу за счет средств Газпрома («ГазпромНефтехимСалават») вложил 500 млн., отремонтировал там все, буквально, в позапрошлый год. Парк они сделали, лицей снабдили компьютерами. И все это - инициатива руководства «ГазпромНефтехимСалават». А некоторым людям из властных структур Салавата, а теперь и Белого дома, могу порекомендовать, не приписывать себе чужие заслуги!


gFZQZbjIiDM.jpg

«Решение передать роддом в частные руки – не мое решение»

- Вячеслав Иванович, о Салаватском роддоме сказано уже все. И все же хотелось узнать в целом ваше мнение, как вы относитесь к тому, что роддом теперь в частных руках?

- Решение отдать роддом было не мое. Его принимал бывший министр здравоохранения Башкирии Анвар Бакиров. В принципе, если бы все делалось так, как говорилось, как обещалось, может быть, все было бы хорошо. Если бы, повторюсь, все было сделано так, как обещалось!

- Что же пошло не так?

- Во-первых, когда были слушания в Салавате, нам всем сказали, что у нас будет не «организация», а «учреждение». В таком случае сохранились бы полные льготы и для сотрудников и для всех остальных.

- Обманули?

- Без комментариев.

- Судя по истории роддома, он постоянно претерпевал реорганизации. Был автономным некоммерческим учреждением (АНУ). Потом его присоединили к Салаватской городской больнице. А уже после он был передан в концессию ЗАО «Генус», которое сдало его в аренду АНО (автономной некоммерческой организации - прим.ред.) «Перинатальный центр». Получается, роддом уже был автономным. Что это значило?

- Понимаете, когда роддом был автономным учреждением, а не автономной организаций, все обстояло по-другому. Если это «учреждение», то оно допускает работу в системе здравоохранения. Есть ведь государственные учреждения – пусть даже автономные. Такие и мы были на протяжении нескольких лет. И были в это время очень богатыми. Ведь все решения принимал наблюдательный совет, где были представители города, министерств. Они знали, что нам нужно. Все, что мы хотели получить и сделать, мы это делали, потому что вопросы решались большинством.

- А кто входит в наблюдательный совет автономного учреждения?

- Сразу скажу, что руководитель учреждения не входит в наблюдательный совет. В него входят представители профсоюзов, ветеранов, Минздрава. Последний делегирован управлением Территориального Фонда ОМС, который находился в городе Стерлитамак. В наш бюджет было введено 4 миллиарда. Поэтому все ремонтные работы проводились регулярно. Палаты ремонтировались.

- Думаю, читатель понял, что такое «автономное учреждение». Но потом, когда роддом отдали в концессию, они стали «автономной некоммерческой организацией»? Поменялось слово – и что?

- Тут только догадываться. АНО – это организация, а не учреждение. В данном случае это негосударственная организационная форма, которая не проходит в рамках Пенсионного фонда и т.д. Значит, и торги не проходят, и анализ деятельности не проводится.

- Да, понимаю. Говорят, что 400 сотрудниц структур ГУФСИН и МВД не могут получить там медпомощь?

- Я предупреждал всех, что так и будет. Разве это было кому-то интересно, когда вот-вот должны были получить заветное разрешение? А ведь есть указ Президента РФ, что силовики не имеют права работать с коммерческими организациями. Теперь эти женщины, работающие в этих структурах, ездят в Стерлитамак. У МВД договор даже уже заключен с больницей. Выставляют счет больнице и реестр оплачивают – вот такой выход из ситуации.

О цифрах

- По поводу младенческой смертности уже многие говорили, что снижение ее идет во всех районах и городах Башкирии за счет того, что сложных детей возят в Перинатальный центр Уфы. Сказались ли укрупнение и маршрутизация на Салаватском роддоме?

- Раньше, до 2014-15 года, мы выхаживали по 10 и больше пятисотграммовых детей. Они у нас по 50 дней в роддоме лежали. При мне было 2000 родов в год. Это цифра - нормальная для нас. Потом количество родов снизилось на 1700-1800 родов, с учетом маршрутизации. А что сейчас? Двое тяжелых за почти два года? Поэтому если концессионеры хвалятся, что не допускают младенческой смертности, так погодите, один день у них лежат тяжелые дети – потом приезжает санитарная авиация с Уфы – их забирают. Это практика по всей Башкирии она идет, и Салаватский роддом – не исключение. Поэтому, когда мне говорят, мол, в Салаватском роддоме, в Архангельском роддоме и т.д. и т.п. снизилась младенческая смертность… Ну, это просто смешно, игра цифрами. А нагрузка, которую уфимские доктора несут из-за того, что со всех районов и городов Башкирии к ним возят сложных рожениц – она колоссальна. Если рассуждать дальше, то в этом и обратная сторона есть. Специалисты в районах сидят без сложной работы и теряют навык.

Но в защиту нашего роддома скажу, что состав неонтологический и акушер-гинекологический в Салавате сильнейший. Там такие виртуозы работают. Они владеют всеми видами помощи.

- На чем раньше зарабатывал роддом?

- Раньше, к примеру, в 2014-2015 году, в год роддом зарабатывал около 180 млн рублей с учетом родовых сертификатов. То есть около 160-165 млн выходило по фонду ОМС, и около 20 млн - это родовые сертификаты. Из которых 50% идет на зарплату, 50% - на закупку оборудования. Из этих денег мы покупали дыхательную аппаратуру, мониторы, расходку, и много чего другого. Проблем никаких не было. Роддом досрочно выплачивал все зарплаты. Это с учетом всех надбавок. Никакой текучки кадров не было. От 6 до 8 млн рублей у нас оставалось на конец года.

Из расходов больше всего уходило в ФОТ (Фонд оплаты труда – прим. ред.), это около 60% от всех средств. В сумме это около 8-9 млн в месяц, если посчитать в год – выходило 120 млн рублей.

- Что же тогда остается? Ничего не остается.

- Нормально все остается. Нам хватало, потому что у нас 4 слесаря было своих, свой сварщик. Ремонт своими силами обходился в 10 раз дешевле, чем нанимать строителей. Я еще успел сделать автоматическое отопление. То есть если на улице +8, автоматически отопление отключается, счетчики не крутятся. Мы на этом экономили порядка миллиона. Плюс мы одни из первых заменили лампы на энергосберегающие, получили +400 тысяч. А если такую же автоматику поставить в женской консультации, понимаете, какая экономия будет?

- В Салаватском роддоме было довольно мало пациентов. Так всегда было?

- Я не в курсе, что сейчас там происходит. Знаю только, что в прошлом году 79 рожениц было только из Салавата в Стерлитамаке. Еще помимо них 29 беременных ходили. А что им в родном городе то не ходить на консультацию, а что не родить там? Ишимбайские, которые должны были рожать в Салавате, – 93 рожениц приехали сюда рожать, проходили 33 беременных. Часть из системы МВД. Если концессию уберут, все вернется на круги своя. Вернутся все врачи. Одна надежда, что Хабиров примет верное решение.


ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---

Опрос

Нужно ли вернуть смертную казнь? Новость об убийстве 9-летней Лизы Киселевой в Саратове прокатилась по всей стране, вызвав волну негодования и призывы вернуть в России смертную казнь. Как вы считаете, нужно ли снять мораторий на смертную казнь?

Пройти опрос

Происшествия



Загрузка...

Сексуальная пятница