Прислать новость

Бывший главврач Салаватского роддома: «Вся надежда была на Хабирова»

15:33, 18 Марта 2019

| c20283

Марина КАРИМОВА

С 1991 года Владислав Беглов работал главврачом Салаватского роддома. После того, как роддом передали в частные руки, неожиданно для всех он ушел работать в другой город обычным акушером-гинекологом.

Бывший главврач Салаватского роддома: «Вся надежда была на Хабирова»
Фото: Марина Каримова

Мы поговорили с Владиславом Бегловым, и он рассказал нам свое видение того, что происходит в роддоме.

- Говорят, в последнее время уволились пять врачей, среди которых два неонатолога, то есть почти все, ведь их всего три было… как вообще будет работать роддом?

- О том, как будет работать роддом, надо спрашивать у концессионера и тех, кто курирует этот проект. А медики, да, они будут увольняться, - считает Владислав Беглов. - Когда концессионер вышел с просьбой разорвать концессию, ее надо было удовлетворить. Я сразу сказал, что если они оставят роддом в концессии, то коллектив просто уйдет. Что и происходит. А без неонтологической службы работать роддом в принципе не может. Конечно, можно погрозить оставшимся врачам (что уже делается – авт. мнение), что вот, мол, мы привезем врачей из Уфы, очередь к нам выстроиться. Но это просто смешно. Привезти специалистов из Уфы можно, но им надо платить, понимаете? Платить зарплату надо как полагается, а не так, как они могут. Я давно говорил, если правительство примет решение оставить концессионеров, это будет полный крах. Все врачи постепенно разъедутся. Они уже все, что можно, потеряли. Отпуска 28 дней - вместо 42. Зачем пахать на дядю? Город останется без роддома. Другой вопрос, а нужен ли он им. Может, его специально разваливают.

- Некоторые говорят, что роддом довел до такого плачевного состояния, в частности, бывший главврач... А концессионерам, якобы, досталось то, что досталось…

- Какой бред. Я слышал эти смешные разговоры. Ответственно заявляю: все слова о том, что ремонт не делался 40 лет – неправда! Любой врач, медсестра, санитарка – все это подтвердят. Мы всегда проводили ремонт – это видно по плитке, по тому, что там еще есть работающее оборудование – очень удобное, кстати, и качественное. Единственно, что за полтора года, как только Минздрав прекратил финансирование, так как он не может помогать коммерческим организациям, там резко все ухудшилось. Потому что в медучреждении нельзя не делать ремонт хотя бы год. Вы представляете, что там начнется? Я не про то, что они сделали ремонт в двух палатах. Я говорю про все помещение. Там такая разруха начнется. Впрочем, ничто не мешало концессионерам с их финансовыми возможностями за два года сделать ту же косметику. А их, как известно, штрафуют за то, что они красят стены прямо во время родов. Такие вещи, о том, что там делается, мне, как бывшему главврачу, больно слушать.

- В правительстве считают, что требования к концессионеру надо смягчить, раз в государственном учреждении нарушения не находили, а в частном нашли...

- Как говорили в Древнем Риме, «Закон суров, но это закон». За нарушения должны нести наказание те, кто взялся за это, без уступок. Особые условия – это не то, что они должны требовать к себе. Это то, что они должны обеспечивать тем, кто рожает, а также тем, кто там родился. У нас две жизни, за которые мы несем ответственность, а думать надо постоянно об этом, а не о том, как смягчить требования к себе.

- Может, думают о том, чтобы привлечь инвестора?

- И много привлекли? Полагаю, прокурорские проверки уже всё выяснили.

- Жители Салавата говорят, что их город богат на предприятия. Почему бы им не помочь роддому в ремонте?

- Не смешите, с концессионерами никто работать не будет. Мне, например, комбинат помогал. Был у нас гендиректор Дамир Шавалеев, который в детскую больницу за счет средств Газпрома («ГазпромНефтехимСалават») вложил 500 млн., отремонтировал там все, буквально, в позапрошлый год. Парк они сделали, лицей снабдили компьютерами. И все это - инициатива руководства «ГазпромНефтехимСалават». А некоторым людям из властных структур Салавата, а теперь и Белого дома, могу порекомендовать, не приписывать себе чужие заслуги!


gFZQZbjIiDM.jpg

«Решение передать роддом в частные руки – не мое решение»

- Вячеслав Иванович, о Салаватском роддоме сказано уже все. И все же хотелось узнать в целом ваше мнение, как вы относитесь к тому, что роддом теперь в частных руках?

- Решение отдать роддом было не мое. Его принимал бывший министр здравоохранения Башкирии Анвар Бакиров. В принципе, если бы все делалось так, как говорилось, как обещалось, может быть, все было бы хорошо. Если бы, повторюсь, все было сделано так, как обещалось!

- Что же пошло не так?

- Во-первых, когда были слушания в Салавате, нам всем сказали, что у нас будет не «организация», а «учреждение». В таком случае сохранились бы полные льготы и для сотрудников и для всех остальных.

- Обманули?

- Без комментариев.

- Судя по истории роддома, он постоянно претерпевал реорганизации. Был автономным некоммерческим учреждением (АНУ). Потом его присоединили к Салаватской городской больнице. А уже после он был передан в концессию ЗАО «Генус», которое сдало его в аренду АНО (автономной некоммерческой организации - прим.ред.) «Перинатальный центр». Получается, роддом уже был автономным. Что это значило?

- Понимаете, когда роддом был автономным учреждением, а не автономной организаций, все обстояло по-другому. Если это «учреждение», то оно допускает работу в системе здравоохранения. Есть ведь государственные учреждения – пусть даже автономные. Такие и мы были на протяжении нескольких лет. И были в это время очень богатыми. Ведь все решения принимал наблюдательный совет, где были представители города, министерств. Они знали, что нам нужно. Все, что мы хотели получить и сделать, мы это делали, потому что вопросы решались большинством.

- А кто входит в наблюдательный совет автономного учреждения?

- Сразу скажу, что руководитель учреждения не входит в наблюдательный совет. В него входят представители профсоюзов, ветеранов, Минздрава. Последний делегирован управлением Территориального Фонда ОМС, который находился в городе Стерлитамак. В наш бюджет было введено 4 миллиарда. Поэтому все ремонтные работы проводились регулярно. Палаты ремонтировались.

- Думаю, читатель понял, что такое «автономное учреждение». Но потом, когда роддом отдали в концессию, они стали «автономной некоммерческой организацией»? Поменялось слово – и что?

- Тут только догадываться. АНО – это организация, а не учреждение. В данном случае это негосударственная организационная форма, которая не проходит в рамках Пенсионного фонда и т.д. Значит, и торги не проходят, и анализ деятельности не проводится.

- Да, понимаю. Говорят, что 400 сотрудниц структур ГУФСИН и МВД не могут получить там медпомощь?

- Я предупреждал всех, что так и будет. Разве это было кому-то интересно, когда вот-вот должны были получить заветное разрешение? А ведь есть указ Президента РФ, что силовики не имеют права работать с коммерческими организациями. Теперь эти женщины, работающие в этих структурах, ездят в Стерлитамак. У МВД договор даже уже заключен с больницей. Выставляют счет больнице и реестр оплачивают – вот такой выход из ситуации.

О цифрах

- По поводу младенческой смертности уже многие говорили, что снижение ее идет во всех районах и городах Башкирии за счет того, что сложных детей возят в Перинатальный центр Уфы. Сказались ли укрупнение и маршрутизация на Салаватском роддоме?

- Раньше, до 2014-15 года, мы выхаживали по 10 и больше пятисотграммовых детей. Они у нас по 50 дней в роддоме лежали. При мне было 2000 родов в год. Это цифра - нормальная для нас. Потом количество родов снизилось на 1700-1800 родов, с учетом маршрутизации. А что сейчас? Двое тяжелых за почти два года? Поэтому если концессионеры хвалятся, что не допускают младенческой смертности, так погодите, один день у них лежат тяжелые дети – потом приезжает санитарная авиация с Уфы – их забирают. Это практика по всей Башкирии она идет, и Салаватский роддом – не исключение. Поэтому, когда мне говорят, мол, в Салаватском роддоме, в Архангельском роддоме и т.д. и т.п. снизилась младенческая смертность… Ну, это просто смешно, игра цифрами. А нагрузка, которую уфимские доктора несут из-за того, что со всех районов и городов Башкирии к ним возят сложных рожениц – она колоссальна. Если рассуждать дальше, то в этом и обратная сторона есть. Специалисты в районах сидят без сложной работы и теряют навык.

Но в защиту нашего роддома скажу, что состав неонтологический и акушер-гинекологический в Салавате сильнейший. Там такие виртуозы работают. Они владеют всеми видами помощи.

- На чем раньше зарабатывал роддом?

- Раньше, к примеру, в 2014-2015 году, в год роддом зарабатывал около 180 млн рублей с учетом родовых сертификатов. То есть около 160-165 млн выходило по фонду ОМС, и около 20 млн - это родовые сертификаты. Из которых 50% идет на зарплату, 50% - на закупку оборудования. Из этих денег мы покупали дыхательную аппаратуру, мониторы, расходку, и много чего другого. Проблем никаких не было. Роддом досрочно выплачивал все зарплаты. Это с учетом всех надбавок. Никакой текучки кадров не было. От 6 до 8 млн рублей у нас оставалось на конец года.

Из расходов больше всего уходило в ФОТ (Фонд оплаты труда – прим. ред.), это около 60% от всех средств. В сумме это около 8-9 млн в месяц, если посчитать в год – выходило 120 млн рублей.

- Что же тогда остается? Ничего не остается.

- Нормально все остается. Нам хватало, потому что у нас 4 слесаря было своих, свой сварщик. Ремонт своими силами обходился в 10 раз дешевле, чем нанимать строителей. Я еще успел сделать автоматическое отопление. То есть если на улице +8, автоматически отопление отключается, счетчики не крутятся. Мы на этом экономили порядка миллиона. Плюс мы одни из первых заменили лампы на энергосберегающие, получили +400 тысяч. А если такую же автоматику поставить в женской консультации, понимаете, какая экономия будет?

- В Салаватском роддоме было довольно мало пациентов. Так всегда было?

- Я не в курсе, что сейчас там происходит. Знаю только, что в прошлом году 79 рожениц было только из Салавата в Стерлитамаке. Еще помимо них 29 беременных ходили. А что им в родном городе то не ходить на консультацию, а что не родить там? Ишимбайские, которые должны были рожать в Салавате, – 93 рожениц приехали сюда рожать, проходили 33 беременных. Часть из системы МВД. Если концессию уберут, все вернется на круги своя. Вернутся все врачи. Одна надежда, что Хабиров примет верное решение.


ПОДЕЛИТЬСЯ