вчера в 15:13 | e0

Общество


Город упущенных проектов. Архитектор Ришат Муллагильдин о видении развития Уфы

12:28 13 Марта 2019 | 7854
Автор: Портал Proufu.ru
Все материалы автора

Наш земляк, известный архитектор, автор знаменитого проекта уфимского Конгресс-холла Ришат Муллагильдин - личность неординарная. Он много лет живет и работает в Японии, стал успешным благодаря своим работам за рубежом и в других городах России.

Город упущенных проектов. Архитектор Ришат Муллагильдин о видении развития Уфы

А вот на «исторической» родине, в Башкирии, кажется, недооценили своего земляка. В один из приездов Ришата Усмановича в Уфу мы поговорили с ним о том, каким сейчас он видит родной город и что еще кроме Конгресс-холла хотел здесь создать и почему это не удалось.

- Ваш пример - достаточно уникальный. Вы не просто живете в  этой стране, но и стали там успешны именно в своей профессии. Благодаря чему это получилось?

- Благодаря любви к своей профессии. Поступить в МАРХИ своими силами, а тем более для иногороднего – согласитесь, сверхзадача. Проходили только те, кто доказывал не только профпригодность, но и понимание сути архитектуры. Дух здоровой профессиональной конкуренции витал в стенах института всегда. Мы постоянно участвовали в конкурсах, в том числе и международных, и зачастую очень успешно. Это позволяло нам путешествовать по миру и получать уникальный профессиональный опыт. Все это, плюс знание английского языка, дали мне возможность попасть в команду легендарного урбаниста Ильи Георгиевича Лежавы, а в 1992 году я был назначен лидером российской группы в программе обмена МАРХИ и Шибаурского технологического университета в Токио. С участниками японской группы мы до сих пор находимся в прекрасных отношениях, дружим семьями, проводим вместе время. Многие из друзей находятся на руководящих должностях в крупных проектных и строительных корпорациях Японии.

В 1996 году от профессора Мияке-сан, курировавшего программу обмена в Японии, я получил предложение принять участие в конкурсе Министерства образования страны восходящего солнца на получение гранта на годовую стажировку по профессии. Подал заявку. Тогда я работал в Моспроекте-2, вел проекты как в Москве, так и в Уфе, поэтому, получив сообщение о победе в конкурсе Японии, больше месяца принимал решение, как поступить. А дальше – годичная практика в крупнейшей японской строительной корпорации «Kajima» по теме “Современное высотное строительство”, реализация знаковых проектов в центре и на периферии крупнейшего мегаполиса мира. По окончании стажировки принял решение поступить в докторантуру Шибаурского технологического университета, а чтобы было на что жить и оплачивать учебу, остался работать в качестве архитектора во второй по величине проектной компании Японии «Nihon Sekkei». За годы работы здесь было выполнено множество интересных проектов, в том числе высотное здание в самом центре Токио для компании «Matsushita Denko», владельца брендов «Panasonic» и «Pioneer».
Горд тем что в эти же годы мне удалось реализовать два значимых культурных проекта – это персональная выставка легендарного советского архитектора Константина Мельникова в галерее «МА» в Токио, признанной лучшей выставкой 2000 года, и бестселлер «Путеводитель по российской архитектуре», вместивший всю тысячелетнюю историю архитектурной культуры России.

Окончив докторантуру уже в университете Кейо, древнейшем университете Японии, я собирался совмещать архитектурную практику с преподаванием в университете. Но после победы в уфимских конкурсах на проект развития Южного склона уфимского полуострова, проект «Дома Дружбы народов» (это потом он стал Конгресс-холлом) и проект реконструкции ипподрома «Акбузат», пришлось легализовываться в республике, открывать фирму и налаживать производственный процесс.

- Конгресс-Холл теперь стал знаковым для столицы. Но в Уфе в свое время вы выслушали немало и хвалебных отзывов и потом, уже позже, откровенных ругательств – мол рухнет здание, непродуманно построили. Вот сейчас, спустя больше чем 10 лет, как оцениваете свою работу?

- Последовательность мнений обратная. Сначала был скепсис и негатив местной тусовки, а потом, когда проект высоко оценило и поддержало российское и международное архитектурное сообщество, когда здание заслуженно было удостоено высших профессиональных наград, став своеобразным рекордсменом, когда там были проведены масштабные исторические мероприятия, - вот тогда негатив, в большинстве своем искусственный, сошел на «нет».

Kongress-Holl-Ufa.jpg

Лучшее многофункциональное здание России 2007 года, подтвердило свою оценку через 10 лет, став лучшим конгресс-центром России. Только благодаря тому, что в Уфе было такое здание как Конгресс-холл, Башкортостан смог провести исторические саммиты. Это единственное здание, где поочередно прошли саммиты ШОС и БРИКС. Нам удалось разрулить потоки делегаций и обеспечить комфортные условия для работы. Экономия времени и бюджетных средств, возможность провести больше важных встреч, упрощение обеспечения безопасности и многое, многое другое – это то, в чем Конгресс-холл вне конкуренции. К сожалению, только через два года после проведения саммитов в Уфе я узнал, что оказывается Президент России Владимир Путин сказал тогда мэру Москвы Собянину, что такой конгресс-холл нужен и в Москве.

Я рад, что впервые удалось реализовать проект, основанный на архетипах башкирской культуры и в этом его основная ценность, в этом как раз и есть суть искусства архитектуры. А то, что оно себя оправдало в утилитарном, функциональном, конструктивно-инженерном отношении – это просто базис, который держишь в подсознании, когда решаешь более важные задачи профессии.

- У вас было виденье дальнейшего развития склона. Какое? Как вам идея превратить склон в площадку для массовых зрелищ?

В 2005-м году мы высказали свое мнение о развитии склона на конкурсе Минстроя РБ, который выиграли. В 2006 году данный проект был признан лучшим в России независимым жюри, в которое вошли звезды мировой и российской архитектуры. В нашей номинации Председателем жюри был известный урбанист Адриан Гейзе. Основными идеями нашего проекта были реабилитация ландшафта в комбинации вечнозеленого каркаса и деревьев сезонного цветения, а также деликатное встраивание в ландшафт высокотехнологичных зданий от звезд мировой архитектуры. Больше зелени, меньше архитектуры и изящная линия набережной, повторяющей изгиб естественного ландшафта.

755058907289369.jpeg

Мы как раз и предлагали использовать для массовых зрелищ естественный природный амфитеатр под открытым небом. Здесь предлагалось еще в юбилейные дни 2007 года провести гала-концерт наших известных земляков, включая Юрия Шевчука и Земфиру. Идея воплотилась только в 2013, но ,похоже, уже прижилась.

- Проект набережной реки Белой критикуется едва ли не всеми уфимцами. Что вы, как архитектор скажете об этом нагромождении труб и бетона? Предлагали ли свой проект на конкурс? А если нет, каким мог бы он быть?

- Набережная является неотделимой частью Южного склона уфимского полуострова. Я, являясь в то время, советником Президента РБ по вопросам архитектуры и градостроительства, инициировал заседание президентского совета по вопросу развития этой важной части города. Наш проект поддержали письмами в адрес тогда президента Хамитова президент Союза архитекторов России А.Боков и президент Международной академии архитектуры в Москве академик Ю.Павлов. В ходе совещания было принято решение к саммитам сделать набережную, а к вопросу реализации проекта всего Южного склона вернуться после их проведения. В итоге ФЖС (фонд жилищного строительства) пролоббировал свой вариант для получения средств из федерального бюджета, а реализовывала уже другая компания из структур Русгидро. Кстати, автор проекта ФЖС сейчас работает главным архитектором города Уфы.

123.jpg

Вариант набережной у нас был еще в проекте Южного склона. Мы не выходили в реку, не меняли фарватер, мы использовали естественный ландшафт, прижимаясь к материку. Там было четыре полосы для транспорта, велодорожки и спуски к реке. Мы также предложили два круглогодичных ресторана на воде с видовыми площадками. В целом у нас все было аккуратнее и скромнее при достаточной функциональности и уровне комфорта.

- После Конгресс-холла, вы больше ничего не построили в Уфе? По какой причине прекратилось сотрудничество с республиканскими властями?

- Ну нельзя сказать, что ничего. Параллельно с Конгресс-холлом, был реализован проект реконструкции ипподрома «Акбузат». К саммитам, правда с несколько изменившемся цветом фасада, был построен отель «Хилтон», реализованы четыре проекта в Баймаке. К 100-летнему юбилею республики должны возвести ипподром в селе Темясово.

Так получалось, что после завершения юбилейных торжеств чиновники находили множество причин, чтобы не расплачиваться за выполненные работы, даже после устного распоряжения Президента страны. А к конструктивному сотрудничеству мы всегда открыты и готовы работать на благо республики.

- Налаживается ли сотрудничество с новой властью, ведутся ли переговоры, что в проекте?

- Идет работа по возобновлению взаимовыгодного сотрудничества и привлечения инвестиций из Японии. Московские контакты также помогают привлечь финансирование для важных республиканских проектов. На стыке данной работы есть место качественным архитектурным решениям. То, что касается предложений – да, я готовлю официальное предложение Радию Фаритовичу по современному развитию архитектурной культуры и урбанистики региона. Уверен, что у руководства республики есть четкое понимания того, что качественная современная архитектура – это синоним качества жизни, ведь словосочетание «качество жизни» подразумевает все то, над чем неустанно работает наше правительство. Безусловно, свой опыт, знания и профессиональные связи мне бы хотелось в полной мере применить для современного развития родного города и республики в целом.

- Какие архитектурные ошибки, недочеты вы видите сейчас в Уфе? Как оцениваете город с точки зрения своей профессии?

Город плохо использует свою аутентичность, свой оригинальный ландшафт, последние годы был перекос в уплотнении застройки на уфимском полуострове, вместо того, чтобы осваивать территории заречий. Большой ошибкой считаю строительство административных зданий в историческом центре города, где должна создаваться самая комфортная атмосфера для жителей и гостей города. Вообще все казенные здания можно было бы переселить в построенный за рекой административный квартал, также на периферию вынести все производства из центра. Планы по переносу колоний, и тюрем уже реализуются.

Город наш протяженный, поэтому для современного развития транспортной системы нужно привлекать самый передовой мировой опыт. Например, современным развитием столицы Казахстана, Казани, Владивостока и Санкт-Петербурга успешно занимались японские специалисты. Президент Путин был очень доволен результатами.

Одним из вопросов комплексного развития транспортной системы может стать работа по развитию автономности районов города, чтобы уменьшить ежедневные потоки с юга на север. А комплексная ансамблевая застройка позволит создавать узнаваемый образ города.

Печально смотреть на город, в котором сохранилось мало исторического и почти нет ничего оригинального современного. Можно ли еще спасти город Уфа каким-то архитектурным решением? Что бы вы предложили построить здесь?

Проблема в том, что в республике и в России в целом статус профессии архитектора, которая напрямую связана с качеством жизни людей, предельно занижен. Нужно начать диалог архитекторов с обществом и людьми, принимающими решения. Как один из примеров повышения профессиональной культуры могу привести нашу концепцию развития Южного склона уфимского полуострова, где предлагалось высокотехнологичные объекты деликатно встроенные в ландшафт, отдать в разработку звездам мировой архитектуры. Мы готовы были привлечь в Уфу около десяти архитекторов. Шедевральные концепции под авторским надзором звезд реализовывали бы наши проектные мастерские, получая уникальный опыт, не выезжая из Уфы. Кроме 10-ти шедевров город и республика смогли бы получить мировой пиар (это бы мы тоже устроили), повысили бы свою инвестиционную и туристическую привлекательность. Увы, не случилось.

Еще один пример. Проект музея деревянного зодчества мы дополнили идеей восстановления исторических зданий национальными общинами республики с последующей передачей им на баланс. В проекте была международная деревня с традиционными усадьбами и садами стран партнеров республики. Посол Японии первым поддержал идею и заявил о готовности помочь в реализации проекта. Этот проект очень заинтересовал уфимский бизнес и мог быть реализован практически без бюджетных вливаний.

589b937b8920f7070f3d9fe9f6cd71b1.png

Так выглядят экспонаты Республиканского историко-культурного музея деревянного зодчества


Еще один упущенный проект - это музей археологии «город Башкорт» или «Городище Уфа-2», доказывающий, что нашему городу более 1500 лет. С безвременно ушедшим от нас Ниязом Абдулхаковичем, мы предлагали объявить международный конкурс, в котором предполагалось новый музейный комплекс объединить пешеходной зоной через улицу Октябрьской революции с комплексом Гостиного двора. Этот масштабный проект позволил бы уже совсем по-другому позиционировать нас на российской и международной арене. Вместо этого была представлена профанация из 16-ти студенческих работ, никак не отвечавших поставленным задачам. В жюри чиновников было больше чем участников конкурса. Мы официально выступили против данной профанации, а через несколько дней Нияза Абдулхаковича не стало…

553c01c7a7709e8e31a38b4c4c9e5e68.jpg

Состояние городища Уфа-2

Поэтому только настойчиво отстаивая, несмотря ни на что, статус своей профессии, налаживая диалог с властью и гражданским обществом, благо то, что оно становится все более образованным и требовательным, можно сохранить оставшиеся памятники, архитектурно-историческую среду и создавать современную конкурентоспособную архитектуру.

- В целом современная городская среда - какой одна должны быть?

Базовые требования – это экология, безопасность и комфорт. Далее идут эстетика, это уже дополнение несколько субъективное. И что немаловажно – это аутентичность. Города не должны быть похожи. У каждого города своя история, свой контекст. Поэтому архитектура, еда, товары и даже запах в разных городах должен быть разным. Я не против МЕГ, Ашанов, всяких Икей и МЭТРО но, когда они расположены на въезде в каждый город – это жутко.

- Есть ли связь архитектуры города с его туристической привлекательностью? Влияет архитектура на то, чтобы молодые и талантливые люди не уезжали из родного города, а хотели здесь остаться и жить?

Безусловно. Вы едете в ту страну и город, где есть всемирно известные памятники архитектуры или сохраненная оригинальная архитектурно-историческая среда. Когда я выбирал лучший советский вуз для обучения, преподаватель подготовительных курсов сказал, что безусловно МАРХИ, потому что в Москве просто гуляя по улице можно учиться архитектуре.

В моей юности город Уфа был красив, не было этих уродливых вставок между домами, этой повальной безвкусицы. Был неразрушенный исторический центр, проспект был построен по всем градостроительным канонам, включая и структуру зелени, про сталинскую архитектуру Черниковки можно тоже долго рассказывать…

У горожанина должно с детства формироваться чувство гордости за свой город, не только за его историю, но и за то как в нем живется, что можно показать гостям, где провести время в любовании природой, архитектурными памятниками, живописными местами для прогулок. А если еще создать условия для учебы и самореализации, то уверен, что молодежь не только будет меньше стремиться уехать, а многие другие захотят здесь жить и работать.

- Проекты японских архитекторов и проекты ваших русских коллег – в чем их принципиальное отличие? Какие технологии там сейчас применяют и как далеко они ушли от простого стекла и бетона?

- В ДНК каждого японца присутствует врожденное чувство высокой эстетики. Трехвековое затворничество позволило им создать свою неповторимую аристократическую культуру.

Другое принципиальное отличие – это педантизм во всем и комплексный подход к любой задаче. Постоянные исторические разрывы не позволяют нам мыслить поступательно на несколько лет вперед, а Япония трепетно хранящая свои традиции (а это и секреты мастерства, и древнейшие технологии производства), может решать сложные проблемы, выстраивая графики на несколько десятилетий вперед.

О японских технологиях можно говорить бесконечно, один из примеров – небоскреб, стеклами которого являются солнечные батареи, или тот факт, что уже два года по Японии катаются серийные автомобили и автобусы на водороде, а к Олимпиаде 2020 по Токио будут передвигаться летающие автомобили.

У нас в основном слепо копируют даже не изменяя, а в Японии много своего оригинального, а если и что-то заимствуют, то только для того чтобы сделать еще лучше. В этом, наверное, основное отличие. И то, что за последние десятилетия больше всего Плитцкеров (премия в области архитектуры -прим. ред.) получили японские архитекторы - говорит о многом.

 

Беседовала Ирина МОТОРИНА.

 


ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER



Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---


Опрос

По данным опроса Высшей школы экономики, 70% учителей становились жертвами травли со стороны учеников.Как вы думаете, в чем может быть причина?

Пройти опрос


Происшествия



Загрузка...

Сексуальная пятница