Подкаст про обучение в УГАТУ. Факультет авионики, энергетики и инфокоммуникаций



Общество


Осужденный ИК №9: «Мне вонзили в горло ножницы»

9:40 14 Февраля 2019 | 8157
Автор: Ирина ШИПУНОВА
Все материалы автора

Никто не говорит, что в исправительных колониях осужденных нужно гладить по голове. Но издевательство и избиения тоже не лучший метод воспитания.

Осужденный ИК №9: «Мне вонзили в горло ножницы»
Фото:komikz.ru

При ГУФСИН есть отдел квалифицированных психологов, которые следят за психологическим климатом в отрядах. Читают руководству лекции, как правильно организовать работу.

Но, видимо, в исправительной колонии строгого режима № 9, расположенной в уфимском Сипайлово, привыкли жить по-старинке, по понятиям. По мнению супруги одного из участников конфликта, о котором расскажем ниже, дисциплину в отрядах «держат» сами осужденные, которые якобы на короткой ноге с руководством. Это, как правило, физически крепкие и не обремененные угрызениями совести, осужденные в основном за убийства.

Этот беспредел стал известен благодаря Эдуарду Дибаеву, осужденному на два года за кражу. 14 января он позвонил домой и поздравил отца с днем рождения. И замолчал – не звонил, не писал. О том, что его избили, родственники узнали из материала информационного портала ProUfu.ru. Никто из начальства не сообщил родителям, что парень лежит в больнице.Но главное, по словам исполнителя «инквизиции» – осужденного Скачкова, он это выполнил по указанию начальника колонии Дениса Даньшина. Факт избиения оформили как акт аутоагрессии, мол, Дибаев сам нанес себе травмы.

Только почти месяц спустя родственнице удалось навестить Эдуарда в больнице при ГУФСИН. По ее словам, состояние его удручающее не только физически – он подавлен морально. Вот что он ей рассказал:

– В отряде стычки не редкость. За два дня до моего избиения подрались двое осужденных. Раньше у нас завхозом был Каштан (Пермаченко), но в новогодние праздники вместо него поставили Скачкова. За что избили, не знаю. Я был тише воды. 

14 января их было трое, один стоял на шухере, другие били куда придется руками и ногами. После Слон – здоровый мужчина – держал меня, а Скачков втыкал в горло ножницы.

Меня буквально отнесли в санчасть на территории колонии, поместив в отдельный бокс для «неадекватных», где пролежал четыре дня без чьей-либо помощи. Перевязку делал один из осужденных, а врача почти и не видел. 18 января меня обнаружили сотрудники ФСБ (слышал, как ходили по коридору, но врач сказал, что здесь никого нет). Я рассказал, как издевались, что все болит: отбили почки и селезенку, неделю не мог помочиться, изо рта все еще шла кровь. Они видели, что лицо заплыло от побоев, все в синяках. Только по их указанию меня перевели в больницу.

– У него два слегка заживших отверстия в горле и одно – возле уха, – продолжает родственница. Еще обнаружили черепно-мозговую травму, поскольку на одну сторону плохо видит и слышит. Я за него очень беспокоюсь. Ну почему он такой непутевый – семья-то у нас хорошая! Конечно, красть не хорошо, но в колонии отбывают наказание по более серьезным статьям. Мама у него уже пожилая, все время плачет. 

Восьмого февраля Общественная наблюдательная комиссия Башкортостана под председательством Олега Галина провела на территории ИК-9 внеплановую проверку и не нашла нарушений. Что не удивительно, ведь сопровождал комиссию начальник колонии  Денис Даньшин. А записи с камер видеонаблюдения почему-то были недоступны по техническим причинам.

Нарушения не выявлены, но есть неопровержимый факт – избитый осужденный. Кроме того, в социальные сети был сделан вброс карточек других избитых осужденных (своего рода личных дел с фотографиями и данными). К этой секретной картотеке имел доступ Скачков. По словам его жены Ксении, он по телефону сообщил ей о творящемся беззаконии и отправил как доказательство сфотографированные карточки. Есть они и у нас.

И еще хотелось бы позволить небольшое отступление. В крещенские праздники мы, представители СМИ, посетили ИК № 3 в Шакше. При входе у всех отобрали мобильники, даже у священнослужителя. Пояснили, что даже сотрудники колонии сдают телефоны. А вот у Скачкова телефон оказался при нем. 

– Муж в отряде № 10 был за завхоза. Этот отряд – особенный, сюда направляют неподдающихся исправлению. Считаю, что это Даньшин дал приказ, чтобы Эдуарда избили, он не первый и не последний, – говорит Ксения.

Сам Скачков отбывает наказание за убийство. По словам Ксении, сотрудники службы безопасности, которые занимаются расследованием, в прошлом сами работали в ИК, поэтому на стороне Даньшина. И, скорее всего, все пустят на самотек.

Сейчас супруга Скачкова и родственница Дибаева хотят объединиться, поднять общественность, дойти до федеральных каналов. Пока отправляют запросы в разные инстанции.

В любом случае версию избиения осужденного по указанию начальника исправительного учреждения еще предстоит проверить следственным органам.

Как прокомментировали в Следственном управлении Следственного комитета России по Башкортостану, по этому делу ведется доследственная проверка. Мы дозвонились до начальника ИК № 9 и попросили прокомментировать ситуацию. Но что-то пояснить подполковник внутренней службы Денис Даньшин отказался. Остался невыясненным и вопрос, за что избили Дибаева. 



ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---


Опрос

В выборах Главы РБ принимают участие довольно экзотические персонажи. Кого из них вы считаете договорными спойлерами Радия Хабирова?

Пройти опрос


Происшествия



Загрузка...